Звезды, которые воспитывают особенных детей

Как и любому из нас, детям с особенностями развития нужна поддержка и любовь близких. Эти звезды не делают тайны из того, что их ребенок родился особенным, они просто дарят ему свое тепло и заботу.
Анна Залесская

Константин Меладзе и сын Валериан

У сына музыкального продюсера Константина Меладзе от первого брака аутизм. Об этом родители узнали, когда мальчику было уже 7 лет. Какое-то время они скрывали от общества диагноз сына, но после развода бывшая супруга Яна Сумм откровенно рассказала о своих трудностях. Пару лет назад Яна создала центр помощи детям с таким диагнозом и прикладывает много усилий, чтобы помочь не только любимому сыну, но и другим детям.

светлана Бондарчук и дочь Варя

Сейчас Варе, дочери Федора и Светланы Бондарчук уже 19 лет. Девочка родилась недоношенной и отставала в развитии. Пара скрывала об особенностях дочери долгое время. В 2012 году Светлана решилась рассказать о Варе в интервью Ксении Собчак. «Мы не говорим таких слов, как болезнь или аутизм. Наша Варя просто особенная. Она очень любимый ребенок и моментально располагает к себе других людей. Не любить ее просто невозможно!» Сейчас Варя не живет в России и проходит лечение за рубежом.

Сергей Белоголовцев и сын Женя

Младшие дети актера Сергея Белоголовцева, близнецы Саша и Женя, родились недоношенными. У Жени обнаружили 4 порока сердца, и малышу пришлось перенести серьезную операцию, после которой у ребенка развился ДЦП. Родители скрывали диагноз, о чем честно признался Сергей в одном из интервью: «Мы, честно говоря, скрывали первое время и довольно долго. Сейчас я понимаю, что был такой грех, что мы тоже стеснялись и думали, что мы какие-то неполноценные, и какие-то мы неправильные, что у нас такой ребенок», — признался Сергей. Сейчас Женя учится в институте и у него уже есть опыт телеведущего передачи «Разные новости» на телеканале Раз Т.В.

СВЕТЛАНА ЗЕЙНАЛОВА И ДОЧЬ САША

Диагноз аутизм дочери Светланы поставили, когда ей было полтора года. Сначала она не знала, как с этим жить, и, кроме того, начались проблемы с супругом Алексеем Глазатовым, который ушел от телеведущей. Одной ей пришлось решать проблемы, искать средства на лечение и хороших врачей. Но она не стала замыкаться в себе, а сделала все для того, чтобы девочка могла расти и развиваться. Саша очень творческий ребенок с феноменальной памятью. Она учится в обычной школе, катается на роликах и умеет держаться в седле. «Когда мы узнали, что у нас есть проблемы, сразу стало понятно, что окружающие будут реагировать на нас по‑разному — кто-то примет, кто-то открестится. Это были сложные, травмирующие моменты и для меня, и для Саши, потому что она все прекрасно понимает. Но в какой-то период я поняла для себя — да идите все, главное, чтобы у моей дочери все было хорошо.»

Эвелина Бледанс и сын Семен

Эвелина стала первой российской знаменитостью, которая открыто и с гордостью заявила, что у нее «солнечный ребенок». Семену 6 лет, и год назад он перенес серьезную операцию, т.к. малышу поставили еще один диагноз: врожденный вывих надколенников обеих ног. Но Эвелина не сдается. Растить особенного малыша — не приговор, а просто другие условия жизни. «Слава богу, что нам досталась только такая аномалия, а не более серьезные, которые часто сопутствуют синдрому Дауна».

Данко и дочь Агата

Младшая дочь Агата родилась с диагнозом ДЦП и мультикистоз головного мозга. Врачи говорили, что девочка никогда не сможет разговаривать, ходить, самостоятельно есть и даже узнавать близких. Но родители не сдаются и делают все возможное, чтобы улучшить состояние дочери.

Ирина Хакамада и дочь Маша

Второго ребенка Ирина родила в 42 года. Маша родилась с синдромом Дауна и врачи роддома даже уговаривали Ирину отказаться от ребенка. В подростковом возрасте Маша заболела лейкозом, но ей удалось вылечиться. Сейчас Маше 21 год, она принимает участие в модных показах и мечтает о свадьбе со своим бойфрендом, блогером Владом Ситдиковым. «У людей с синдромом Дауна фантазия и реальность существуют вместе, границ почти нет, поэтому непонятно, когда у них игра, а когда все по‑настоящему. Они такие волшебники. Поэтому в них нет зла», — говорит Ирина.

Анна Нетребко и сын Тьяго

Татьяна родила сына в 2008 году, а через три года врачи диагностировали легкую форму РАС (расстройства аутистического спектра). Анна переживала, что мальчик плохо говорит, но благодаря хорошим специалистам ребенок научился говорить не только на русском, но и на английском языке. Сейчас он ходит в школу, улыбается, смеется и общается с окружающими.

Татьяна Юмашева и сын Глеб

Семья первого президента Российской Федерации — Бориса Ельцина долго скрывала болезнь мальчика, но однажды Татьяна (дочь Ельцина) рассказала о том, что у Глеба синдром Дауна. Татьяна гордится своим сыном, который неординарно мыслит, великолепно играет в шахматы и помнит на память сотни классических музыкальных произведений —

«Считается, что синдром Дауна — это болезнь. Но, на мой взгляд, дети с синдромом Дауна просто другие. Их волнует то, мимо чего мы легко проходим, не замечая», — говорит Татьяна.

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст