РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Беременность – поцелуй смерти для спортсменок». Как победила Эллисон Феликс

Экстренное кесарево и месяца дежурств у кровати новорожденной дочери, победа в борьбе с большим брендом за право быть мамой и другие подробности жизни семикратной олимпийской чемпионки.
Тэги:
«Беременность – поцелуй смерти для спортсменок». Как победила Эллисон Феликс
Getty Images
Знаменитая американская бегунья, семикратная олимпийская чемпионка Эллисон Феликс запустила свою линейку спортивной обуви Saysh со слоганом «Знаю свое место». Она сделала это для женщин, «которых не замечают и которые чувствуют, что их голос не слышен». Для Феликс это не пустые слова. Одна из лучших бегуний мира пережила то, что переживает большинство женщин, когда решается на материнство: ей велели знать свое место. Она перенесла кесарево сечение (были большие осложнения), ее дочь провела месяц в реанимации, в борьбе за свои права ей пришлось дойти до трибуны в американском парламенте... Вот вам хэппи-энд: взяв две медали на олимпиаде в Токио в шиповках собственной марки, Феликс в солидные для спортсменки 35 лет показала всем, где ее место – на пьедестале почета. Место женщины там, где она хочет.
Содержание статьи

Знать свое место

Беременность у Эллисон Феликс совпала с завершением контракта с Nike. Переговорщиками от компании были мужчины. В США и во многих других странах спортсмены живут, в основном, на призовые и спонсорские контракты. У топовых спортсменов есть пожизненные контракты с крупнейшими производителями спортивной одежды и обуви, и все эти спортсмены – мужчины. Женщинам повезло меньше. На время декрета Nike сократил Эллисон выплаты на 70%; еще с несколькими спортсменками поступили так же. Эллисон просила не штрафовать ее, если в первое время после возвращения на трек она не сможет показывать такие же хорошие результаты, как до беременности.  «Я просила Nike прописать в контракте, что не буду наказана, если не буду хорошо выступать до и после родов.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я хотела установить новые стандарты.

Если я, одна из наиболее популярных спортсменок Nike, не могу гарантированно получить такую защиту, то кто может?»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В компании ответили, что вообще-то это ее работа; работа бегунов – бегать; бегуны должны знать свое место. Честно говоря, легкоатлетки его отлично знали. Спортсменки, мечтавшие стать мамами, старались запланировать роды на первый постлеолимпийский год, а главной их задачей было не потерять спонсора. А у спонсора разговор короткий: нет выступлений, нет побед? Что ж, нет и контракта. Ценность забеременевшей спортсменки для большого бренда стремилась к нулю. Бегунья на средние дистанции Алисия Монтаньо даже участвовала на соревнованиях на восьмом месяце беременности, чтобы потерять не так много денег. «Забеременеть — поцелуй смерти для спортсменки. Я ни за что не сказала бы Nike, если бы забеременела», — говорила американская бегунья на 800 метров Фиби Райт.

Эллисон Феликс
Getty Images
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Для меня словно погас свет»

Переговоры с Nike зашли в тупик. Эллисон вынашивала дочку, беременность протекала идеально. Феликс и ее муж, бывший бегун Кеннет Фергюсон ждали, что дочь родится в январе 2019 года. Феликс не волновалась: спорт научил ее заботиться о своем здоровье: она правильно питалась, разумно тренировалась и много спала. Однажды они с мужем отправились на фотосессию. Спортсменка хотела выставить в соцсетях красивую фотографию и сообщить фанатам о беременности. Перед фотосессией заехали на плановый прием к доктору. От врача Феликс вышла в полном ужасе. Врач сказал, что у ребенка большие проблемы с сердцебиением, ехать в госпиталь нужно прямо сейчас. Нужна экстренная операция.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В этот момент для меня словно погас свет.

Первый месяц своей жизни дочка Феликс провела в реанимации. Бегунья приехала из госпиталя домой одна. В этот момент ей стало совершенно плевать на свою спортивную карьеру, она хотела только одного: чтобы дочка была с ней дома. Через месяц они с мужем забрали Камрин домой, а еще через несколько месяцев Феликс вернулась к тренировкам. Ужас, который она пережила, когда боялась потерять дочь, сделал ее стальной и непобедимой. Перед очередным чемпионатом США она написала в своем Instagram: «Я боролась за золотые медали, отбор в олимпийскую сборную и личные рекорды. Но в этот раз я бегу для всех женщин. За всех женщин мира, которые находят силы для ежедневной борьбы. Давайте никогда не забывать, кто мы такие и чего мы стоим».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Эллисон Феликс
Getty Images
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Я больше, чем чемпионка, я мама»

Материнство для Феликс важнее спортивных успехов: «Я больше, чем олимпийская чемпионка – я мама». Есть знаменитая фотография, на которой спортсменка демонстрирует все свои спортивные медали и шрам от кесарева сечения – кажется, что шрамом она гордится куда сильнее. А еще она гордится победой в борьбе с Nike. Она и еще три спортсменки обнародовали истории своих взаимоотношений с компанией, рассказав обо всем The New York Time. Феликс выступила в американском парламенте. Не сразу, но в стандартных контрактах Nike появился пункт, что компания обязуется не применять штрафных санкций к забеременевшим спортсменкам до 18 месяцев. А Эллисон, которая так и не смогла ни о чем договориться со своими спонсорами, решила, что станет своим спонсорам сама и создала марку беговой обуви Saysh. Когда она взяла свои медали на олимпиаде в Токио, слоган «Знаю свое место» зазвучал так, как и должен был: я знаю свое место. Мое место – на пьедестале почета. Мое место – в списке лучших спортсменах мира. Мое место – место единственной обладательницы семи золотых олимпийских наград в истории женской лёгкой атлетики. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Место женщины там, где она хочет.

Теперь Феликс считает, что ее миссия – повышать осведомленность о неравенстве, с которым сталкиваются женщины, особенно женщины с черной кожей: по статистике, материнская смертность у афроамериканок Нью-Йорка в 12 раз больше, чем у белых женщин.

Загрузка статьи...