Личная жизнь прекрасной Солохи. Три мужа актрисы Людмилы Хитяевой

Екатерина Воронина, Дарья в «Тихом Доне» и божественная Солоха в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» — горделивая осанка и прожигающий насквозь взгляд сделали Людмилу Хитяеву одной из самых соблазнительных и желанных актрис СССР. Жизнь, которую она прожила, была полна страстей и настоящего счастья.
Александра Петрухина

Фото: Кавашкин Борис /ТАСС, Архив ТАСС

Родилась будущая актриса в семье инженера и военного врача в небольшом селе под Нижним Новгородом. Никаких особенных стремлений стать артисткой девушка не проявляла, а после случая, который произошел у них дома, и вовсе решила поступать в медицинский.

А случай такой: шел 1947 год, в дверь родителей выпускницы Хитяевой позвонили. Девушка открыла, а следом за ней в прихожую вышла и мама. На пороге стояла семья фронтовика, которому военный врач Вера Хитяева буквально спасла ноги после осколочного ранения — его уже готовили к ампутации, когда вмешалась мама Людмилы. Фронтовик, увидев военврача, упал в ноги своей спасительницы, но та только улыбалась со слезами на глазах — столько у нее было таких пациентов, всех не упомнишь!

После этого Люда твердо решила: будет врачом. Подготовилась и даже выдержала первый экзамен в медицинский, как вдруг подружка, собиравшаяся в театральный и страшно трусившая перед приемной комиссией, позвала ее с собой — поддержать.

Девушки пошли вместе, а на открытых прослушиваниях ребята подбили поучаствовать и Люду. Та вспомнила только монолог Катерины из «Грозы», но прочла его так, что сразила строгих педагогов наповал.

К Хитяевой подошел председатель комиссии и посоветовал не бояться того, что здесь все уже взрослые (в театральный чаще поступали уже набравшись жизненного опыта, абитуриентам было по крайней мере за двадцать), и поступать. «Есть в вас Божья искра, обязательно поступите!». Уверения педагога окрылили юную красавицу, и через три недели она уже числилась студенткой Горьковского театрального училища.

Белокринкин

к/ф «Тихий Дон»

На курсе Людмила Ивановна была самой младшей — ей не было и 18, поэтому взрослые студенты заботились о талантливой девчушке и в шутку звали «наш желторотик». А парни поначалу даже не думали о ней, как о потенциальной даме сердца, воспринимая девушку, как ребенка.

Но Люда взрослела быстро, и уже на втором курсе обратила на себя внимание самого безупречного из ребят — талантливого и интеллигентного Саши Белокринкина. Тот красиво ухаживал и получил одобрение целого курса. Ребята признали его достойным, а отношение к Люде — настоящей искренней любовью.

По воспоминаниям актрисы, Белокринкин был самым настоящим мужчиной — сильным и нежным, мужественным и тонким. Он мало говорил, зато каждое его слово было весомым и наталкивало Хитяеву на размышления, заставляло расти, становиться умнее, интересней, честнее.

Показалось

к/ф «Екатерина Воронина»

Они сыграли свадьбу еще студентами. А после окончания вуза оба были приглашены в знаменитую тогда Горьковскую драму. Высокая занятость и полная отдача профессии закончилась для Людмилы приглашением в кинематограф.

Сам Анатолий Рыбаков присутствовал на одном из спектаклей, где играла красивая и гордая Людмила, а после шепнул режиссеру «Екатерины Ворониной», который искал актрису на главную роль, чтобы тот съездил в Горький и присмотрелся к Хитяевой.

Так Людмила попала на съемочную площадку, где на пробах ее партнершей сразу поставили уже знаменитую Нонну Мордюкову. Люда сжалась в кресле гримера: по роли ей предстояло отчитывать героиню Нонны Викторовны в присутствии огромной толпы.

Но после личного знакомства она вмиг собралась: надо, значит надо! И выложилась по полной. «Молодец, сразу быка за рога! Уважаю!» — одобрила партнершу по картине Мордюкова.

Так Хитяева попала в большой кинематограф. Начались роли, женщина стала часто отсутствовать дома, а бывать разве что короткими эпизодами. В один из таких супругам удалось зачать малыша. Во время декрета Хитяевой пришлось отказываться от ролей, а почти сразу после родов, с младенцем на руках, она снова отправилась на съемки.

Частые отсутствия жены, ревность к профессии, полная отдача театру, в котором Александр уже стал ведущим актером — все это дало основание мужчине завести интрижку… или придумать — изменил ли муж, Хитяева точно не знает. Она признается уже позже: «Мне тогда что-то показалось» и повинится: «Потом я поняла, что это было ошибкой».

