Эллен Своллоу Ричардс, «придумавшая» экологию - для города и дома

Популярное нынче слово «экология» в том смысле, в котором мы его знаем — придумала она. Одна из первых, она подвела экономическую теорию под феминизм, заговорив о неоплачиваемом женском труде, на котором держатся семьи, народы и страны. Наконец, она подарила Америке чистую воду.
Эллен Своллоу Ричардс, «придумавшая» экологию - для города и дома

1870 год. В Массачусетский технологический институт — беспрецендентно! — впервые в его истории приняли женщину, вчерашнюю выпускница колледжа, позавчерашнюю горничную — двадцативосьмилетнюю Эллен Своллоу. В протоколе отметили отдельно: разумеется, это не значит, что институт будет принимать и других женщин. Пускай и дальше учатся в своём дамочкином колледже Вассара и скажут спасибо, что хотя бы один колледж их принимают.

Три года спустя Ричардс получила степень бакалавра в МТИ и магистра наук — в родном «дамочкином» колледже. Впереди была докторская, и до неё не хватило ровно одного шага — разрешения её получить. Работа на степень была готова. Не готовы были мужчины-профессора. Своего Менделеева — учителя многих и многих женщин-химиков — в МТИ не было. Замаячило прощание с институтом, а Эллен Своллоу этого очень не хотелось, и она сделала ставку на любовь.

В тридцать три года женщина, которая, казалось, собиралась посвятить всю свою жизнь только науке, вдруг вышла замуж. Но за кого? Роберта Ричардса, заведующего кафедрой горного дела в МТИ. С его помощью она осталась в институте — на позиции волонтёра. Это давало ей, по крайней мере, доступ к лаборатории и библиотеке.

По видимости, Ричардс был очарован не только самой Эллен, но и её идеями — иначе откуда бы у неё появилась постоянная сумма, которую она начала жертвовать на развитие женского образования? Помимо работы в лабораториях, она вскоре ещё и принялась преподавать в первой в США школе заочного образования — которая, хотя и обучала любого желающего, всё же особенно важна была именно для американок. В том же году, после сложных переговоров с Бостонской ассоциацией женского образования, МТИ согласился создать отдельную лабораторию для обучения девушек и у себя.

Преподавали в лаборатории профессор Джон Ордвэй — за зарплату, и его ассистентка Эллен Ричардс — за идею. Если Ордвэй и делился с Ричардс заработанным, как это делали, например, коллеги гениальной учёной-математика Эми Нётер, то об этом трудновато найти информацию. Впрочем, Ричардс недолго пришлось опять волонтёрить. Через четыре года МТИ стал допускать женщин к образованию, ещё через два — давать им научные степени, а о странной записи в протоколе — мол, Эллен Своллоу допускаем, но так вообще женщин не будем, конечно — старались уже не вспоминать.

Времена изменились стремительно — от первых российских студенток, штурмующих Цюрих, до настоящей волны женщин, одержимых желанием получить доступ к науке здесь. сейчас, и, наконец, до того, что институт, не принимающий женщин, становился объектом насмешек в научном мире, прошло двадцать лет. Первые студентки ещё даже не успели состариться!

Если бы Ричардс была известна только тем, что была первой студенткой МТИ, пожалуй, не стоило бы посвящать ей отдельную статью. Но эта история — о том, как первая белая ворона, первая ласточка (так, кстати, переводилась фамилия Эллен) порой из чуда и диковинки становится кем-то, кто переворачивает весь мир. О том, скольких интеллектов лишается мир, когда ограничивает возможность учиться женщинам ли, цветным или бедным — кому угодно.

Она «придумала» экологию

Если бы вы поискали упоминание экологии в журналах девятнадцатого века, вы были бы очень озадачены — оно использовалось только в немецких изданиях и означало хозяйствование в сфере природа, например, вопрос выращивания и заготовки лесов. В том смысле, в которм мы знаем это слово, его ввела в английский в 1892 году уже знакомая нам Эллен Своллоу Ричардс — а из английского оно разошлось по лесу.

Пока волевых белых мужчин интересовало, как ещё покорить природу, Эллен задумчиво обозревала последствия покорения, в том числе (и в первую очередь!) для здоровья народных масс, и думала, что с этим вообще можно было бы сделать.

Она обработала 20 000 образцов воды, которую в штате использовали как питьевую, для правительства и помогла найти причины её, скажем так, далеко не идеального состояния и конкретные проблемы с очистными сооружениями. В результате в штате Массачусетс, впервые в США, были введены стандарты чистоты воды и новые очистные сооружения — переоценить этот вклад в здоровье нации было невозможно. Десять лет Эллен Ричардс провела на должности официального аналитика по вопросам качества воды — одна из первых американок на официальной должности вообще.

Сильно интересовал Ричардс вопрос применения наработков науки в делах скучных, ежедневных, лежащих на плечах тысяч женщин и сказывающихся на их же здоровье. Она издала руководство по химии готовки и уборки для домохозяек, проектировала удобные и гигиеничные кухни, издала множество учебников, посвящённых вопросам гигиены и санитарии дома, а также разоблачению некачественных искусственных добавок в пище — сейчас, когда вы задумываетесь о том, насколько оправданно такое количество усилителей вкуса и запаха, консервантов и красителей в еде, то во многом благодаря Ричардс.

Когда международные организации подсчитывают долю никем не оплаченного и не оценённого женского труда в мировой и государственных экономиках, они также продолжают дело Эллен Ричардс (а ещё, вот неожиданность, Карла Маркса и некоторых других учёных и философов прошлого). Увы, но Эллен не оказалась долгожительницей и не успела увидеть, насколько экономически активнее стали женщины после Первой Мировой войны — она умерла в 1911 году, не дожив до шестидесяти.

И до появления другой легенды Америки — Амелия, пропавшая в небе: Лётчица, которую помнили и искали 80 лет.