РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мужчина месяца: Юрий Грымов

В октябре на сцене РАМТа Юрий Грымов представит спектакль «Цветы для Элджернона».
Мужчина месяца: Юрий Грымов

Почему в жизни известного режиссера сегодня на первом месте театр, что он думает об отечественном кино, а также о браке, дружбе и своем будущем — в интервью для «ДО».

Юрий, поскольку журнал у нас женский, позвольте вопрос о вашей личной жизни: сколько лет вы в браке?
Скоро юбилей — 25 лет.

Что вы знаете о браке сейчас, чего не знали в юности?
Все, что я знаю о браке сейчас, я знал и раньше. Это мой второй брак. Он длится уже почти 25 лет. И мое представление о браке со временем не менялось. Оно изменилось сразу, когда женился в первый раз и через полгода развелся, — тот союз не совпал с моим пониманием о браке. А последние 25 лет все так.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ваших семейных фотографий почти нет в Интернете. Охраняете семью от внимания людей и СМИ?
Нет. Просто не вижу смысла показывать наши спальни. И себя на их фоне.

У вас есть семейная традиция?
Есть. И не одна. Например, мы никогда не отмечаем Новый год в одном месте дважды. За 25 лет ни разу не повторились. Всегда уезжаем: иногда за границу, иногда по России. Но новое место — обязательно.

Вы сейчас готовите постановку на сцене РАМТа. Почему именно театр, а не кино?
Все просто. Театр мне был всегда интересен. И у меня уже есть опыт постановки трех спектаклей: «Дали», «Нирвана» и опера «Царская невеста» Римского- Корсакова. А с кино и по кино все иллюзии закончились. Национального кино в России нет, думаю, что и не будет. Наш кинематограф не развивается. Инвесторы тоже не заинтересованы. Если вы не получили государственные деньги — все... И то, что снимается одна-две картины в год, а должно сниматься 400, дико.

Но какие-то деньги на кино все же выделяются?
Да. Выделяются. По любви... Тендеры происходят, но выигрывают их одни и те же люди... Поэтому с иллюзиями о кино я расстался. Хотя, надеюсь, что на время. Сегодня моя жизнь состоит из телевидения и театра. Я являюсь генеральным продюсером телеканала «Дождь». А творческая отдушина — театр. Причем сотрудничество это случилось неожиданно: позвонил Алексей Бородин, художественный руководитель РАМТа, и предложил мне что-нибудь сделать.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Вот так, предоставив полную свободу?
В театре всегда свобода. Иначе быть не может. В творческой зоне не существует несвободы. Вот на телевидении может быть несвобода, потому что ТВ — это индустрия, технологии, система и так далее. Но театр — единственная свободная площадка. И только в нем есть место экспериментам, новаторству — жизни. А иначе какой смысл зрителю идти в театр? Мой выбор пал на Дэниела Киза и его роман «Цветы для Элджернона». Ставить в шестьсот девятый раз «Вишневый сад» или «Три сестры» я не хо- тел. Считаю, в театр нужно привлекать новое.

Театр по численности зрителей, в отличие от ТВ и кино, меньше...
Конечно! Но и качество зрителя другое. У них нет комплекса, что я снял пять разных картин. И «мой» зритель, я отдаю себе в этом отчет, не смотрит фильм «Елки». Но мне и не надо. Я не достиг такого совершенства, чтобы миллионы людей разной национальности и возраста в одном порыве смотрели одно кино.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Хотя именно к этому — к единому порыву — и идет все кино.
К сожалению, к этому идут все масс-медиа. Общество потребления. Остался лишь театр. В театр зрители приходят, знаете, зачем? Чтобы посмотреть на себе подобных. На единомышленников. Человек, который идет в театр, ищет сообщество людей, которые могут оценить то, что происходит на сцене. И в моем понимании театр сегодня — это приобретение знаний о себе. Попытка разобраться во внутренних переживаниях. В кино таких людей приходит все меньше. Да и кино такого почти нет.

Но кино, как и книги, играет важную роль в воспитании.
Воспитанием детей сегодня занимаются исключительно родители. Государство, общество все больше и больше дистанцируется. Снимает с себя ответственность. Это касается и культуры, и науки, и образования. Именно поэтому я сейчас вынужден жить на две страны. Мой ребенок учится во Франции. И мои взгляды, скажу честно, тоже все больше направлены туда.

Антонина сама поступила?
Сама. Никаких звонков я не совершал. Она подала документы и на основании собеседования была зачислена. Получила грант на обучение. И знаете, что интересно: французы (мы сейчас говорим, в частности, о них) заинтересованы, чтобы у них учились такие дети. Моя дочь — отличница, победительница многочисленных олимпиад, кон- курсов. И они прямо говорят: «Нам такой ребенок нужен. У нее большое будущее».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Давайте вернемся к разговору о воспитании детей. Информационные технологии сегодня стали частью их жизни. Что делать?
Ребенок должен быть правильно ориентирован в этом пространстве. И правильно должны быть расставлены приоритеты. Невозможно удержать мальчика в возрасте 15 лет, чтобы он не смотрел на голую женщину. Невозможно! Но он должен понимать, что порносайты — это неприлично, и если он смотрит, то немного преступает черту доступного... Вопрос оценки, вопрос восприятия. И, если семья правильно расставляет приоритеты, в том числе и семейные ценности, ребенок будет воспитан верно... Ребенку нужно объяснить не только, сколько будет два плюс два, но и вопросы веры, отношений. И тогда не нужно будет бояться информации из Интернета.

В других интервью вы рассказывали об идее создания тематического ТВ, в частности, канала для детей. Ведется уже работа?
Я думаю над реализацией, пишу бизнес-планы, формирую контент. Не оставляю надежды создания двух каналов. Один — «Рублев» — будет православным. Второй — психологической разгрузки, призванный помочь людям от 6 лет и старше. Это мое ноу-хау — канал без слов. Только визуальный ряд. Его можно будет смотреть утром или использовать как «ночник». Сейчас ищем инвестора, чтобы запустить проект. А пока занят работой на телеканале «Дождь» и театром.

Есть ли у вас некая пропорция — сколько вы работаете и просто живете?
Я вообще не работаю. Я все время живу. И не понимаю трудоголиков. Те люди, кто кладет себя, здоровье, семью «на алтарь» работы, мне не интересны. Уже не интересны. Меня больше интересует то, что находится вне понятия «работа»: отношения, друзья, общение, знания. А работа... Когда бизнесмен говорит: «Я с 8 утра до часу ночи в офисе...» Я сочувствую ему. Дети взрослеют без тебя. Семья живет без тебя.

В Интернете — и в соцсетях, и в блогах — вы редкий гость. Нет времени на онлайнобщение?
Я пишу очень редко — когда хочется что-то сказать. И я очень аккуратно отношусь к увлечению интернет-общением. Для меня, как раньше, так и сейчас важнее и ценнее живое общение. У меня почти всегда дома гости. Я рад новым знакомствам, но «друзья» для меня нечто большее, чем лайки и перепосты.


Загрузка статьи...