Она разорвала отношения с супругом одним махом, и еще долго не выходила замуж потому, что не могла найти такого же чудесного доброго и сердечного человека. Белокринкин тоже не женился 14 лет, и, говорят, «умирал» каждый раз, когда слышал о новом муже Хитяевой.

Доктор

к/ф «Екатерина Воронина»

Когда Хитяева уже стала знаменитостью, перед самыми съемками в роли Солохи, Александр Роу — режиссер восхитительных «Вечеров на хуторе близ Диканьки», дал съемочной группе рождественские каникулы. Люда обрадовалась: сможет провести с сыном столько выходных!

Паша уже уверенно стоял на лыжах и упросил маму присоединиться. Та согласилась, и впервые съезжая с крутого склона, сильно разбилась о дерево.

Хитяевой оказали помощь, а на память о неудачном спуске ей осталась горбинка на носу. Роу актрисе сочувствовал, но и не скрывал ликования: теперь у Солохи настоящий ведьмин профиль! Однако врачи велели не шутить с носом и назначили физиопроцедуры, на которые актриса должна была ходить почти ежедневно.

Дефилируя по улице на одну из таких процедур, актриса и встретила знаменитого хирурга-уролога Бориса Якобсона. Тот решил познакомиться с красавицей старым, как мир способом: «Девушка, где-то я вас уже видел!». Она показала на афишу шедшего тогда в кинотеатре кинофильма «Поднятая целина», и собеседник сменил тон. «Вы Людмила Хитяева?! Вот так — пешком?!»

Он не верил своим глазам. А когда сама Хитяева села в его машину, чтобы вместе ехать в больницу, был просто счастлив. Представился тогда без пяти минут доктором наук, а Людмила не поверила — слишком молод!

Но оказалось, что новый ухажер звезды и сам звезда — только в медицине. Именно Якобсон будет первым хирургом в СССР, который решится делать операции по смене пола.

С ним Людмила расцвела пуще прежнего: одна из первых в СССР купила норковую шубу в пол, положила в шкатулку бриллианты, изумруды и сапфиры. Родителей и сына одевала так, как мало кто мог себе позволить.

Но молодой именитый хирург слишком уж любил женщин. Долгое время Хитяева не верила сплетням и гнала собственные мысли о его изменах, пока не вернулась домой раньше намеченного и не застала Бориса в компании некрасивой немолодой женщины…

Без штампа

к/ф «Понедельник — день тяжёлый»

Сколько бы супруг не просил вернуться, Людмила была непреклонна: не привыкла звезда играть в массовке. Они развелись, а вскоре у мужчины обнаружили какое-то серьезное нервное расстройство. Общие друзья рассказывали: «Якобсон ходит по улицам, и представляется людям мужем Хитяевой». Она знала, как его задевало то, что на вечерах, где они присутствовали вместе, его, знаменитого врача, доктора наук, представляли именно так…

Два года спустя в новогоднюю ночь у Хитяевой собралась женская компания. Ждали только Нонну Мордюкову, поэтому, когда их общий кинематографический друг позвонил и пообещал заехать, обрадовались. Друг привез пару — молодого спортсмена, ставившего трюки для фильмов Валерия Леонтьева, и его жену.

Вечер был в полном разгаре, когда супруга Леонтьева в танце проткнула каблуком босую ногу Хитяевой, задев два пальца. Чтобы не портить праздник и не привлекать к себе внимания, Людмила быстро и незаметно вышла в ванную и стала оказывать себе первую помощь. Следом зашел Валерий: «Моя корова вам ногу поранила?». «Пустяки», — улыбнулась Хитяева, смывая кровь с раненой ноги.

Через год, когда Леонтьев расскажет Людмиле о разводе, он вспомнит эту историю и признается, что именно тогда понял, что Людмила — его женщина. Они проживут вместе около двадцати лет, но на третий штамп в паспорте Хитяева так и не решится.

Спустя два десятка лет она застанет Валерия в окружении детей и поймет, что у того нет родного ребенка. Тогда Людмила сама натолкнет его на мысль познакомиться с молодой девушкой и — завести новую семью. Он так и сделает.

В новой семье Валерия родились двое детей, а Хитяева стала их любимой тетей Людой. Она продолжает общаться с Леонтьевыми, как с родней и не жалеет о своем поступке. Все свои браки Людмила Ивановна считает счастливыми.

Поднятая целина (1959, 1960, 1961)
Евдокия (1961)
Тихий Дон (1957)
Тихий Дон (1957)
Василий Буслаев (1982)
Вечера на хуторе близ Диканьки (1961)

Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст