Дама по фамилии Рыцарь: как банкротство семьи сделало знаменитую художницу Британии

Хотя в России Лауру Найт знают только любители картин про Вторую Мировую, в Британии она — фигура легендарная. Одна из самых известных художников двадцатого века в своей стране, Лаура проложила в живопись дорогу многим другим девушкам. А ещё — оставила после себя множество выразительных картин, на каждую из пережитых ею эпох.
Дама по фамилии Рыцарь: как банкротство семьи сделало знаменитую художницу Британии

За что же её не любить, если можно любить за всё?

Среди больших любительниц картин Лауры Найт, кстати, официально — кавалерственной дамы, в России немало феминисток. Всё благодаря её женским образам. Во время Первой и Второй мировой войн Лаура картина за картиной фиксировала то, что происходит в тылу — а в тылу развернули трудовой фронт женщины, как заменив ушедших воевать с немцами мужчин, так и освоив занятия, которые были внове для обоих полов, потому что нужны были только на время войны.

Знают Найт и любители балета — она рисовала декорации для знаменитых дягилевских «Русских сезонов», также, как и портреты отдельных балерин, вроде Лидии Лопоковой или Анны Павловой. Хотя любимой темой Лауры всегда были не рафинированные театральные образы, а цирковой народ — ему она посвятила немало рисунков, а ещё нарисовала множество цирковых афиш по заказу.

Этнографы ценят даму Найт за серию зарисовок со стоянок английских цыган — тоже одна из любимых её тем. Кочевых цыган Лаура увидела впервые на конной ярмарке, и возвращалась потом на ярмарку снова, чтобы зарисовать побольше сценок с ними.

Притом послушны были Найт, кажется, вообще любые техники письма и рисования: масло, карандаш, акварель, линогравюра… Меняла она и стиль, знакомясь с новыми течениями в живописи, хотя главенствовал в её творчестве, конечно, импрессионизм. В любом случае, её обожали и заказчики — поскольку она, казалось, может уловить и воплотить любую идею, и простые посетители выставок, и искусствоведы. А ведь когда она была маленькой, мама собиралась воспитать из неё не художницу, а… кружевницу.

Как банкротство одной семьи внесло вклад в живопись Британии

В семье с простой английской фамилией Джонсон было три дочери. На этом всё сказочное в семье Джонсонов кончалось: когда младшая, Лаура, была ещё малышкой, отец бросил жену и детей. Только начинались восьмидесятые годы девятнадцатого века. О возможности матери с тремя малышами на руках вернуться к карьере речи не шло — поскольку до свадьбы она была приличной девушкой и никакой карьеры не делала. Семья перебивалась с хлеба на воду.

Мог бы помочь дедушка, владелец фабрики по производству кружев, но его подкосила некая новая технология их изготовления — он не успел вовремя закупить станков и проиграл в конкурентной борьбе, то есть — обанкротился.

Тем не менее семья жила надеждой возродить семейный бизнес, и ещё совсем девочкой Лауру отправили во Францию, к родственникам, у которых тоже была кружевное предприятие. Предполагалось, что её не только подкормят, но и научат ремеслу. Лауру пристроили учиться в парижское ателье — за что родственники платили из своего кармана — но не прошло и года, как французская родня обанкротилась тоже. Девочке пришлось возвращаться в Англию. Из милости её в ученицах никто держать не собирался.

Пришлось что-то срочно придумывать. Мама Лауры срочно приискала место себе в Ноттингемской школе искусств — на полставочки, и это дало ей возможность записать туда же Лауру как подмастерье, несмотря на то, что девочке едва исполнилось тринадцать. Британская живопись ещё не знала, но это был поворотный момент в её истории. Лаура не только помогала профессорам, но и при любой возможности посещала занятия обычных платных студентов.

Студенты, впрочем, не очень были рады странной девочке, которая крутилась под ногами. Только на второй год обучения (или работы) Лауре повезло — один из юных художников, семнадцатилетний Гарольд Найт, разрешил ей постоянно стоять рядом и копировать его работы.

Несколько лет они стояли рядом и вместе ходили на пленеры. Девочка превращалась в девушку, и удивительно ли, что однажды Гарольд это заметил и начал за ней ухаживать — а Лаура ответила на ухаживания? В итоге она получила фамилию Найт — «Рыцарь», и эта фамилия оказалась пророческой. Через много лет Лаура получила титул кавалерственной дамы — аналога рыцаря — за свой вклад в британскую культуру. А пока она просто обрела друга и соратника на ближайшие пятьдесят восемь лет. Нет, это не произошло стремительно. Когда Лаура выходила замуж, ей было двадцать шесть, жениху — тридцать. Впрочем, раньше в их кругах жениться считалось и неприличным.

И проснулась знаменитой

Чуть ли не о каждом новом этапе в живописи Лауры Найт критики говорили: «И это сделало её знаменитой». Она рисовала жизнь английских рыбаков — и эти картины заметила публика. Она рисовала детей, играющих на пляже в Корнуолле (сюжет, понравившийся как покупателям, так и Королевской академии искусств) — и это сделало её продаваемой. Она рисовала лагерь солдат Первой мировой — и это обратило на неё внимание заграничной публики.

Дягилевские балеты. Цирк. Цыгане. Женщины, укладывающие дирижабль или осваивающие — после жизни в городе — науку выращивать хлеб и овощи в деревне. Нюрнбергский процесс. Портрет принцессы Елизаветы. Декорации Королевского театра имени Шекспира. Декорации для гастролей балета Большого театра. Снова и снова что-то делало её знаменитой.

Так она и умерла знаменитой. В девяносто два года. Кавалерственной дамой. Неплохо для девочки, которую готовили в кружевницы, правда?

История ещё одной женщины, которая не могла не рисовать — Хелене Шерфбек: легендарная финская художница, которую в России знают по неприличному мему.

Интересно...
Хочу знать все, что происходит в жизни звезд.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст