РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Слишком много свободы»: как современные подростки воспринимают наш мир

До 11 июля в Музее Москвы открыта выставка «Слишком много свободы». Выпускники программы «Каскад. Проект как метод» представляют более 120 реализованных проектов в разных техниках и направлениях: тотальные инсталляции, видеоарт, перфомансы, графика, мультфильмы и аудиозаписи. Мы попросили нескольких участников выставки рассказать о своих работах.
Тэги:
«Слишком много свободы»: как современные подростки воспринимают наш мир
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"

«Каскад. Проект как метод» — независимая школа для учеников старших классов. В начале 2020 года состоялся набор на новый, уже третий по счету, учебный год программы. Около 250 молодых людей в возрасте от 13 до 18 лет на протяжении девяти месяцев работали над созданием собственных проектов вместе с известными художниками и кураторами. Они исследовали окружающую действительность и себя, учились проходить путь от идеи до реализации. Каждая из работ представленных на выставке — рефлексия на темы границ, протеста, принятия и возраста. Все вместе — искреннее высказывание об особенностях общественно-культурной жизни в Москве и России. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В этом году подростки говорят о сложностях взаимопонимания, неизбежности смерти и необходимости принять ее, об анонимности и безопасности, про рабочий класс и отношение к нему со стороны, о сложном образе женщины, взрослении, деконструкции, насилии и границах — внешних и внутренних. Многие работы этого года посвящены исследованию памяти. Участница Арина Тагирова провела исследование архивов района своего детства. Будет представлена работа художницы Мары Ларичевой, которая нашла давно забытые диафильмы своей мамы, подаренные ей, когда та была ребенком.

Катя Громыко покажет работу-посвящение художнику Михаилу Врубелю, а Елизавета Черняева с помощью переосмысленной скульптуры Венеры Милосской попробует поговорить со зрителями о насилии и телесности. В арт-проекте Маши Терентьевой можно будет услышать голоса людей, которые побороли расстройства пищевого поведения: они расскажут о своем опыте выздоровления и сложностях, с которыми они столкнулись. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Многообразию выдвинутых тем сопутствует многообразие форм произведений. В ходе обучения участники разделились на 15 групп, каждая из которых выбрала наиболее подходящий и интересный медиум: перформансы, инсталляции, картины, рисунки, зины, видеоарт и аудиоработы. 

Действующие направления «Каскада» 2020-2021: 

  1. «Скульптура и графика» — куратор Ирина Петракова
  2. «Лаборатория звука» (Sound) — Александра Виноградова
  3. «Искусство действия» — Ольга Широкоступ, Катя Порутчик
  4. «Тело как объект» — Дуня Захарова
  5. «Deaf Teens» — Мария Сарычева, Влад Колесников
  6. «Настоящее искусство» — Дмитрий Хворостов, Дарья Кузнецова 
  7. «Мультимедийная журналистика» — Ксения Витюк, Соня Гройсман 
  8. «Музей и город: ВЗГЛЯД» — Елизавета Коновалова
  9. «Музей и город: МИР» — Ганна Зубкова
  10. «Современное искусство» — Ганна Зубкова (при поддержке Горчаковского лицея МГИМО)
  11. «Поэзия? Круто» — Дмитрий Герчиков, Лидия Гуменюк
  12. «Современные кураторские практики» — Екатерина Крылова
  13. «Делаем выставку» — Дмитрий Хворостов (куратор), Наталия Зайченко (архитектор), Лидия Лобанова, Александра Хейфец
  14. «Региональная группа» — Ирина Петракова, Елизавета Коновалова (Музей Станка, Тула)
  15. «Каскад. Резиденция» — Екатерина Муромцева
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Название «Слишком много свободы» стало для кураторов также определением того, какая атмосфера сложилась внутри «Каскада». Главная проблема — разрозненность студентов проектной школы во время обучения.

По мнению участников подростковой кураторской группы Максима Ершова и Сергея Щепилова, третья выставка уже не могла стать очередным показом работ, потому что это уже пройденный этап. Кураторам показалось важным поднять вопрос о сущности «Каскада», который не походит ни на школу в классическом смысле, ни на институт. «Каскад» является скорее организацией, устроенной по принципу горизонтального соучастия. Поэтому кураторская группа, которая должна была разработать финальную выставочную концепцию, решила помимо показа самих работ, рассказать через тексты о реальном положении дел и впечатлениях всех участников за девять месяцев их совместной работы. Представленная кураторами самокритика приглашает посетителей к мысленному диалогу о проблеме разрозненности внутри школы.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Архитектура выставки отсылает к кинцуги — японской технике реставрации разбитых керамических изделий с использованием золота, что несет в себе интересную философию принятия недостатков и изъянов, ценности как деталей, так и всего произведения. 

Мы попросили нескольких участников рассказать о своих работах, их идее и толковании названия выставки.

Алина Бостынец, 17 лет

«Комната Раскольникова»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я в Каскаде год, с октября. В этой работе я пытаюсь визуализировать свои мысли о двойственности русской идеи, русской национальной философии. Вовне этот куб обклеен фотообоями с березами и это символизирует открытые пространства, которые чаще всего ассоциируются с Россией, эти луга, леса, поля, березы. А внутри это то, как я вижу обратную сторону медали, я визуализирую это с помощью образа, введенного Достоевским в «Преступлении и наказании», комнаты Раскольникова. Автор ее описывает то как шкаф, то как гроб, потому что сидя на кровати можно дотянуться и до окна, и до двери, и до письменного стола. На мой взгляд, Россия проявляется в таких маленьких, закрытых, сепарированных друг от друга пространствах точно так же, как и в огромных просторах на наших территориях. Там внутри лежат органы, что символизирует врастание человека в это маленькое пространство и невозможность из него выбраться. На мой взгляд самое страшное в этом, что эта проблема свойственна для современной России, точно так же, как она была свойственна для России в 19 и 20-м веках, потому что стоит зайти в любой типовой дом и можно увидеть, что он весь состоит из «комнат Раскольникова».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я очень люблю русскую литературу, и относительно недавно я начала активно увлекаться историей России, историей русской философии. Всем известно, что русская философия зарождается именно в литературе, и Достоевский является одним из основоположников русской философии, и именно его произведения, не только «Преступление и наказание», но и например «Бесы», и т.д. По-моему, они все пропитаны этой эстетикой, которую я попыталась создать там внутри. Если зайти, там очень грязное окно, плесень, потемневшие углы. Мне кажется, несмотря на то, что если спросить людей в России, то они живут «нормально», но каждому знаком этот вид.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мое трепетное отношение к России, потому что в свое время я пережила эту стадию, свойственную подросткам, когда ты думаешь «Вот бы скорее свалить из Рашки», мне кажется, сейчас многие с этим сталкиваются. А потом, как я уже сказала, я начала изучать историю России, русскую философию, русскую литературу, и я прониклась ужасной нежностью к России, желанием глубже изучить какие-то ощущения, которые можно ассоциировать с Россией. Я не хочу использовать слово «менталитет».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

На мой взгляд очень хорошее название выставки «Слишком много свободы», потому что в наше время все говорят про свободу, но что и заложено в названии, слишком много свободы бывает плохо, это подразумевает неорганизованность, недисциплинированность, невозможность создать продуктивный рабочий процесс. Для меня само словосочетание «слишком много свободы» — здесь есть слово «слишком», очень яркое по своей сути, и для меня это скорее что-то негативное, свобода – это здорово, но когда ее слишком много – это не окей.

Аня Васильева, 17 лет

«Изнутри»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я в Каскаде второй год. Для меня современное искусство – это то, через что я самовыражаюсь, то, через что я могу передать свои чувства и вложить в это частичку себя, это очень для меня важно. В моей семье очень многие связаны с искусством, меня всегда возили по музеям, и для меня это что-то, связанное с воспоминаниями из детства, и одновременно меня это очень сильно интересует, я хочу связать свою жизнь с искусством. Я пока не определилась окончательно, нахожусь в поиске пути, но я хочу связать свою жизнь с творчеством. 

Мой проект называется «Изнутри», эта комната представляет собой метафизический метод абстрагирования из внешнего внутреннему миру. Это мое убежище, я, когда нервничаю, в моем теле, помимо ощущения угрозы, существует дыра, которая засасывает все, ощущения, угрозы, и в самые критические моменты у меня получается погрузиться в эту дыру, закрыться от всех переживаний. Снаружи она достаточно страшная, но внутри очень уютная, когда я погружаюсь в эту комнату, мне в ней хорошо, я успокаиваюсь. Лицевая стена из монтажной пены, покрытая черной краской, а остальные из бумаги, которую я покрасила в черный цвет, и она напоминает по ощущениям комочек ниток, который постоянно путается.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Это очень важный для меня проект, и я очень хочу, чтобы люди, когда заходили в мою комнату, это почувствовали. Также внутри моей комнаты проигрывается монолог, которым я пыталась передать те чувства, которые испытываю, когда нервничаю, когда погружаюсь в эту комнату. Это мой монолог, который я сама написала. Страшно, волнительно выставлять свою работу. Я очень боюсь реакции своих родственников, я никогда с ними об этом не разговаривала, о своих переживаниях, и для них это будет достаточно удивительно. В остальном, я считаю, что у меня очень классный проект, он очень крутой и его должны увидеть все.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мои родители придут на выставку, они меня очень поддерживают. Я с ними не так часто делюсь своими переживаниями, но у меня прекрасные с ними отношения.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мне кажется, название выставки «Слишком много свободы» означает разносторонность «Каскада», потому что у каждой группы очень разные интересы, и они пытались таким образом подчеркнуть разносторонность всех нас. «Каскад» — это самое прекрасное место, лично для меня так точно, потому что благодаря ему я стала более общительной, стала более открытой к людям, я поняла, что хочу связать жизнь с искусством, с творчеством, и мне кажется, что это обязательно должны попробовать все, и это откликнется во многих.

Аня Собитнюк, 17 лет

«Эффект данзотининга»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я в «Каскаде» с октября. Цель искусства и работа всего искусства – это наблюдение и фиксация того, что ты наблюдал. Современное искусство – фиксирование современным взглядом. Для меня современное искусство – это что-то понятное словами, потому что мы существуем в этой реальности и современное искусство говорит понятными для нас словами. Я очень много стараюсь наблюдать, я очень тихий человек, и постоянно мой взгляд с одной стороны на другую, я еду в метро и наблюдаю за людьми, которые говорят, за разными сценками, потому что во всем этом можно найти опыт для себя, опыт для своих работ.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Идея возникла внезапно, я долгое время не знала, что я буду делать, я просто листала Instagram, вдруг наткнулась на работу, мне сразу в голову пришел образ, изначально это был образ распятия человека на железной проволоке, с этим у меня были связаны виды разрушенных заводов, которые сейчас очень распространены, многие предприятия разрушаются. И дальше просто эта идея совершенствовалась, появлялись новые размышления, я думала о том, что могу сказать, из слов рождался образ, образ переделывался как-то и дошел до того состояния, в котором есть сейчас.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В итоге у меня получилось зеркало, которое я разбивала сантехническим ключом, потому что сзади этого зеркала, после того, как оно разбивается, зрителю становится виден костюм, тоже сантехнический.

Костюм сантехника – это моя личная история, поскольку я росла среди людей-представителей рабочих профессий, и работа моего папы именно сантехник. Так как мне это было ближе всего и понятно – это то, о чем я могу и хочу говорить. Ключ, изначально я хотела другой прибор, для того, чтобы соединять пластиковые трубы, но так как сам этот прибор хрупкий, то пришлось заменить на ключ, он фактически тоже относится к этой профессии, но это была вынужденная мера.

Мой объект отражает какое-то возмущение, потому что сама работа тоже родилась из того, где я наблюдала это обесценивание, на разных интернет-ресурсах, в социальных сетях. После прослушивания некоторых видео появлялось возмущение. Почему же я знаю свою правду? Я знаю об этих людях, потому что я с этими людьми живу. Почему другие люди, никогда не бывавшие на их месте, говорят так?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Условно, я хотела рассказать всем правду и разрушить стереотипы. И мне кажется, у меня получилось, судя по тому, как много внимания привлекает этот объект и что мне говорили люди до того, как этот проект создавался, и после того, как он уже воплотился в реальность. Видимо, у меня получается задеть что-то внутри людей, как-то передать частично это возмущение.

Сейчас понимаю, что страшно выставлять свою работу, потому что изначально это все был энтузиазм, я рисую долгое время, около 7-ми лет своей жизни, и единственное, в чем я получала признание – просто в художественной школе у меня забирали большое количество работ, потому что они были хорошие, и они их выставляли. По-другому нигде я не проявлялась. И вдруг я попала в этот проект, настолько на энтузиазме, настолько шла до конца, а потом, когда остается уже полтора часа до выставки, ты представляешь, что будут приходить люди и наверняка эта работа вызовет неодинаковые комментарии, и некоторые из них будут, грубо говоря, тебя хейтить. Немного неприятно, особенно если ты к этому не подготовлен морально. Но все так же сохраняется этот энтузиазм, поэтому очень приятно выставлять свою работу.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мне кажется, это очень интересное название выставки — «Слишком много свободы», потому что на него можно посмотреть с разных сторон и задать себе вопросы: слишком много свободы с какой стороны, слишком много свободы у нас, что мы высказываемся на многие темы, можем быть слишком маленькими для них и это у нас слишком много свободы, или же слишком много свободы снаружи, потому что мы рефлексируем очень многие темы, фактически они присутствуют в нашей жизни, они создавались другими людьми, может быть это у них слишком много свободы?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Василиса Пшенничникова

«Душевая»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мы приходили на занятия, у меня была группа «Миг. Взгляд», Лиза показывала нам какие-то проекты, мы их обсуждали, как-то вдохновлялись, смотрели, потом дома еще пересматривали. Это были разные проекты, перформансы. А потом мы пытались сфокусироваться на той области, которая нам интересна и как-то ее развивать. Получается, примерно в январе я примерно определилась со своим проектом о психических расстройствах и начала думать о форме. После многих проб и попыток, сомнений, у меня получилось то, что получилось сейчас. Белая комната, обезличенное пространство, внутри которого в поверхности написаны всякие связанные с этим вещи, которые меня волнуют. Это история, не моя, просто взятая из интернета и немного сокращенная, это какие-то фразы, которые режут мой слух, как человека, который пытался в этом разобраться, это что-то, что я слышала, то есть ходила по городу и слушала, и собрала какой-то круг вокруг этой темы.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Для меня важна эта тема потому, что я в этом году не напрямую, но столкнулась, у моей подруги есть диагноз, у моего папы тоже. Мне кажется, это очень важная тема, очень мало людей в ней разбираются и что-то о ней знают, поэтому мне хочется привлечь к ней внимание.

Я хочу, чтобы люди как-то начали об этом говорить, интересоваться. Сейчас это очень табуированная, закрытая тема, многие о ней что-то понимают только через какие-то шутки странные, и мало кто знает, если ты с этим столкнулся или боишься признать у себя что-то, обратиться за помощью. Мне хочется нормализовать эту тему в обществе. Меня очень цепляет все, что связано с романтизацией и шутками какими-то. Например: «вот, то он радуется, то грустит, точно у него биполярное расстройство». Когда я такое слышу, мне становится очень противно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Настя Цветкова, 18 лет, Саша Лурье, 17 лет

«Выросшие ноги»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мы в Каскаде первый год. Мы создали вдвоем один экспонат наверно потому, что нам хотелось вместе друг другу помогать, и казалось, что так будет легче. Да и тем более в 11 классе сложно все одному делать, но вполне реально сделать проект одному, как видите, большинство работ индивидуальные.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Можно подумать, что эта работа про ностальгию, про детство, про обращение к нему, но на самом деле мы преследуем немного другие цели, наша задача – вызвать чувства, наша работа про сопереживания, про общность этого опыта. Вы видите тут эту раскраску, в детстве многие отмечали рост, и для нас эти зарисовочки, которые у нас есть – это возможность зацепиться за бытовую ситуацию, но за счет нее вызвать это чувство сопереживания, чтобы оно откликнулось у другого человека, потому что каким-то удивительным образом это правда работает. Наша работа про человека и про людей.

Идея возникала очень давно, просто мы однажды зацепились за текст, за одну фразу, почувствовали, что это как-то здесь откликается и решили нашу идею разворачивать. На создание ушло около 2-х месяцев, примерно с начала апреля. В феврале у всех кураторов уже была задача начать работать с детьми и работать над концепцией. Пока что все обобщать в слова, как-то нащупывать и потом уже выстраивать в какую-то линию. Было очень волнительно выставлять нашу работу. Это наш первый опыт. Проходят кураторы с группами, и ты чувствуешь, что «оставлю-ка я возможность куратору это все рассказать».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Пожалуй, название выставки «Слишком много свободы» одновременно тебя сковывает, тяжело, когда есть очень много возможностей, потому что когда у тебя нет этих возможностей – тебе намного проще. То есть условно ты знаешь, как действовать, а когда тебе дают полную свободу – ты теряешься, с чего начать? И это можно перенести на нас, как наша концепция развивалась, это было вот так. Такая зигзагообразная линия.

Диана Огай, 16 лет

«Жизнь после»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я пришла в «Каскад» первый раз 3 года назад, но я не осталась до конца и ушла, и когда я полностью сделала свой проект – это вот первый год. Он про смерть и про то, что я очень сильно боюсь смерти, и это моя попытка принятия, что это со мной случится, и желание перестать бояться смерти. Это рисунки, выполненные углем и красками, еще и черными ручками — это материалы, к которым я привыкла и которые я почувствовала, мне очень важно чувствовать материал. Хотелось с помощью знакомых мне вещей попытаться принять то, что со мной случится. Это была терапия в своем роде.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Изображены люди, просто частями, мне было важно показать разложение тела, как будто оно испаряется, потому что это такие естественные процессы, которые происходят с телом, которое было живое, но оно уже мертвое. Я хотела сделать просто помещение, пространство, где люди смогут проникнуться. Я очень долго придумывала, наверное большую часть всего времени, а нарисовала все за 2 месяца.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Современное искусство для меня — это максимальная свобода, и такой вызов, который ты хочешь показать людям. Название выставки «Слишком много свободы» — для меня это свобода, которая выходит за рамки той свободы, которую мы привыкли понимать. Свобода – это скорее непонятно, легко потеряться. Я пришла уже с почти готовой идеей и давно уже знаю, что я боюсь смерти, я пыталась прийти к какому-то умозаключению, и наверно за месяцев 6 до того, как я начала все это делать, я пришла к этому. После смерти ничего не будет, и поэтому я боялась этого, мне нужно было это принять.

Я хотела показать людям, что я не одна и никто не один, все могут бояться этого, важно смотреть на собственные страхи.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ева Унгуряну, 16 лет

«Труба коммуникации»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я уже второй год в Каскаде. Мой проект – это труба, она о сложности коммуникации и преодолении этой сложности посредством говорения в обе стороны. Я рисовала закорюки, потом увидела трубы, посмотрела, потом все сложилось. Изначально труба должна была быть не только на полу, а еще в воздухе часть ее, но конструкция и сложности не позволили. Если представить, что город – это музей, то все может быть объектами музея, и я решила взять трубу, почему нет, она является связью жителей с городом и жителей между собой, ну и преодоление сложности коммуникации.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

На создание проекта у меня ушло месяца 3-4 с концепцией, разработкой, а собрали мы ее где-то за неделю, потому что сначала нужно было найти детали, потому что не везде есть нужные детали, в Леруа Мерлен, дальше пилили, резали и думали, как это будет стоять, чтобы не упало. Сама по себе работа – это прежде всего форма, то, как она выглядит, ну а там уже чувство преодоления барьеров в коммуникации.

Прежде всего искусство – это разговор, это слово, это все по сути, вдохновиться можно чем угодно. У нас группа «Миг. Взгляд», музей-город, мы работаем с какими-то городскими объектами, исследование городской среды, и по сути можно все, что угодно. Когда нам говорили, что мы можем придумать проект из чего угодно, просто смотреть на кухонный стол с чашками и тарелками оставшимися, или на заборы. Такие примеры были.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Катя Громыко, 17 лет

«Забор Врубеля»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"

В «Каскаде» я второй год, в прошлом году я работала только как художница, а в этом году я была и в группе художников, и в группе кураторов выставки. Мне кажется, что современное искусство – это возможность выразить себя разными способами, при этом не впихивая себя ни в какие рамки, ни в какой стиль, ты просто приходишь и показываешь свои мысли, привлекаешь внимание к проблеме любым доступным тебе образом. Это достаточно непредсказуемое направление и из того, что я вижу сейчас, все работы на выставке современного искусства совершенно разные, я правда не представляю, что может быть дальше.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Искусство занимает очень большое место в моей жизни. Мне кажется, что все свое свободное время я занимаю деланием чего-либо руками, что для меня важное, либо читаю книги, хожу на выставки, вдохновляюсь искусством, в том числе современным, и изучаю эту тему. Мне кажется, искусство везде, чем дальше – тем больше, потому что сейчас развивается стрит-арт, либо какой-то художник делает свои наклейки, потом эти наклейки уже везде: на стенах в городе и так далее.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мой проект – это небольшой проект забора, который я склеила из пенокартона. Этот забор – уменьшенная копия забора вокруг психиатрической больницы на улице 8 Марта. Этот забор спроектировал Михаил Врубель, русский художник, достаточно известный, мне кажется, все о нем слышали. Он спроектировал его, пока лежал в самой больнице. Почему я выбрала именно этот проект? Мне показалось интересным, что вот ты сам лежишь в больнице, при этом сам придумываешь забор, который будет вокруг этой больницы, то есть отгораживаешь сам себя от мира, и можно смотреть уже с двух сторон: либо ты сам себя запираешь и это ты в заборе, либо это весь мир в заборе. И вот мой забор как раз не типичной прямоугольной формы, а как фрактал, при этом он не замкнутый, но там есть отдельные замкнутые части, поэтому тоже не очень понятно, ты или все остальные.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Несмотря на то, что это достаточно тяжелая тема, всякие психические заболевания и так далее, я думаю, что у меня получился достаточно светлый проект, потому что он и яркий по цветам, и не несет в себе такой тяжелой загрузки, поэтому он просто дает возможность задуматься о чем-нибудь.

На выставке достаточно сложно получить обратную связь, но я понимаю, что любое искусство может как нравиться, так и не нравиться, и это нормально. В «Каскаде» и в самом искусстве есть совершенно разные возможности реализовать себя, и иногда это плохо, потому что сложно выбрать, ты путаешься сам в себе, и мне кажется, что наше название про это.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Александра Должникова (Ксан), 17 лет

«Тысяча мелочей»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"

В «Каскаде» я первый год, один учебный год. Моя работа о мелочах в нашей жизни, например открытки от родителей, свет, который слепит глаза, какой у вас жакет, все эти мелочи обесцениваются, на них не обращают внимание, обращают внимание только на что-то большее, и я сейчас складываю из таких мелочей, которые в форме кубика, потому что есть фактор случайности, складываю что-то большее, и хочу рассуждать о том, насколько это большее лучше, нужнее и значимее, чем одна мелочь. Я хочу сказать о том, что мы должны ценить даже ощущение того, какой шершавый этот кристалл, наш разговор, все эти мелочи важны, они могут кардинально изменить жизнь.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тема проекта мне пришла, потому что мне казалось, что это будет выглядеть очень пафосно, поэтому я хотела назвать это в честь магазина «1000 мелочей», а также всех этих кубиков в итоге будет 1000, их тут разбросано всего 1000. Идея проекта пришла мне за 1 день, после того, как я должна была сдать весь проект, меня очень поддержали мои кураторы и в итоге я очень быстро сделала этот проект, но так же немного он появился от мысли о смерти, когда ты лежишь на смертном одре и думаешь: «как хорошо, что я просто чувствую под собой землю, как хорошо, что я могу видеть небо, дышать». И все эти мелочи очень важны, когда ты думаешь, что ты все теряешь. Я хочу сказать, что нужно это ценить даже когда ты не все теряешь, а все еще живешь. Мне кажется, это очень хорошо влияет на качество жизни, а также на то, с каким интересом и энтузиазмом ты ее проживаешь.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Это перформанс в данный момент, потом это будет перформативная инсталляция. Эмоции и чувства, я надеюсь, что все. Я надеюсь, что у каждого человека это вызывает что-то свое, возможно что-то необъяснимое, я не думаю, что хочу называть что-то конкретное, потому что я хочу отойти от конкретики и нацеленности на один путь восприятия, мне очень нравится широкий спектр тех эмоций, чувств и мыслей, которые могут возникнуть у человека, когда они думают и смотрят на мою работу, это могут быть мысли о мелочах, мысль о стене или мысль о том, что это что-то бессмысленное, я все приму, мне интересно все.

Для меня название выставки «Слишком много свободы» — это скорее немного ироничная шутка, просто «Каскад» дает большую свободу нам, подросткам, как художникам раскрыть свои мысли и чувства, почти полную свободу, и такое ощущение, что та же школа, какие-то масс-медиа, они хотят эту свободу уменьшить, и как будто это небольшая ирония: «тут слишком много свободы, как вы это допустили?» Я воспринимаю это так, я считаю, что свобода – очень важный фактор для любого человека.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Леонид Мещеряков, 15 лет

«Перебор заборов»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я в Каскаде 2 года, это вторая моя выставка, планирую продолжать и на будущий год. Мой проект называется «Перебор заборов», тема проекта заключается в том, что у нас, в больших российских городах, переизбыток временных ограждающих структур, это ломает урбанистику города и ограничивает свободу горожан. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Моя инсталляция – своего рода протест и бунт. Я вышел на улицу, гулял по центру Москвы, и почти на каждой площади очень много временных ограждающих структур, очень неудобно ходить в некоторых местах, и вот мне пришло в голову сделать такую инсталляцию. Заборы нам дала Третьяковская галерея. Монтаж работы занял где-то 3 часа и 3 человека.

Так как в мою инсталляцию можно забраться и посидеть на фундаментальном блоке, когда ты туда забираешься – это неудобно, тебе надо нагибаться, когда ты там сидишь – ты полностью окружен заборами, чувствуешь себя не очень комфортно. Главные эмоции – это дискомфорт. Моя инсталляция не очень вписывается в название выставки. У меня такая инсталляция, что в городах у нас ограничивают свободу передвижения, и противоречие получается.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Участие в «Каскаде» для меня – очень большой опыт в сфере искусства, я еще не до конца определился, кем хочу стать, но «Каскад» дает очень много опыта, очень много знакомств, надеюсь, что в будущем полезных. Современное искусство можно увидеть в любых прогулках, в любом сидении дома, потому что искусство – это все, что нас окружает.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Лея Пастернак, 16 лет

«Консервы»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В «Каскад» я пришла год назад. Современное искусство для меня – это выражение мыслей человека. В моей жизни оно занимает большую роль, благодаря ему я могу что-то сказать и поделиться с большим количеством людей. Я вижу его почти во всем, я могу увидеть какой-то мусор на дороге и для меня это будет что-то обозначать, я подумаю: «вау, это же очень концептуально и красиво», и я буду видеть в этом современное искусство. Название выставки «Слишком много свободы» — это что-то вроде антитезисного сарказма.

Мой проект – это старый шкаф, проект называется «Консервы», от латинского «сохранять», он о бардаке в голове и вообще о чувствах людей. Я запуталась в своих мыслях, у меня их слишком много, слишком много идей, и я захотела убраться в своей голове, и помочь окружающим, чтобы они тоже задумались об этой проблеме, структурировать все.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

С бардаком у меня ассоциируется старый шкаф, он хранит много старых вещей, когда у нас в комнате бардак – это какой-то хлам, и это много вещей, от которых даже не нужно избавляться, ими нужно делиться с другими людьми. Так же и с мыслями, я считаю. Вот, например, у меня какие-то вещи лежат – это все вещи, с которыми у меня ассоциируются какие-то неприятные воспоминания или даже приятные, но мне хочется от них абстрагироваться и отдать другим людям, чтобы они прочитали эту историю и может им станет легче от этого.

В эти банки можно положить свою записку или предмет, который хочешь оставить.

Это было сложно. Я долго собирала эти вещи, потому что мне нравится оставлять себе какие-то вещички с какими-то воспоминаниями, я сходила на прогулку, мне понравилось, и у меня остался стаканчик от кофе, и вот я его принесла сюда. Проект делался достаточно быстро, шкаф я нашла на Авито за 500 рублей, мы сразу привезли его сюда. Банки я собирала со всех друзей со всей Москвы, а вещи у меня хранились несколько лет, это собранные вещи.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Наверное грусть отражает мой проект. Я так весело об этом говорю, потому что я наконец-то от этого освобождаюсь. Страшно, что какие-то знакомые люди могут прочитать там про себя, но я стараюсь перебороть страх, сказать, что все, они должны знать все, потому что там много личных историй. Художник должен быть готов к критике. У меня родители архитекторы, сказали, что это будет очень сложно сделать, потому что шкаф, прорубить стенку, но в результате мы справились. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Марфа Родкин, 17,5 лет

«Coïtus»

Работа с выставки Слишком много свободы
PR-агентство "Бедуш & Маренникова"
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Для меня это первый год в «Каскаде», даже чуть меньше года. Моя работа наполнена психологическим смыслом, который для меня в том числе важен, потому что она о людях, которые создают себе образ, чтобы лучше адаптироваться в обществе, чтобы добиться их целей, и это очень вредно для них самих и в теории может привести к раздвоению личности. Она наполнена текстом, который я писала в такие моменты, когда мне было не очень хорошо, поэтому она очень ценная для меня и наполнена душой.

У меня достаточно провокационная идея и картина, поэтому она занавешена шторкой, 18+. У меня все творчество откровенное, потому что я так чувствую свободу, и чистоту людей. Одежду очень сложно рисовать, если честно. Я ее несколько раз перерисовывала, около трёх, впервые начала делать первые истории в Instagram с ней 35 недель назад, но потом я уезжала на пару месяцев, и это приостанавливалось, но в целом довольно долго. Когда я рисую – это процесс бессознательный, я полностью доверяю подсознанию, поэтому на этот вопрос я ответить не могу. Как рука повела.

Основные эмоции, которые отражает мое творчество: тревога, беспомощность, но при этом сила и свобода действия.

Мне не было страшно выставлять свою работу, плюс у меня родители художники, я все детство была в этой сфере и была подготовлена ко всем возможным трагедиям, но я рыдала из-за того, что шторка не нравится, рыдала сегодня, что свет не так лежит, но в целом я была готова. Родители меня очень сильно поддерживают, и за это им огромная благодарность, потому что я бы вряд ли без их поддержки смогла бы дойти до этого. Единственное, что маму волнует, что ей штраф выпишут за это дело, но в целом она поддерживает.

У меня есть секретная мечта, когда я буду невероятно знаменита и богата – открыть школу для талантов, где я буду каждого проверять лично. Современное искусство для меня — это жизнь и единственная среда, в которой люди по-настоящему открываются, даже если они себе придумывают образы, быть честными проще всего в искусстве. Его можно увидеть во всем, мы живем в современной среде и все, что люди производят сейчас – это искусство в какой-то степени. Вдохновиться можно чем угодно.

В названии выставки «Слишком много свободы» есть ирония в том, что слишком много свободы, но все равно некая цензура все же происходит, а для меня это очень личное словосочетание, потому что в детстве меня ругала бабушка этим словом, что «во мне слишком много свободы, поэтому ты такая, какая есть». Сейчас это плюс. Это страшно, потому что когда у тебя слишком много свободы – ты можешь просто потеряться, поэтому ты сам создаешь себе некие рамки и уже в них спокойно двигаешься.

О  проекте

«Каскад. Проект как метод» — межинституциональная проектная школа, которая дает возможность ученикам и учителям выйти за пределы школы и реализовать выставку в настоящем музее под руководством тьюторов и приглашенных кураторов. По мнению создателей проекта Александры Хейфец и Лиды Лобановой, проектное обучение способствует личностному росту и помогает подросткам не потеряться в современном мире со всеми его сложностями: ориентироваться в информационной реальности, развить критическое и творческое мышление. Образовательный проект вошел в шорт-лист премии Moscow Urban Forum community awards 2019, стал лауреатом премии «Инновация 2020», а также победителем премии «‎Сноб. Сделано в России — 2020» в номинации «‎Z» — команда школы «‎Каскад» получила приз за организацию масштабной выставки для художников поколения Z в Музее Москвы.‎

Даты проведения: до 11 июля 2021.

Место проведения: Музей Москвы, Зубовский бульвар, 2, первый корпус.

А вас заинтересовала выставка "Слишком много свободы"?
Да, интересно бы увидеть
Нет, не "моё" искусство
Загрузка статьи...