РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Миленький ты мой, возьми меня с собой. Первая любовь Василия Шукшина

Деревенская девушка так и не дала развода известному писателю и режиссеру: ему пришлось «потерять» паспорт, чтобы жениться на Лидии Федосеевой.
Тэги:
Миленький ты мой, возьми меня с собой. Первая любовь Василия Шукшина

Мария любила его всю жизнь. И вот надо же: жизнь ей выпала длинная, а вспоминается только давнее, почти детское – острый лед в весенних лужах, синие сумерки, торопливые шаги за спиной. Перепуганным зайцем замерло тогда в груди предчувствие счастья: «Осмелится. Подойдет». 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Давно все прошло, ничего почти не осталось, только пачка старых писем из далекой Москвы — в Сростки: «Машенька, голубушка моя...»  «Что начала читать?» «Будь здорова, любимая. Твой Вася». И еще остались его книги, в которых единственную, горькую, потерянную любовь главного героя всегда зовут, как ее – Мария, Марья.

Леденцы и Джек Лондон

В своем главном романе «Любавины» Шукшин описал, как это было: он шел за Марьей с вечерки, не решаясь подойти, бежал напрямик к ее избе, перепрыгивая через плетни и отбиваясь от собак, а потом стоял у ее ворот и вертел в руке глупый подарок — коробочку с леденцами. Как прижал Машу к груди и потом летел домой, словно на крыльях...

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Так все и началось, с ранней юности. Маша Шумская и Вася Шукшин вместе бегали на танцы в деревенский клуб, ходили в библиотеку, очень много говорили о книгах.  Шукшин  любил Джека Лондона и старался быть как его герои: сильным и невозмутимым. Еще любил читать биографии великих людей и говорил Маше, что тоже обязательно станет известным. Это его желание когда-нибудь прославиться девушку и притягивало, и пугало. Она верила, что любит удивительного человека, но... но что-то в нем было не так.

Шукшин – Попов — Шукшин

Важно, наверное, еще вот что: Вася рос с отчимом. Отца его, Макара, совсем молодого парня,  взяли в страшную для всей деревни ночь 1933 года.  Это была какая-то спецоперация НКВД, арестовали тогда полдеревни. Вой стоял над Сростками, когда мужиков построили в колонну и бичами погнали в Бийск.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Сослан в дальние лагеря без права переписки» — это все, что могли узнать потом сростинские женщины о своих мужьях. И ничего им больше не оставалось, только растить детей, и работать за троих, и ждать, ждать, ждать.... Потом, в восьмидесятых, бывший конюх дед Егоров сказал: «Дуры вы дуры, кого вы ждете? Половину ваших расстреляли тогда за деревней».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мать Василия, Мария Сергеевна Шукшина, одна из всех этих женщин сразу же отказалась от фамилии мужа, переписала детей на свою девичью фамилию – Попова, запретила им ходить к дедам Шукшиным.  Потом она расскажет подросшему Васе, что ездила в краевой центр, Барнаул, и какой-то тюремный начальник сказал: «твоего мужика нет в живых». И она стала жить так, чтобы уберечь детей, чтобы они были в безопасности.

Фамилию отца Василий вернул себе, когда стал взрослым и получил паспорт.

Белый платочек

Может, оттуда, из той страшной ночи и выросли Васино честолюбие, угрюмая молчаливость, горячее желание прославиться. А Маша была простая и ясная, училась в педагогическом институте и верно ждала своего парня, пока он служил на флоте. В 1953 году Вася вернулся в Сростки, его любимая приехала на каникулы, и они опять были вместе.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Он был.... Другого такого не было. Василий мог посадить ее у окошка и сказать: помаши мне платочком, когда я поднимусь вон на ту гору. Она махала ему белым платочком, а он размахивал своей матросской бескозыркой, швырял ее в горячее алтайское небо и хохотал.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Он читал ей стихи. А она, иногда, ему. Они шли после дождя по размокшей полевой дороге и пели старую, наивную сибирскую песню: «Миленький ты мой, возьми меня с собой, там, в краю далеком, буду тебе женой». И когда он уехал в Москву и поступил во ВГИК, ничего не кончилось. Он писал: «Маша, скажи мне очень откровенно, как ты УМЕЛА мне говорить: как ты относишься к тому, что я остался в Москве? Только не надо жертвовать собой, не надо говорить, что это хорошо, а думать в это время другое».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Через год, летом, 1955 года Шукшин приехал в Сростки и они с Машей Шумской поженились. Потом он уехал, а она осталась. В деревне говорили – то ли побоялась, то ли мама не пустила в столицу доченьку, тихоню со старомодной косой. Но Маша не была забитой провинциалкой и маменькиной дочкой, она подолгу жила далеко от родителей, училась в Новосибирске... Скорее всего, все было как в их любимой песне: «Милая моя, взял бы я тебя, да там, в краю далеком, чужая не нужна....» И он бросил ее почти сразу, как только вернулся в Москву.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Романы и сплетни

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Своему близкому другу и троюродному брату Шукшин тогда писал, что художнику вообще лучше не жениться – художник должен работать, мечтать, страдать, «думать о Родине и других людях». Имена этих «других людей» в Сростках быстро узнавались. В деревне только и разговоров было, что про васины романы. То у него роман с дочкой замминистра, то с какой-то поэтессой, то он с одной артисткой живет, то с другой.  «Сейчас у него новая артистка, ох и красивая!» — докладывали Маше подружки.

Она сама не знает, как тогда выжила. Помнит это больное недоумение: ну как же так? Это ему, получается, махала она из окна белым платочком, этому, который с дочкой замминистра? Еще было стыдно. Но никто в Сростках над ней не смеялся. Машу в селе любили, поэтому жалели, а вот Василия осуждали - по-деревенски, не выбирая слов.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

И он опять писал брату, как хочет приехать на родину, но нельзя, потому что там сейчас сложная «атмосфера». Писал, что вот: поддался порыву, пожалел девушку, и как все нехорошо вышло. Родные Шукшина отворачивались при встрече с Машей, и она переехала в другое село.

Письмо любимой

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мария выходила замуж еще два раза, но оба брака были неофициальными, потому что с Шукшиным она так и не развелась. Она сама не могла объяснить, почему не давала ему развод. Не могла, и все. Чтобы жениться на Виктории Софроновой, Шукшину пришлось «потерять» паспорт, и получить новый  уже без штампа.

Второй муж Марии был алкоголиком. Однажды, чтобы достать денег на выпивку, он продал ее книги. В томике Горького лежала фотокарточка Шукшина, которую он подарил ей в 18 лет. Других его фотографий у Марии не было. Третий муж оказался неплохим человеком, и Мария старалась его не расстраивать, ходила смотреть фильмы с Шукшиным к соседке.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

... Они встречались еще только один раз, в 66 году. Он был красивый, в какой-то ослепительной рубашке под пиджаком. Она была грустная и по-учительски серьезная. Об этой их встрече он тоже напишет рассказ, «Письмо любимой». В рассказе парень пишет анонимное письмо девушке, в которую он влюблен, и советует с собой не связываться: «отец враг народа, и сам на ножах ходит».

А заканчивается рассказ так: «Много лет спустя Мария, моя бывшая жена, глядя на меня грустными, добрыми глазами, сказала, что я разбил ее жизнь. Сказала, что желает мне всего хорошего, посоветовала не пить много вина — тогда у меня будет все в порядке. Мне стало нестерпимо больно — жалко стало Марию, и себя тоже. Грустно стало. Я ничего не ответил».

Василий Шукшин умер в 45 лет, на съемках фильма «Они сражались за Родину». Марии Шумской досталась долгая тихая жизнь сельской учительницы. Она любила выращивать цветы, учить детей немецкому языку и кормить чужих кошек. Изредка разрешала себе сесть у окна, вспомнить белый платочек. Какая глупая вышла жизнь. Что же ты наделал, матросик.  


Фото: Legion-media, Галина Кмит/РИА Новости, Анатолий Ковтун/ТАСС

Загрузка статьи...