Кошмар наяву: три истории мам, разлученных со своими детьми

Они потеряли детей после расставания со своими партнерами. Никто из них не был готов к тому, что бывший муж, с которым когда-то была любовь и ожидание счастья, заберет ребенка и постарается сделать так, чтобы он не вспоминал о матери. А если и вспоминал — только плохое. Семейный киднеппинг — так называют эксперты ситуации, в которых один из родителей фактически похищает ребенка и изолирует его от общения с другим. Вопреки закону, вопреки решениям суда. Центр «Защитники детства», открывшийся в сентябре в Москве, обозначил своей задачей защищать права оставленных родителей, помогая им с экспертной поддержкой.
Кошмар наяву: три истории мам, разлученных со своими детьми

В 2018 году суды РФ удовлетворили 15 188 исков по спорам о детях, из которых в отношении 7 412 были открыты исполнительные производства. Это означает, что эти 7 412 человек считают, что решить их спор мирно невозможно даже при наличии судебного решения, и они обращаются за помощью к приставам. Всего же на исполнении у приставов находились 12 226 дел. Исполненными на конец года оказались всего лишь 37%.

Большинство граждан так и остаются с судебными решениями, которые не исполняются, и это длится годами. За это время дети вырастают, некоторые — забывают о том, кто их настоящая мама, некоторые растут с убеждением, что мама их предала — именно так часто говорят детям отцы о бывших женах. Обращаться за помощью приходится к общественникам, которые консультируют и сопровождают дела матерей на всех этапах.

18 сентября 2019 года в Москве состоялось официальное открытие Центра содействия реализации родительских прав «Защитники детства». Центр помогает родителям защищать права собственных детей. Как формулируют в Центре, похищение и удержание детей одним из родителей, несоблюдение прав несовершеннолетних и игнорирование законов и судебных решений стало бичом 21 века в России. Здесь называют его семейным киднеппингом.

Вот три истории от мам, которые пережили потерю своих детей.

Альфия Муртазина, город Пушкино

Альфия вышла замуж за Сергея, поддавшись на красивые ухаживания, упорство и настойчивость мужчины. И очень скоро об этом пожалела. Сергей пытался контролировать все в ее жизни — кому пишет, с кем разговаривает, куда идет, во что одевается. Во время беременности ограничивал жену в деньгах, выдавая строго до копейки на проезд. Выжить в то время ей помогли коллеги по работе и друзья, они не могли смотреть на слезы беременной женщины, которой было не на что поесть.

Через 2 недели после появления на свет дочери Миланы Аля приняла решение уйти от мужа, переносить сцены ревности и придирки, имея на руках новорожденного ребенка, стало совсем невозможно. Через полтора месяца она вернулась к мужу — в надежде, что семейная жизнь наладится, но Сергей продолжал устраивать скандалы, и Аля приняла окончательное решение разойтись.

Пара разошлась, но Сергей приезжал в любое время, общался с дочкой, иногда брал ее к себе в гости. Аля не подавала на расторжение брака до 2016 года, ей было некогда, нужно было зарабатывать на жизнь для себя и дочери, заниматься малышкой. В 2016 году суд принял решение развести супругов и определить порядок общения отца с дочерью.

Кошмар наяву начался в мае 2019 года, когда Милана заканчивала 2 класс. Сергей забрал дочь в очередной раз в отведенное ему время, на майские праздники. И с тех пор Аля ничего не знает о том, где ее ребенок.

Бывший муж просто сообщил ей через смс, что Милану она больше не увидит.

Аля побежала в суд, опеку, полицию, комиссию по делам несовершеннолетних, но законодательство выстроено так, что у обоих родителей совершенно равные права и никто из органов по существу ничего сделать не может. При этом два отдела опеки, в которые обращалась Альфия, заняли противоположные позиции. Опека Пушкино Московской области всегда поддерживает Альфию, насколько это возможно в рамках законодательства и по-человечески. Мещанская же опека города Москвы сделала заключение о том, что мать применяла к девочке психологическое насилие. На недоумение Али о том, на основании чего были сделаны такие выводы, ведь в заключении психолога от этой самой опеки нет ни слова об этом, опека просто сказала, что ей так кажется.

А еще отец принес заключение от коммерческого психолога, которая, ни разу не видя Альфию и не исследуя ее взаимоотношения с дочерью, просто написала о том, что девочке лучше без мамы.

