Илья Олейников и Юрий Стоянов: «Мы были гениальной парой...»

10 июля — день рождения основателей легендарного «Городка» Ильи Олейникова и Юрия Стоянова. Узнав, что они родились в один день, но с разницей в 10 лет, Олейников задумчиво протянул: «Это что-то да значит».
Анна Степцюра

Они оба долго были невостребованными и недооцененными актерами. За несколько лет до «Городка» Илью Олейникова пару раз в год показывали по телевизору с юмористическими монологами, а Юрий Стоянов служил в Большом драматическом театре, играя эпизодические роли. Когда Олейников позвал его на эстраду, долго отказывался — не хотел снижать планку после театра — но в итоге партнеры все-таки решили попробовать.

Клявер-Олейников

Не считая дня рождения в один день, в остальном Илья Олейников и Юрий Стоянов оставались людьми абсолютно разных судеб и характеров.

Один родился в Кишиневе в бедной еврейской семье по фамилии Клявер. Илья с сестрой и родителями жил в одной из двух комнат их маленького дома, в другой ютилась семья его дяди вместе с бабушкой и дедушкой. У Ильи не было возможности даже посещать нормальную школу: он с детства работал, помогая родителям, а учился по вечерам и без особого успеха. Это и определило дальнейшую судьбу мальчика: артисту быть грамотным не обязательно, и Илья Клявер стал учиться в Московском училище циркового и эстрадного искусства.

Потом была армия, знакомство с любовью всей жизни — Ириной Олейниковой, у которой он и позаимствовал свой псевдоним, и первые шаги на эстраде. Он стал артистом разговорного жанра: читал со сцены монологи Семена Альтова, Марьяна Беленького и других авторов, неизменно добавляя в них что-то от себя. Но первый успех пришел, когда Олейников попробовал работать в дуэте с Романом Казаковым. «Вопрос, конечно, интересный» — эту фразу из их выступления, произнесенную с неповторимой интонацией, люди помнят до сих пор. На пике их популярности дуэта не стало: Роман Казаков скончался от рака. Олейников потерял в его лице не только друга, но и блестящего партнера по сцене, найти замену которому не мог много лет — пока не встретил Юрия Стоянова.

Актер эпизодов

Юрий Стоянов был родом из Одессы и с детства отличался любовью к веселым шуткам и розыгрышам. Однажды он проиллюстрировал сочинение на тему работы родителей картинкой из учебника по гинекологии (врачом этой специальности был папа). Мама — завуч школы по воспитательной работе — как-то пригрозила сыну, что выкинет его с балкона пятого этажа. «Мамочка, не надо меня выкидывать, ты еще будешь мной гордиться!» — ответил Юра, и оказался прав.

Хотя начало его театральной карьеры блестящего успеха не предвещало. Поступив после окончания ГИТИСа на службу в Большой драматический театр им. Товстоногова, Стоянов долго играл или эпизоды, или роли, в которых требовалось играть на гитаре. К своей невостребованности актер относился философски: если не выходит в театре, может получиться в кино.

На съемках фильма «Анекдоты» и произошел судьбоносный разговор с Олейниковым.

Основатели «Городка»

Знакомы они были и раньше, но особого интереса друг к другу не проявляли. На съемочной площадке их сблизило отношение к собственным крохотным ролям — обоим было противно такое играть, но выхода не было. Стоянов с Олейниковым часто сбегали вместе на перекур и изливали друг другу душу.

Съемки проходили летом. 10 июля Олейников принес на площадку сумку с водкой и закуской — проставляться по случаю дня рождения. Стоянов пришел с точно таким же набором. «Поморгал Илюша на меня своим тиком, и что-то у него с тех пор в голове отложилось. Про нас… «Ну как это может быть, чтобы в один день? Это что-то да значит…» — все время повторял Лелик», — рассказывал Стоянов. Сначала они взялись вести рубрику в программе Кирилла Набутова «Адамово яблоко». Собрали самые интересные анекдоты и инсценировали их раз в месяц. Когда канал «Россия» заказал съемки такой рубрики для себя, поняли — из этого может получиться отдельная программа.

