Дарья Повереннова. На встречу новым впечатлениям

Она удивительная: в общении — легкая, но в ее ответах — глубокий смысл.
Дарья Повереннова. На встречу новым впечатлениям

Признается, что любит контролировать ситуацию, при этом жаждет новых впечатлений и знаний. Верит в женскую дружбу, но мужское общество ей интереснее. Впрочем, Дарья вовсе не выглядит противоречивой натурой, напротив, она точно знает, чего хочет.

ДО: Вы любите контролировать ситуацию? Дарья Повереннова: Да, люблю. Мне просто нравится, когда я понимаю, что происходит, когда я не понимаю, что происходит, мне это не нравится.

ДО: А бывают ситуации, когда вы абсолютно растеряны и полагаетесь на интуицию, эмоции? ДП: Конечно. Я полагаюсь на интуицию (у меня она развита) и какие-то знаки. Ну и на советы друзей, безусловно.

ДО: С дочкой о чем-нибудь советуетесь? ДП: Обо всем. С дочкой обо всем! Абсолютно. И работа, и личная жизнь, и ее жизнь. Мы — подруги. Для многих фигура матери очень далекая и значительная. Но я с первых дней материнства хотела, чтобы мы с Полиной в первую очередь стали подругами и лишь потом — мамой и дочкой. Но при этом мне было важно, чтобы Полина относилась ко мне с уважением, пиететом, чтобы я была для нее авторитетом. Мое мнение, мое слово, мое решение. Чтобы она меня слышала. И чтобы мы стали близкими людьми. Я надеюсь, что так оно и есть.

ДО: Вы с ней часто вместе отдыхаете? ДП: Раньше мы это делали каждый год, естественно. Потом Полине стало интереснее отдыхать со своими друзьями. Еще позже — со своим молодым человеком, что тоже совершенно естественно. Но иногда она мне говорит: «А поехали-ка куда-нибудь вместе». Я отвечаю: «Здорово, что ты хочешь со мной поехать, мне приятно».

ДО: И куда вы в последний раз отправились? ДП: Были в Греции. На полуострове Халкидики, в прошлом году, на майские праздники.

ДО: А раньше куда ездили с ней отдыхать? ДП: Когда дочка была маленькой, ездили в Турцию, для семейного отдыха это идеальное место. Может, конечно, сейчас уже все там поменялось, но тогда было комфортно и удобно: много русских детей, все дружат между собой, есть няни… Потом ездили в Европу: Испания, Италия. В Америку Полина уже сама поехала.

ДО: Назовите, что вам особенно нравится в Полине. ДП: Многое! Во‑первых, она мудрая девушка и у нее чистое восприятие. Это мы, взрослые, что-то думаем, складываем в уме пазлы, взвешиваем: надо ли, правильно ли… У юности все проще. Вот вопрос — вот ответ, как оно есть. Еще Полина очень гостеприимная. Мне это ее качество очень нравится. Она любит собирать друзей дома, накрывает стол для них.

ДО: А готовить вы ее научили? ДП: Сама! Помню, сетовала: «Я не умею готовить». Я отвечала: «Полина, не переживай, всему свое время: тебе это или понадобится, либо будешь вынуждена, либо просто захочешь». Она сначала захотела, ну а с появление в ее жизни молодого человека уметь готовить стало необходимостью. Сейчас она готовит прекрасно, но и ее молодой человек тоже готовит хорошо.

ДО: Вы его одобряете? ДП: Да, хороший парень. Они одногруппники. Вижу, что он любит Полину, а Полина любит его.

ДО: Они уже видят какое-то совместное будущее? ДП: Лично я не форсирую события. Как они скажут, так и будет, я приму любой их выбор. Это их жизнь, их отношения, если будет нужна моя помощь, всегда помогу. А куда-то подталкивать, что-то делать — нет. Я могу их от чего-то уберечь, сказав: «Будьте осторожны». Но пусть делают так, как считают нужным, главное, чтобы все было по‑честному.

ДО: Да самое плохое, когда дети врут родителям… ДП: Полина вообще никогда не врет. Этому я ее научила — абсолютно точно. Сначала, когда она была маленькая, говорила, что я волшебница и все знаю. Позже объясняла: «Бессмысленно обманывать — что бы ты ни сделала, если честно расскажешь, я никогда не буду тебя за это ругать. Мы с тобой можем поговорить, я могу тебя пожурить, но ругать не буду. За правду никогда не буду. Конечно, лучше не делать сомнительных вещей, потому что за них надо будет ответить». Я с ней с детства разговаривала как с вами, как со взрослой, и она меня слышала. Я не сюсюкала никогда, не морочила ей голову мифами. Говорила, как есть.

ДО: Полина уже поняла, кем хочет быть? ДП: Не до конца. Она хоть и учится на четвертом курсе факультета журналистики МГУ, но журналистом вряд ли станет. Сейчас она уже работает у Марины Демченко в Fashion collection помощником редактора отдела моды. Ей мода интересна. Еще она увлекается фотографией. Одна из ее съемок даже напечатана в английском журнале. Еще знает испанский язык…

ДО: Но вы что ей советуете? ДП: Я советую ей развиваться так, чтобы быть независимой и самостоятельной. Не зависеть от работодателя или мужчины, а самой себя обеспечивать. Мне кажется, она может и объединять людей, и организовывать процесс, у нее креативные мозги.

ДО: А если дочка захочет стать актрисой? ДП: Нет, это не ее. Она более «вещь в себе». Я тоже не особо открытый человек, но мне нравится актерство, что-то представлять, придумывать, играть роль, я получаю от этого удовольствие. Ей же нравится быть самой собой все время.

ДО: Дарья, как вам кажется, у женщины есть какое-то главное предназначение? ДП: Безусловно. Женщина в первую очередь обязательно должна стать матерью. Обязательно! Не знаю, как насчет «хранительницы семейного очага», у меня вот не получилось… в силу профессии. И мне кажется, артистки чуть лукавят, когда говорят, что, выбирая между семьей и работой, голосуют за семью. Это невозможно. Специфика работы предполагает непостоянную и неожиданную занятость, командировки и длительные гастроли, съемки и экспедиции. В таких условиях сложно оставаться хранительницей очага. Но очень хочется поставить знак равенства: и семья, и работа.

ДО: Родные помогали вам в воспитании дочки? ДП: Конечно. Полина почти каждое лето проводила на даче у дедушки с бабушкой (родителей мужа). И я им буду благодарна до конца дней, они заложили крепкий фундамент. Привили ей любовь к чтению, и теперь между телевизором и книгой Полина всегда выбирает книгу — это абсолютная заслуга бабушки. Помню, как только появились электронные «читалки», дочка тут же сказала: «Мама, хочу такую».

ДО: А у вас есть какие-нибудь популярные гаджеты? ДП: Да, iPad — он практически всегда со мной. У меня есть традиция: на грим сажусь всегда в наушниках, слушаю музыку — это мое время. Мне не нравится болтать или слушать, что происходит вокруг. Лишняя информация мне не нужна.

ДО: Какую музыку вы любите? ДП: Хорошую. У меня много всякой и разной. Обожаю Земфиру. Сейчас заслушиваюсь Адель. Челентано… купила пять сборников с его песнями! Обожаю классику: Моцарта, Вивальди. В целом, я достаточно всеядна в музыке, но я люблю, чтобы исполнитель был личностью, работал не в потоке: Леди Гага, Мадонна, Майкл Джексон.

ДО: Вы предпочитаете какой-то определенный стиль в одежде? ДП: То, как одета сейчас, этот стиль и люблю. (Дарья в джинсах, на каблуках, в красивой блузке и кожаном пиджаке. — Прим. Ред.) Я его называю спортивно-элегантный. У меня сложные отношения с вечерними платьями, я в них чувствую себя почему-то не очень защищенной. Плюс они предполагают определенную манеру поведения — типа «хрустальная женщина», а это немножко не про меня. А вот джинсы и каблуки — про меня.

ДО: Настроение играет роль при выборе одежды? ДП: Я — Близнецы, и настроение у меня часто меняется. Бывает, вечером решаю: «Завтра надену это». Но просыпаюсь и понимаю, что не хочу это надевать. А бывает, вообще не понимаю, что мне надеть. Точнее, что мне нечего надеть. (Улыбается.) Проблема, знакомая многим женщинам.

ДО: У вас хорошая фигура. Это результат фитнеса или диет? ДП: Просто чувство меры в еде. Хотя у меня случаются и срывы. Но в целом — сила воли плюс характер. Есть люди, которые могут есть все, но это не про меня. Мне надо за собой следить.

ДО: Дарья, как за собой ухаживаете? ДП: Как все. Не забываю, что у женщины должны быть ухоженные руки, ноги, голова. И для этого все средства хороши: косметологи, уколы, процедуры — почему нет? Косметология настолько шагнула вперед, что при наличии средств можно хорошо выглядеть в любом своем биологическом возрасте. Главное только — о чувстве меры не забывать. Домашний уход тоже приветствую. Я, например, дома делаю маску из сметаны. Пока пью кофе утром, десять минут сижу со сметаной на лице. Во‑первых, она холодная и освежает, а во-вторых, хорошо отбеливает кожу.

ДО: За волосами как ухаживаете? ДП: Каждый день мою голову. Счастливы те женщины, у которых после сна прекрасная прическа, у меня не так. У меня с утра черти что на голове. Но помимо этого, если я не помою голову утром, то мне кажется, не проснусь. После душа наношу средство для укладки. Мне нравится моя нынешняя стрижка. Хотя мужчины, конечно, любят длинные волосы.

ДО: Какие духи вам нравятся? ДП: Сейчас полюбила сладкие запахи и «подсела» на аромат Love от Kilian. Еще люблю Jo Malone, мне нравится, когда можно комбинировать ароматы. Мой вечный запах — Narciso Rodriguez в черном флаконе.

ДО: Дарья, когда говорили о дочери, вы упомянули, что у нее много друзей. А у вас много подруг? И верите ли вы в женскую дружбу? ДП: У меня есть подруги. Не много, но мне достаточно. Три из них из моего детства. С одной, Машей, мы дружим с восьми лет, с Наташей (она сейчас живет в Барселоне) дружим с пятого класса, третья подруга живет в Италии, и мы с ней с 9-го класса. Есть подруги и недавно приобретенные. Что же до веры в женскую дружбу… Был период, когда я сама отгородилась от подруг, мне казалось, мне это не нужно. Но потом вывела формулу, что мужчины приходят и уходят, а подруги остаются, поэтому ими стоит дорожить. Особенно теми, кто со мной из детства и ранней юности.

ДО: Скажите, с кем-то из актрис вы близки? ДП: Приятельствую со многими. Но с мужчинами дружу более охотно, мне с ними интереснее общаться.

ДО: Почему? ДП: Они умнее, больше знают. У нас, женщин, женские заботы, на которые мы тратим время, а мужчины тратят это время на себя, на развитие, и поэтому с ними интереснее проводить время. И потом, это же всегда приятно, когда тебе делают комплименты…

ДО: За что вы больше всего любите свою профессию? ДП: За разнообразие и новизну. Это самое ценное в актерстве. Не могу представить, как бы я приходила каждый день в одно и то же место и делала бы одно и то же… Плюс это всегда новые знакомства, новые знания, эксперименты — делаешь то, чего раньше никогда не делала. И даже в театре Маяковского, в котором я служу уже 20 лет и играю спектакли не первый год, есть эта новизна. Каждый выход на сцену отличается от предыдущих…

ДО: Вам больше нравится играть в кино или в театре? ДП: Не могу сделать выбор в пользу чего-то одного. И артисты, которые говорят, что им театр не нужен, думаю, лукавят. В целом же, к сожалению, кино сегодня нередко делается быстро, на какие-то вещи закрываются глаза. В кино ты прикрыт монтажом, операторской работой, музыкой. В театре же все зависит только от тебя. Гораздо больше ответственности.

ДО: В театре актеры много отдают зрителям, как вы после этого восстанавливаетесь? ДП: Отдыхаю: друзья, общение, кино. Но главное — надо уметь отделять себя от профессии. Как только заканчивается спектакль, актер должен стать собой и перестать быть персонажем из пьесы. Более того, если артист не может оградить себя от своего образа, с ним начинают происходить события, как и с его персонажем, но уже в жизни. Это тонкая профессия, в ней много метафизики, о которой нельзя забывать.

ДО: У вас есть актеры-кумиры? ДП: Наталья Георгиевна Гундарева. Великая была артистка и великая женщина с очень сложной женской судьбой. При этом она была открыта людям, очень профессиональна, в любой роли убедительна и ясна… Из американских артистов, конечно же, таю от Де Ниро, Аль Пачино. Но вообще американские артисты работают не так, как мы. Они, что бы ни играли, работают честно.

ДО: У вас есть хобби? ДП: Мое хобби — английский язык. Я, к сожалению, не умею рисовать или писать стихи, но мне нравится учить, точнее, вспоминать язык. Сейчас занимаюсь с замечательным педагогом из МГУ. Когда что-то учишь, переводишь, отвлекаешься, узнаешь новое. Еще я люблю ездить в новые места. Я жадная до впечатлений.

ДО: Куда бы хотели отправиться? ДП: Восток, Южная Америка, Африка пока мной не охвачены. Мечтаю об Австралии, Новой Зеландии, Китае, Японии. Я не была в Скандинавских странах, было бы интересно однажды и там побывать.

ДО: Вы цените свою независимость? ДП: Я ценю, когда я не привязана к кому-то. У меня есть одна черта характера, которая мне в себе не нравится: я очень привязчивый человек. Когда я чувствую, что начинаю зависеть от другого человека, сразу теряюсь. Отчасти даже этого боюсь. Но как быть вместе и при этом не зависеть, тоже не знаю. Ведь когда любишь, волей-неволей растворяешься в партнере… Но я не говорю, что я одна-одинешенька. Просто пока нет необходимости быть все время с кем- то рядом. И потом я люблю одиночество, мне с самой собой интересно, я не тоскую, не грущу. Многим это тяжело, но не мне.

ДО: Дарья, спасибо за интервью. Очень приятно слышать честные ответы. ДП: Мне было приятно говорить на жизненные темы, о своей семье, дочери, подругах.

Интересно...
Хочу знать все, что происходит в жизни звезд.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст
Интересное на сайте