Аля неоднократно ездила по всем знакомым адресам, где может проживать муж, стояла под окнами и дверьми. Она постоянно звонит бывшему мужу, но это не помогает. Она не знает, ни где ее дочь, ни что с ней, ни как она себя чувствует. Первого сентября девочка не приступила к учебе по месту своего обучения в школе в г. Пушкино, но даже по этому факту привлечения отца ребенка к ответственности пока не последовало, хотя российское законодательство прямо говорит о том, что среднее образование в нашей стране обязательно.

Наталья Голубкова, Мытищи

История Наташи облетела все федеральные СМИ год назад.

Наташа приняла решение разойтись с Робертом, не выдержав его пристрастия к веганской пище, к которой он настойчиво склонял всех домочадцев. После развода место жительства маленького Родиона было определено с мамой. Папа виделся с ребенком ежедневно, Наталье и в голову не приходило его в этом ограничивать, ведь он отец. Она закрывала глаза на то, что Роберт не платил алиментов, а все имущество, приобретенное в браке (10 объектов недвижимости, по оценке экспертизы на 300 млн рублей) переписал на отца и друга через 2 недели после ее ухода из семьи.

К моменту исполнения Родиону трех лет, Наташа стала готовить малыша к садику, а злостная неуплата алиментов привела ее к решению подать в суд и обратиться к адвокатам. В июне 2017 года между расставшимися родителями началась война за ребенка.

Роберт проник на территорию дома Наташи и увез сына, никого ни о чем не предупреждая. С того дня все общение Наташи с сыном было по его воле прекращено.

Наташа много куда обращалась, но добиться чего-то смогла только в комиссии по делам несовершеннолетних города Мытищи, которая вынесла постановление о том, что отец виновен по статье 5.35 часть 2 — в препятствовании родителю в общении с ребенком. И тут случается самое удивительное. Роберт подает иск об определении места жительства трехлетнего сына с ним, и суд этот иск удовлетворяет. Потом Наташа узнает сколько связей было задействовано и сколько сил приложено далеко не бедным отцом, чтобы так случилось.

Наталья подает апелляцию, что автоматически делает решение суда еще не вступившим в силу, а увидев наконец своего сына на одной из детских площадок, Наташа берет его на руки и уезжает. Она обследует ребенка у детских врачей, выявляет нарушения внутренних органов, желтуху, дефицит веса вследствие навязанной отцом веганской и сыроедческой диеты, начинает лечение и реабилитацию сына. В отпуск Наташа едет с ребенком в Израиль. С Робертом, казалось бы, ситуация стабилизировалась: Наталья честно ему сообщает, куда едет, и не скрывает адрес, тем более по этому адресу сам Роберт неоднократно бывал, даже после развода.

А в июле 2018 года полиция Мытищ объявила ребенка в розыск как без вести пропавшего и завела уголовное дело по ст. 330 УК РФ. Якобы неустановленные лица похитили ребенка, избили отца, совершили грабеж.

Позже на очной ставке в Следственном комитете Московской области со свидетелями Голубков сообщил, что растерялся, плохо помнит события, и конечно, с ребенком уехала мама. Но дело до сих пор так и не закрыто.

16 июля 2018 Голубков сумел получить до апелляции, назначенной на сентябрь, решение суда об определении места жительства ребенка с ним. Со штампом — вступило в законную силу. Это прямо противоречит закону. С этим решением суда Мытищ он приехал с иском в суд Израиля, требуя возвращения ребенка в РФ и немедленную передачу ребенка ему. Для Израиля ОМЖ равнозначно опеке над ребенком. В немедленной передаче ребенка суд Израиля отцу отказал дважды, но вынес решение о возвращение ребенка на родину в рамках Гаагской Конвенции для продолжения судебных разбирательств. Прописав в решении, что ребенок возвращается с мамой, папа может находится в поле зрения.

При встрече в Израиле в октябре сын, по словам мамы, испугался отца, так как папа требовал немедленной передачи ребенка ему. Ребенок плакал, не хотел идти с отцом в гостиницу, боялся, что папа опять спрячет его от мамы. Дальше произошло то, что впоследствии облетело все федеральные каналы. Наталья, Родион, сын Натальи от первого брака и ее сестра вернулись в Москву. Этим же рейсом с ними летел и бывший муж. В Шереметьево на выходе из самолета Роберт попытался силой отобрать у Наташи ребенка. Вмешалась полиция Шереметьево. А вот на паспортном контроле Наталью и ее сына встречали следователь Следственного комитета Мытищ с оперсотрудниками полиции Мытищ почти в полном составе. В наручниках они вывели старшего сына Наташи, силой затолкали в машину ее сестру — гражданку Израиля, и маму с Родионом. Наташу и ребенка держали в УВД Мытищ до часа ночи, все это время ребенок не ел и не спал. Адвокатов пустили только в 23 часа. Около здания УВД Мытищ всю ночь дежурили помогающие Наташе люди, волонтеры проекта «СТОПкиднепинг», корреспонденты телевидения, адвокаты, активисты. Как считает Наталья, только благодаря такой поддержке ребенка не смогли забрать силой в полиции. Все это время ей пришлось держать Родиона на руках.

Читайте также: "Мама ищет тебя". Истории женщин, чьи мужья забрали детей после развода

Сразу после этого Наташа сменила место жительства и телефоны, на работу начала ездить с пересадками, запутывая следы.

В ноябре 2018 Роберт подал иск в Мытищинский суд о лишении Натальи родительских прав. Такой же иск была вынуждена подать и Наталья. По словам Натальи суд проходил странно. Так, судья отказались выслушать в качестве свидетелей приехавшего в Мытищи профессора, видевшего ребенка с желтухой и истощением, и клинического психолога, которая видела Родиона после инцидента в аэропорту. Зато были выслушаны свидетели со стороны отца, заявившие, что в Шереметьев ребенок, по их мнению, находился под действием психотропных веществ. И никакого нападения не было, Наташа якобы сама упала и кричала. Решение суда было — передать ребенка отцу.

23 марта 2019 года Наталья с сыном вышли из дома, в котором они прятались. Из трех припаркованных рядом машин выскочили и подбежали к ним семь человек, среди которых были, по словам Натальи, профессиональные боксеры. Также в одном из нападавших Наталья узнала сотрудника полиции, который не скрывал этого. Ребенка силой вырвали из рук матери, вывихнув ей плечевой сустав и провезя по асфальту волоком. Плачущего навзрыд мальчика бросили в машину без номеров и увезли. Отца среди этих людей не было. Через считанные минуты Наталья подала заявление о похищении ребенка. Через два часа бывший муж вышел на связь с сотрудниками полиции, показал на видео ребенка и сообщил, что люди действовали в его интересах. Наташа неделю с травмами провела в реабилитационном центре.

С этого дня Наталья ничего не знает о сыне. Когда она приезжает по известному ей адресу, дверь ей никто не открывает. На протяжении всех прошедших месяцев Наташа пишет бывшему мужу, умоляя дать ей увидеть сына и предлагая подписать мировое соглашение, согласно которому оба родителя будут равное время видеть ребенка. На Роберта выходили медиаторы — профессиональные посредники для улаживания конфликтов, но от встречи Роберт Голубков отказался. Заявления Наташи в профильные органы остаются по сути без ответа.

Александра Марова, учредитель «Защитники детства», эксперт в сфере родительских споров

Александра Марова
Александра Марова

«Обе истории — типовые примеры того, к чему приводит несовершенство нашей системы. Налицо как то, насколько неэффективно действуют органы власти в тех ситуациях, где они вполне могут повлиять на одну из сторон в интересах детей, так и то, что в стране отсутствуют реально действующие механизмы защиты как ребенка, так и пострадавшего родителя. Система остро нуждается в реформировании и, прежде всего, необходимо ужесточать меры ответственности за неисполнение решения суда, за сокрытие ребенка со стороны одного из родителей. На сегодня мера ответственности просто смешная - максимально это 5 тысяч рублей, и то в случае повторности деяния. Да и добиться даже такого наказания стоит огромных трудов и нервов. Все это приводит к тому, что некоторые наши граждане ощущают полнейшую вседозволенность и безнаказанность, что позволяет им вытворять самое страшное со своими детьми и очень изощренно мстить бывшим женам».

Надежда Шутова, Москва

История Нади — единственная из трех, где мама и ребенок уже вместе. Но впереди их ждут суды и серьезная борьба. Отец детей — влиятельный московский бизнесмен, и он пытается привлечь бывшую жену к уголовной ответственности.

Решение развестись с Сергеем Надежда приняла в апреле 2018 года, когда Сергей избил ее, а через несколько часов она застала его в номере отеля в компании нескольких женщин. Для решения насущных предразводных дел Надя отвезла детей — дочь Настю и сына Ярослава — на весенние каникулы в Новосибирск, где проживали родители мужа. Они выразили желание помочь невестке с детьми в непростой период. С тех пор в ее жизни начался ад.