Но даже когда несколько серий «Городка» уже вышли в эфир, Стоянов по‑прежнему считал это чем-то несерьезным и не хотел уходить из театра. Решиться помог случай: актер увидел распределение ролей в очередном спектакле, где напротив фамилии Стоянова стояла ремарка: «Выходит Обноскин с гитарой».

В тот же день актер написал заявление об уходе и позвонил Олейникову. «Молобздец!», — одобрил тот поступок партнера и дал понять, что не бросит его в сложной ситуации. Когда артистов стали узнавать на улице, Олейников настоял, чтобы они вместе ездили с концертами и всю прибыль от них делили пополам. А в «Городке» Стоянов и вовсе получал больше — по инициативе друга. «Он разом расставил точки над i в наших с ним финансовых отношениях: мы все делили пополам, за все годы жизни «Городка» ни разу не выясняли денежные вопросы. Большая редкость, чтобы в телевизионном, концертном бизнесе не было обиженных», — рассказывал Стоянов. К 2000 году их программа получила три премии «ТЭФИ», а они сами — долгожданное признание.

Оба по‑прежнему хотели реализоваться в кино, но действовали абсолютно по‑разному. Харизматичный Олейников так прочно ассоциировался у зрителя с «Городком», что снимался в основном в комедиях. Стоянов же сумел реализоваться и в других амплуа — после съемок в фильме «Двенадцать» Никиты Михалкова раскрылся его драматический талант.

У обоих партнеров появились проекты «на стороне», но «Городок» продолжал жить — пока жил их дуэт.

Последние годы

Побывав однажды в Америке на мюзикле «Чикаго», Илья Олейников «заболел» этим жанром. Он мечтал поставить мюзикл в России и за несколько лет до смерти решился. Сам придумал сюжет и написал музыку, продал квартиры, купленные в конце 90-х на черный день, и на вырученные деньги заказал дорогие декорации и шикарные костюмы для актеров.

Главную роль в «Пророке» играл он сам, мюзикл должен был стать «Притчей о блудном веке» с бюджетом в 2,5 миллиона долларов.

Юрий Стоянов сначала осторожно отговаривал партнера от безумной идеи, но в итоге понял, что это бесполезно. Движимый мечтой, Олейников не хотел и слышать о бизнес-плане, а грамотного продюсера рядом не было. После нескольких спектаклей мюзикл пришлось закрыть из-за нерентабельности. На его создателя было жалко смотреть. «Илюша выносил и произвел на свет это дитя. Он связывал с ним надежды, он любил его. А дитя оказалось нежизнеспособно, и он, его создатель, никак не мог на это повлиять… Мужика такое не может не подкосить. Он стал угрюмым и подавленным», — вспоминал Стоянов. Через несколько месяцев на съемках «Городка» у Ильи Олейникова вдруг пропал голос. Осиплость не проходила, и они были вынуждены пригласить другого актера для озвучания, пока Олейников проходил обследования у фониатра и других врачей.

Когда выяснили диагноз — рак легкого — медики настояли, чтобы актер продолжал работать. «Городок» буквально продлил ему жизнь: тяжелобольной человек полгода между химиотерапией ездил на съемки и чувствовал, что все еще может наладиться. В выздоровление партнера верил и Юрий Стоянов: «В наших разговорах слова «опухоль» и «рак» не произносились. Мы это называли «некое образование». Лечение было успешным, если верить врачам, но очень тяжелым. Через какие муки прошел Илья, с какой болью боролся, чего ему стоило сниматься, знаю только я и те, кто были на площадке».

В конце октября 2012 года они отсняли очередной выпуск, а через несколько дней у Олейникова поднялась температура. Актера госпитализировали, начали лечение. Юрий Стоянов уехал на творческий вечер, но постоянно был на связи с семьей партнера. Рано утром 11 ноября пришла смс от сына Олейникова Дениса Клявера: «Папа умер». Похоронив друга и партнера, Юрий Стоянов принял единственное возможное решение: закрыть «Городок». Без одного из них он был невозможен.

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст