Интервью с Екатериной Вилковой

Екатерина Вилкова — одна из тех активных женщин, кому трудно отвлечься от работы и отдохнуть.
Дмитрий

Вырвавшись ненадолго из суматошного ритма съемок и репетиций, актриса Екатерина Вилкова поделилась с «ДО» своими мечтами об отдыхе.


Екатерина честно признается: она — из тех активных женщин, кому очень трудно отвлечься от работы и как следует отдохнуть, будь то дома или в отпуске. Ведь, пока у тебя каникулы, жизнь по‑прежнему кипит и так не хочется упустить что-то важное!


ДО: Екатерина, каким, по вашим представлениям, должен быть домашний очаг?


ЕВ: Первая моя ассоциация — та самая картинка, что висела в каморке у папы Карло. Я помню из детства свою книжку про Буратино, и там была иллюстрация с холстом и нарисованным котелком над огнем… Ну а если развивать тему и рассуждать о моем личном домашнем очаге и том, каким бы я хотела его видеть, знаете, это должно быть место, куда хочется возвращаться после сумасшедших рабочих будней. Там должно быть всегда тепло и сухо…


ДО: Чтобы кто-то ждал?

ЕВ:
Конечно! Там должен быть какой-то мир, а не просто прекрасная теплая комната с батареей. Не обязательно, чтобы жизнь текла там тихо. Она может быть разной! Главное, чтобы тебе самой там было комфортно, и не важно, насколько эта комната будет набита народом.


ДО: Гостей часто приглашаете?


ЕВ: Я люблю гостей. Но в последнее время редко получается кого-то принять, обычно я сама хожу в гости. По правде говоря, я даже не припомню, когда в моей квартире в последний раз были посторонние люди.


ДО: Виновата ваша занятость?


ЕВ: И занятость, и хлопотность. Принимать гостей, на мой взгляд, задача очень непростая. Надо посвятить целый день (а лучше два!) подготовке, хорошенько прибраться. Я ведь не могу позволить себе позвать людей просто так, в мой творческий хаос. Быт, в силу все той же пресловутой занятости, у меня еще не налажен, и иногда в квартире сильно бросаются в глаза «последствия ядерной войны»… А потом, конечно, приготовить что-то вкусное, похвастаться своими кулинарными возможностями.


ДО: Любите готовить?


ЕВ: Иногда — люблю. Иногда — получается. Мне кажется, что в приготовлении тех или иных блюд нет ничего сложного. Скажу больше! Я уверена: уметь готовить — это сродни умению ходить… Возможно, с первого раза не удастся блестяще приготовить какое-нибудь прекрасное суфле… Но, скажите, вы много встречаете людей, которые хотя бы раз в неделю готовят суфле или крем-брюле? Я что-то не припоминаю таких.


ДО: В детстве, в семье ваших родителей, было понятие «очаг»?


ЕВ: Я бы не сказала, что мы по вос- кресеньям собирались за большим круглым столом и чинно обедали всей семьей. Но семейные ценнос-ти, разумеется, были. Мы старались всегда вместе поужинать, да и вообще много времени проводили семьей. В эти мгновения мы общались. При необходимости мирились… Думаю, в этом и заключается домашний уют.


ДО: Какие-то традиции из детства перешли в вашу жизнь?


ЕВ: Традиций было немного. И поэтому мне хочется придумать свои собственные. А в семье у родителей самыми главными традициями, на мой взгляд, были свобода и любовь. Вот так, одновременно! Все друг друга любили, но при этом не посягали на личностное пространство, и каждый сохранял право быть самостоятельной единицей. Может быть, так складывалось потому, что у папы и мамы было много дел, они работали, а мы с братом существовали сами по себе — без нянечек, без модных в наше время совместных выездов на каникулы… И, несмотря на свою независимость, мы чувствовали себя невероятно защищенными и любимыми детьми. И уж конечно никогда не возникало мыслей об одиночестве или тем более депрессии — такие слова нам были незнакомы.


ДО: Выходит, у вас было вполне благополучное детство?


ЕВ: Скажем так: всякое бывало. Нас с братом часто воспитывали ремнем, но мы отлично понимали, что сами до этого доводили! И если мы что-то делали, то заранее знали, что может влететь…


ДО: Все-таки ваши родители были суровы?


ЕВ: Справедливы! А еще я бы не сказала, что у нас безумная близость с родителями. Мы никогда не выдумывали друг другу уменьшительноласкательных имечек, не сдували пылинок. Нет! Этих сладких пирожков с повидлом у нас не было. Были ржаной хлеб и сухари. Зато очень вкусные и в большом количестве!


ДО: А когда вы покинули родной дом, страшно было?


ЕВ: Не страшнее, чем любому нормальному человеку при смене места жительства. Пожалуй, если мне сейчас пришлось куда-то переселяться, опасений возникло бы гораздо больше, чем в те годы! А в 19 лет ищешь приключений: «Ах, как интересно! Ах, общежитие! Снимать квартиру с подружкой! Одна большая дружная семья!..» А сейчас заставь кого-нибудь из нас снимать квартиру с подружкой… Я прошла через все эти ипостаси и сполна хлебнула и плюсов, и минусов этой «романтики».


ДО: Как вы любите отдыхать?


ЕВ: Я вообще люблю отдыхать. И понимаю, что безумно, очень сильно хочу отдохнуть. Порой ловишь себя на мысли: до слез не хочется разгребать ворох дел или куда-то ехать. Ведь даже на несколько часов совместной работы, пускай это фотосессия или интервью, ты должна открыться, по‑ казать себя людям, которые приехали с тобой работать, увлечь их. А зачастую от усталости на это не хватает сил. Поэтому на ваш вопрос я отвечу так: я просто очень люблю отдыхать. И хочу отдохнуть до такой степени, чтобы от отдыха тошнило, и когда появится дикое безудержное рвение снова отправиться «к людям», в гущу событий, вот тогда я смогу сказать: «Я полноценно отдохнула!» Но, увы, пока я не могу планировать такой отдых. Порой я не знаю даже, что меня ждет к концу рабочей недели. Мы живем в такое суматошное время! Чтобы встретиться с человеком, нужно сначала обсудить ваше намерение встретиться. Потом назначить дату и время. Триста раз созвониться, потому что у всех свои дела! А если нужно в одном месте собраться больше чем с одним человеком… Знаете, у меня ощущение, что тогда просто надо купить себе всех этих людей, чтобы они были «твоими». Вот только тогда получится соединять их в одном пространстве. И иногда наступают такие моменты, когда хватаешься за голову и говоришь себе: «Зачем я зарабатываю деньги, если на то, чтобы пожить, просто не остается времени?»


ДО: Похоже, вам действительно пора отдохнуть…


ЕВ: Если бы мне дали сейчас месяц отдыха… Я намеренно говорю «дали». Потому что это означает не «ты взяла и самоустранилась на месяц», а к тебе пришли и сказали: «Этот месяц ты отдыхаешь». И ты гарантированно знаешь, что не пропустишь никаких важных событий, ничто не пройдет мимо тебя. А мне, как многим современным людям, присуща такая «жадность» до работы, что я наверняка буду себя есть поедом: «Ага! У меня были все шансы в руках, а пока я отдыхала, это сделала артистка N. А я могла бы напрячься чуть-чуть, ничего бы со мной не случилось!» Вот это, постфактум, пресловутое «я бы тоже смогла!» иногда со мной происходит, хотя чаще всего понимаю, что от обилия нагрузок ничего бы я уже не смогла сверх того, что сделала. Помните, как в школе: ка- никулы три месяца, никто не учится, школа не работает.


ДО: Как вы проводили каникулы?


ЕВ: Ехала на две смены в пионерлагерь. А что ребенку делать, когда родители работают? Отдыхала на полную катушку. Но никогда не доходило до того, чтобы из лагеря выгнали. Баловаться надо умеючи, чтобы было весело, но без серьезных последствий и без папиного ремня! У нас были и бурные королевские ночи. И вши!


ДО: Ужас!


ЕВ: А как вы думаете? Когда в одной палате живут 15 человек, одна расческа на всех, и хорошо, если ты хотя бы дважды за смену ей воспользуешься… Мне кажется, из лагеря все приезжали с этими милыми зверушками в волосах…


ДО: А еще с историей об очередной летней лагерной любви?


ЕВ: С этим было сложнее, потому что по законам жанра тот, кто нравился, не особенно обращал на тебя внимание. И вот мы ходили по пятам друг за другом, а потом обсуждали с подружками: «Ты его видела? Куда он пошел?!» И все это наполняло жизнь смыслом, а иначе приходилось занимать себя всякой скукотищей, например, ужасными спартакиадами! И всем этим коварным мальчишкам не приходило в голову, как это приятно: когда ты идешь на дискотеку и знаешь, что тебя пригласят на танец. Ради этого наряжаешься. Да ради этого ты вообще в лагерь приехала!


ДО: Какая вы на самом деле?


ЕВ: Ой! Откровенно говоря, я очень плохая! Злая, капризная, ленивая. Список очень длинный. Раньше я считала себя хорошим человеком, а сейчас уверена, что мне есть над чем работать! Это мешает и мне, и окружающим, но я пока не знаю, как с этим бороться.


ДО: Не проще ли сказать: любите меня такой, какая я есть? Я капризная прекрасная принцесса?


ЕВ: Нет, это тупик. Человек не должен быть таким, тем более женщина. Я считаю, что Женщина — это прежде всего смирение, терпение, умиротворение. Она может быть взрывной, но внутри нее должно быть умиротворение. Рядом с такой женщиной мужчине комфортно. Ведь его задача — гоняться за мамонтами. А женщина встречает его у очага и успокаивает: «Ничего страшного! В этот раз не поймал мамонта, в следующий раз принесешь хотя бы куропатку». В идеале это выглядит именно так.


ДО: А дети в эту картинку мира вписываются?


ЕВ: Конечно! Ради этого и стоит жить и мужчине, и женщине! Бессмысленно сидеть на своих миллионах или на чемоданах с одеждой, на бриллиантах, машинах и яхтах. На книгах, журналах и дисках с фильмами тоже не усидишь долго. Пару недель, которые фильм идет в кинотеатре, будет работать «сарафанное радио». О тебе все будут говорить. А потом люди не вспомнят ни названия картины, ни, тем более, твоего имени. Все это — короткие дистанции, которые не имеют ничего общего со смыслом жизни. Я считаю, смысл — в тех, кто бегает вокруг тебя, просится на ручки, заглядывает в глаза, ждет тебя дома и называет тебя мамой…


ФОТО: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ЕКАТЕРИНЫ ВИЛКОВОЙ

Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст