РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Барбара МакКлинток и Нобелевская премия: одна из создательниц медицины XXI века

В сороковые её высмеяли, в восьмидесятые — наградили Нобелевской премией, и всё за одно открытие: некоторые гены могут передвигаться по спирали родной ДНК и влиять на другие гены оттуда. В результате, когда называют три главных имени в истории изучения ДНК, туда входит и её: Грегор Иоганн Мендель, Розалинд Франклин и Барбара МакКлинток.
Барбара МакКлинток и Нобелевская премия: одна из создательниц медицины XXI века

Точно не Элеонора

Будущая обладательница Нобелевской премии в области медицины и физиологии родилась через год после собственно учреждения этой премии: в 1902 году. Сначала ей дали «принцессино» имя — Элеонора, но уже в четыре дочкиных месяца МакКлинтоки решили, что характер у неё... скорее варварский. И сменили девочке имя на Барбару. Кстати, дочерью Барбара у них была, конечно, третьей. Тот случай, когда сказочный сценарий играет наяву.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

С малых лет девочка предпочитала размышлять и экспериментировать в уединении. Характер у неё был независимый, но родители не пытались его «обломать» — позже Барбара вспоминала, что ей никогда не приходилось отстаивать свои взгляды. Взрослой, когда над её открытием смеялись, она тоже не пыталась спорить. Она продолжала исследовать и публиковать результаты своих исследований так, словно насмешек и возражений не существует.

Дома атмосфера была непростая. Мать Барбары страдала от ментального расстройства, и девочку в три года отослали жить к дяде с тётей — отец предпочёл сосредоточиться на своей врачебной практике, чтобы оплачивать лечение жены.
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Забрал Барбару домой он только перед школой, когда ему удалось найти хорошее место в пригороде Нью-Йорка. Когда она окончила школу, ей впервые пришлось отстаивать что-то: мать твёрдо сказала, что о высшем образовании для Барбары не может быть и речи. Не потому, что семья не потянет (хотя, действительно, не потянет  разве что Барбара выиграла бы стипендию)..Но кто же её тогда замуж возьмёт, после университета!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Отец был на фронте Первой Мировой в далёкой Европе, и Барбаре пришлось на некоторое время смириться. Днём работать в агентстве по трудоустройству, вечером — заниматься в библиотеке. По счастью, война тогда уже практически закончилась, и через год вернувшийся отец сказал: конечно, Барбара поступит в колледж. А как же иначе! Она ведь хочет!

Типичная девчонка из двадцатых

В ревущие двадцатые Барбара влетела студенткой сельскохозяйственного колледжа. Она воплощала почти всё, с чем ассоциируются отважные и весёлые девушки этого десятилетия. Барбара бегала на свидание в коротком — до колена! — платье, играла на вечеринках на банджо в студенческом джаз-банде, ходила с подругами смотреть новинки Голливуда, пока ещё без звука, с титрами, зато пекли тогда фильмы, как пирожки. За интеллект её пригласили в женский студенческий клуб — но Барбара из принципа отказалась: в этот клуб не принимали евреек (а значит, кое-кого из её подруг).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Ни о какой генетике речи поначалу не шло. МакКлинток изучала ботанику. Но уже на предпоследнем курсе профессор Клод Хатчинсон, приметив её на своих курсах, принялся настойчиво приглашать в науку будущего.

Барбара признавала, что именно звонок профессора определил её будущее. Мимолётное увлечение превратилось в решимость заняться именно этой, пока ещё слабенькой, областью биологии. Правда, по какой-то причине в то время университет, где изучала генетику МакКлинток, степени в генетике женщинам не присуждала. И магистерскую, и докторскую работу, несмотря на тему, Барбара защищала как написанные по ботанике.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сама МакКлинток изучала, прежде всего, поведение генов кукурузы. Очень быстро вокруг неё сложился кружок мужчин, которые также страстно захотели изучать гены кукурузы, а также нескольких единомышленниц, которые одновременно любили генетику и предпочитали держаться с другими девушками вместе — против предрассудков. Барбара разработала метод окрашивания клетки, позволяющий лучше рассмотреть хромосомы. Это позволило ей немедленно делать открытие за открытием — в отношении генного набора кукурузы, конечно, но продвигающих всю генетику вперёд.

Но они же прыгают!

Сороковые МакКлинток встретила в университете Миссури, но ей там категорически не нравилось. Несмотря на оборудованные по последнему слову науки и техники лаборатории, она чувствовала предвзятое отношение к себе. Её не допускали до участия в факультетских заседаниях, скрывали от неё информацию, не давали расти карьерно — её потолком назначили должность ассистента профессора. А ведь ей было уже тридцать восемь, и она совершила ряд важных открытий, одно из них — в университете.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Она открыла те самые “прыгающие” гены. Эти гены “срывались” со своих участков в спирали ДНК, перемещались к другим генам той же спирали. Притом спираль не повреждалась — она “заращивала” место, которое покинул “прыгающий” ген, и “пропускала” его на новую позицию.

Открытие вызвало пренебрежительные усмешки. Мир науки уже провозгласил концепцию генов как концепцию предопределённости. Сквозь эту скорее идеологическую призму рассматривали все процессы, происходящие в генах. Поскольку работу сочли неприемлемой и в университете Миссури, МакКлинток подыскала более доверяющих её научному чутью людей и сменила место работы. Так университет Миссури упустил шанс рассказывать, что в его стенах сделала всю свою научную карьеру лауреатка Нобелевской премии. Вероятно, в восьмидесятых по этому поводу было вырвано немало волос.

Потому что в восемьдесят третьем году МакКлинток-таки получила премию. О номинировании она узнала, слушая утром радио. И неудивительно, что её открытие сочли таким важным — именно оно лежит в основе разрабатываемой сейчас технологии исправления генетических заболеваний у эмбриона и, вероятно, в будущем у уже рождённых людей. Синдром Дауна, гомоцистинурия, болезнь Штаргарда и множество других генетических поломок — всё это обещают вскоре сделать излечимым. Благодаря тому, что когда-то МакКлинток не смутилась из-за насмешек и продолжила изучать «прыгающие» гены.

Загрузка статьи...