Когда через неделю Надя вернулась за детьми, ей их попросту не отдали. В течении весны Надежда предпринимала попытки забрать детей, вызывала полицию, упрашивала мужа и его родителей, но все было бесполезно.

В июне отец забрал детей в Москву, с тех пор Надя перестала получать какую либо информацию о том, что с ними, где они, как себя чувствуют. Надежда подала иск об определении места жительства детей с ней, потянулись бесконечные судебные заседания. Сергей прописался фиктивно в Новосибирской области, где его отец занимает должность депутата и считается не последним человеком в местном наукограде Кольцово, в результате чего судебное дело передали в Новосибирск.

В период с июня по декабрь 2018 года Надя постоянно предпринимала попытки увидеть дочь и сына, она умоляла бывшего мужа позволить ей побыть с детьми, на любых его условиях. Два раза Сергей согласился. Каждый раз он отводил на свидание матери и детей всего несколько минут, и обе встречи проходили под его надзором, в окружении его знакомых и друзей.

В декабре 2018 года Надя смогла третий раз выпросить у Сергея свидание с детьми. Встреча была назначена возле гостиницы «Рэдиссон». Неизвестные Наде люди, представившись знакомыми Сергея, провели ее в один из номеров, где ее ждали бывший муж, Настя и Ярослав. Им снова дали всего 10 минут, но как только Надя спросила дочку, где она учится, девочку тут же увели от нее. Через несколько минут стали забирать и Ярослава, вырывая его силой и с криками из рук матери. Надя успела вызвать полицию. Обороняясь от бывшего мужа, она воспользовалась баллончиком. На Надю завели уголовное дело по 115 статье УК РФ — причинение легкого вреда здоровью. В настоящее время она проходит в качестве подозреваемой.

Дальше случилось неожиданное. В сентябре 2019 года Надя смогла забрать Ярослава. В аэропорту Домодедово Надя ждала рейс из Новосибирска, с которым ей должны были передать документы, удостоверяющие, что прописка ее мужа в Новосибирске фиктивная. В зоне прилета она неожиданно услышала до боли знакомый голосок: «Мама!» — это был ее сын. Сердце матери оборвалось, Надя не верила, что случилось то чудо, которого она ждала каждую минуту этих полутора лет. Мальчик радостно к ней потянулся, Надя успела взять его на руки, они крепко друг друга обняли, и именно крепость объятий не позволили Сергею в очередной раз вырвать малыша из рук мамы.

Он пытался душить Надю, бил ее по голове и в лицо, пока его не оттащили случайные прохожие, неравнодушные люди, которые не смогли пройти мимо.

В настоящее время у Нади диагностировано сотрясение мозга. Но самое главное — она и ее сын воссоединились. Ярослав не отходит от мамы ни на минуту, старается не терять ее из зоны видимости и постоянно требует ее внимания, которое Надя с огромной радостью ему дарит.

Надежда с сыном
Надежда с сыном

Дочь Настя все еще проживает с папой. Впереди Надежду ждут очередные судебные заседания по определению места жительства детей и уголовное дело, которое на нее возбудила полиция Дорогомилово.

Андрей Сиднев, юрист «Защитники детства», сопровождает Надежду

Андрей Сиднев
Андрей Сиднев

«Несмотря на то, что решения суда в части определения места жительства детей все еще нет, мать имела полное право участвовать в воспитании детей, это четко регламентировано Семейным кодексом. Отец это игнорировал, и в течение полутора лет дети росли без мамы. Поражает и просто человеческая низость — как можно растаптывать женщину, которая слабее тебя, у которой нет столько ресурсов и возможностей и которая просто хочет быть мамой. Возбуждение уголовного дела против Нади, которая действовала в целях самообороны, защищая себя и своего ребенка имеет конечной целью лишить ее родительских прав, ведь по закону если один из родителей совершил умышленное преступление против здоровья или жизни второго родителя, то он может быть лишен родительских прав. Вместе с тем мы все-таки верим, что здравый смысл и разум возьмут верх и отец детей сможет выстроить здоровые отношения с уже бывшей супругой, при которых их дети не будут страдать, а смогут воспитываться обоими родителями»

Все три истории находятся на сопровождении Защитников детства. Если вы хотите помочь этим или другим родителям, которые пока не имеют возможности быть со своими детьми, это можно сделать через сайт организации.

По материалам организации «Защити детство»

Фото: Shutterstock, Getty Images

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст