Лариса Гузеева раскритиковала Евдокию Германову, вернувшую приемного сына в детдом

Актриса не смогла сдержать своих эмоций.
Лариса Гузеева раскритиковала Евдокию Германову, вернувшую приемного сына в детдом

Темой одного из последних выпусков шоу «Пусть говорят» на Первом канале стала история актрисы Евдокии Германовой и ее приемного сына Коли, которого она взяла из детского дома в полуторагодовалом возрасте и вернула мальчика обратно, когда он начал ходить в школу. Артистка оправдала своей поступок тем, что ее приемный сын начал проявлять агрессию, стал неуправляемым и был несколько раз пойман на воровстве, а она не могла с ним справиться и поэтому отдала его в детский дом.

Гостем программы стала Мария Арбатова, которая позже опубликовала в Facebook большой пост на эту тему. В нем она сообщила, что Германова выпивала и била мальчика. «Надо судить тех, кто дал одинокой психически несбалансированной выпивающей актрисе (а именно такой я видела ее на фестивалях и т. д. много лет) полуторагодовалого ребенка. О том, что Дуня его зверски била свидетельствуют не только шрамы на голове, но и куча пересекавшихся с ними тогда взрослых людей», — написала Мария.

Кроме того, Арбатова рассказала, что Коля пытался встретиться с «бывшей» матерью, но из этой затеи ничего хорошо не вышло. Она сообщила, что Евдокия встретила юношу «физиономией с явного бадуна» и «грязной лексикой». По словам Марии, Германова получила квартиру на приемного ребенка и была обязана платить Коле алименты после того, как сдала его обратно в детский дом. Однако она не делала этого. Этот пост вызвал широкий общественный резонанс. Не осталась в стороне от обсуждения данной темы и Лариса Гузеева, которая оставила свой комментарий к публикации Арбатовой.

Instagram

«Обычно я хочу с тобой, Маша, спорить, но слишком много посторонних и досужих, но вот здесь я подпишусь под каждой твоей буквой! Да, я тоже считаю, что поступок Германовой — преступление и другого мнения быть не может! И что? Что изменилось в ее жизни после того, как она изуродовала пацану жизнь?» — задала риторический вопрос Лариса (орфография и пунктуация автора сохранены. — Прим. ред.)