Елена Подкаминская: «Свою вторую дочь я родила дома и запомнила это как счастье»

Актриса Елена Подкаминская недавно родила вторую дочку — дома. Мы спросили Лену, почему она выбрала домашние роды, домашнее обучение и что вообще значит для нее естественное родительство.
Мария Васильева

Елена, вы всегда так тепло и с большим пониманием рассказываете о детях и детстве — каким образом вы сформировались как мама, кто и что были вашими «институтами»?

Главный мой «институт по материнству» — моя семья. В детстве и юности мне повезло соприкоснуться с удивительными вещами в созданной папой школе искусств. Он считал важным для личностного и художественного развития ребенка полноценное включение в этот процесс его семьи. Главным критерием поступления в школу «Радуга» было не наличие у ребенка художественных способностей, а готовность родителей совместно с педагогами участвовать в воспитании, учиться понимать своего ребенка, помогать ему быть самостоятельным, свободным, радостным, ответственным и счастливым. Мамы, папы, бабушки и дедушки совместно с детьми музицировали, участвовали в постановках спектаклей и праздников. Я рано поняла, как важна включенность родителей в воспитание ребенка и как будущее счастье детей зависит от уровня культуры их близких.

В нашем прошлом интервью вы чудесно описывали атмосферу дома вашего детства. Вам удается воссоздать что-то подобное в вашей семье?

Атмосфера моего детства — нечто в самом деле уникальное и неповторимое. Мои родители были одержимо сосредоточены на воплощении своих идей в педагогике, и особый мир созданной ими школы искусств и мир нашей семьи переплетались и составляли некую целостность.

Карьера актрисы во многом, надо признать, гармоничной семейной жизни противоположна. Но дух той атмосферы любви, поклонения красоте, труду, уму и культуре я стараюсь не отпускать. Благо мои родители рядом и продолжают дарить флюиды своей души всем нам. Связь с ними неразрывная. С пятницы по воскресенье Поля находится у бабушки и дедушки и обожает все, что они делают. Это и занятие музыкой на инструментах орф-оркестра — ксилофоны, металлофоны, — и пение, и фортепьяно, и игры с бабушкой, и сказка на ночь от дедушки, где «по моему заказу» все проблемы Полиной жизни разыгрываются между героями и справедливо разрешаются. С папой я всегда нахожусь в диалоге по творческим проектам, а мама — апофеоз веры в меня, теплота, нежность и любовь. Ее призыв ко мне «Давай, Ты — Подкаминская!» способен в любой ситуации поднять меня на «баррикады»!

Вы являетесь приверженницей естественного родительства. Что вы понимаете под этим и как к этому пришли?

Все просто… О естественном родительстве я узнала от своей подруги, которая открыла для меня море литературы по этой теме: книги Мишеля Одена и Сирзов, «Теория привязанности и воспитание счастливых людей» Бриш, «Естественное родительство» Толмачевой и другие. И я зажглась, поверила. Интуитивно почувствовала: это — мое! И смело двинулась в путь. Результаты меня не просто радуют, но восхищают.

Естественное родительство обращено к главному — сохранить нить связи между ребенком и матерью, развить способность понимания друг друга, гармонизировать отношения. На это направлено все: и рождение ребенка в домашних условиях, и грудное вскармливание по требованию, и совместный сон, и чуткое внимание мамы к любому проявлению младенца, ее отклик и помощь в удовлетворении каждой его потребности. Возникающая эмоциональная связь рождает у ребенка уверенность, что его чувствуют и слышат, а маме помогает «договориться» с малышом, уберечь его от отрицательных эмоций и переключить на позитивный лад. Все, о чем я говорю, постепенно ребенка упорядочивает, и он начинает излучать свет. И с Полиной, и с Евой у меня так получилось.

Использовали ли вы слинг?

С Полиной слинг использовался повсеместно: и дома, и на улице, и на съемках. Она не принимала жизнь без телесного контакта и не испытывала восторга от пребывания в коляске. А вот Ева в коляске прекрасно засыпает, и мы почти обходимся без слинга. Я хочу сказать, что важно не формально подходить к индивидуальным проявлениям ребенка, а научиться его понимать и за ним идти. Но в начале, уверена, важно сохранить тактильную связь, которую ребенок воспринимает как спокойствие, любовь и счастье.

Что вас вдохновило на домашние роды? Чей-то близкий опыт или давняя мечта? Оправдались ли ожидания?

Уже тогда, когда я ждала Полину и обратилась к трудам Мишеля Одена, у меня возникла мечта о домашних родах. Но воплотить ее до конца я не решилась. В роддоме я находилась в палате «мягких родов» со своей акушеркой. Многое меня уже тогда разочаровало, но последней каплей стала попытка медсестры забрать у меня Полю, накормить ее молочной смесью и положить к дружно орущим малышам в детскую. Не дожидаясь выписки, я собралась и уехала.

Противопоставлять домашний и медицинский варианты деторождения я не хочу. Каждый волен выбирать свое. Просто для женщины, которая прониклась взглядами естественного родительства, атмосфера больницы неприемлема. Этот выбор, конечно, очень ответственен, и не думаю, что подходит для широкой практики. Нужно понимать, на что ты идешь, и быть хорошо к этому подготовленной. Дома я лучше чувствовала свой организм и сама вела роды с помощью опытной акушерки. Меня не подключали к датчикам, не стимулировали, не капали окситоцин. Для меня было важным переживание личной ответственности за рождение моего ребенка. Вся атмосфера рождения Евы дома для меня была удивительно уютной и спокойной. И я запомнила это как счастье.

Как думаете, чем отличается ваше второе материнство от первого?

Главные изменения я ощущаю внутри себя. Я чувствую, что стала более терпеливой и уравновешенной. Конечно, мое второе материнство накладывается на опыт первого — я многое уже знаю и учитываю. Однако не могу сказать, что иду по проторенной дорожке и повторяю пройденное. Нет! Все по‑новому. На это я себя настраивала и рада, что так и происходит. Второе материнство имеет еще одно отличие — мое родительское участие относительно моих девочек выросло в геометрической прогрессии. К примеру, часто бывает, что Поля на сон грядущий тоже сильно нуждается в моем внимании, и распределяться приходится сразу на обеих. В общем, силы и терпения черпаю из себя с удвоенным энтузиазмом.

Oбучение дома для Полины — почему вы выбрали именно его и в чем оно состоит? Как прошел первый год эксперимента? Довольны ли вы и Полина результатами?

Пока нам всем эксперимент с домашним обучением очень нравится. С Полиной по базовым предметам занимается прекрасный учитель, который ценит в ней ее индивидуальность. Все педагоги, преподающие Полине, яркие мастера своего дела, и Поля этим очень мотивирована. У нее продолжаются групповые занятия с детьми в «Сказочной школе» вне дома, где она занималась ранее. Я и папа Полины пытаемся создать условия, учитывающие и ее социальное развитие: без умения строить человеческие отношения и ориентироваться в их нравственном содержании взросления и зрелости не достичь. Так как я не сторонник случайных и неорганизованных влияний на моих детей, в начальную школу Полину я не планирую вести. А дальше посмотрим.

Что вы можете ответить людям, которые говорят: домашнее обучение вырастит из ребенка неженку, который неспособен справиться с тяготами внешнего мира?

Я думаю, это очень оторванное от жизни мнение, ориентированное на жесткую социальную адаптацию ребенка, а не на его индивидуальное развитие. Социальность и весь мир взрослой жизни присутствуют везде, и я не уверена, что непонятно какой детский сад или школа научат ребенка жизни. Это может, наоборот, исковеркать его психику и судьбу. Культура личностного подхода к ребенку в детском саду и школе порой настолько минимальна, что становится страшно за еще несформировавшийся детский организм и его душу. Я до сих пор чувствую в своем сердце «камни страха» при воспоминании о действиях некоторых учителей общеобразовательной школы, где я училась. Зло и несправедливость не являются «учителями жизни», а вот целенаправленное введение ребенка в культуру, сферу нравственности и ума гарантируют его подготовленность к жизни и способность преодолевать ее противоречия. Этим мы и стараемся заниматься по части образования Полины.

Ваш публичный образ — не из фильмов, а из интервью — производит впечатление нежности, домашности. Вы действительно такой человек?

Ну как вам сказать… Я огненная, испепелить могу кого угодно! (Смеется.) Домашний уют, обустроенность я очень люблю, но сейчас моя жизнь часто напоминает «переселение народов»! Я же везде беру с собой Еву — в театр, на съемки, на репетиции. Так что жизнь вносит в любовь ко всему домашнему значительные коррективы.

Если вы дома, что любите делать?

Обожаю целоваться, обниматься, танцевать со своими девчонками; хохотать, когда меня смешит муж; спать, когда меня никто не трогает; наблюдать за тем, как Ева открывает мир и Поля с ней играет.

Как вы возвращали форму после родов? И понадобилось ли это вообще?

Природа, слава богу, пока на моей стороне и со стройностью ничего плохого не сделала. Забавно наталкиваться на заметки журналистов о том, что я «показываю результаты регулярных походов в спортзал». На самом деле я там никогда не бываю. А вот форму, если говорить честно, держать непросто — очень не хватает сна, а это преобразуется в дефицит энергии. Постоянно мечтаю прикорнуть где-нибудь в углу, хотя капитальный ремонт, который сейчас ведется в нашем доме, мои надежды рубит на корню.

Как мы понимаем, вы уже вернулись к работе. Чем сейчас заняты, что происходит в профессиональной жизни?

Из нового я бы отметила начало съемок в телесериале «Другие» для канала «Россия 1». Мне интересно и ново играть роль героини, которая обладает экстрасенсорными способностями: гипнотическим воздействием, видением прошлого и будущего, врачебной диагностикой… В начале фильма, где Валя удивляет публику своим даром, ее замечает полковник НКВД и настойчиво предлагает сотрудничество. Отказ Вали становится трагическим переломом в ее судьбе и борьбой за право жить свою жизнь и защитить своего ребенка.

В апреле мы всегда говорим о возрасте — о том, как себя женщина чувствует в разные моменты своей жизни… Сколько бы мы ни цеплялись за мысль о прелестях каждого возрастного периода, контраст между всегда молодой душой и меняющими нас годами радости особо не приносит. В актерской карьере возраст определяет невозможность играть то, что по годам играть тебе уже поздно. В общем, грустная история. (Улыбается.) Но я до таких драматических переживаний еще не доросла. Напротив, сейчас я чувствую гораздо большую уверенность и в жизни, и в профессии. Понимаю, что удержание молодости, активности и силы требует большого труда и воли. Соразмеренное и гармоничное — не мой конек, но я пытаюсь совладать со своими стихиями и сделать свою жизнь более устойчивой.

Недавно вы стали лицом марки «Браун», как возникло это сотрудничество?

Я очень аккуратно отношусь к рекламным предложениям — в нашей профессии есть опасность «выйти в тираж», сместив акценты с творческой деятельности на бесконечные коммерческие проекты. Потому я стараюсь сотрудничать только с марками, в качестве продуктов которых я уверена. Предложение стать амбассадором Braun в России стало для меня неожиданным и лестным, конечно, я была уже знакома с этой маркой. И чем крепче становится наша дружба, тем больше я проникаюсь уважением к этому бренду и к людям, которые постоянно совершенствуют свои продукты, достигая невероятных результатов. Они с горящими глазами рассказывают об огромном количестве испытаний новинок перед выходом на рынок — и это не просто красивые слова: именно своим отношением к работе и к качеству того, что выпускается под брендом Braun, компания подкупает не только меня, но и, смею надеяться, миллионы женщин во всем мире.

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст