«Как только мы усыновили первого ребенка, я узнала, что беременна»

Татьяна Дробышевская — руководитель центра поддержки приемных семей и многодетная мама. Они с мужем воспитывают шестерых детей, хотя когда-то врачи заявили паре, что родителями им никогда не стать. Разве могли они предполагать все, что случится дальше?
«Как только мы усыновили первого ребенка, я узнала, что беременна»

На встречу с нами в одном из питерских кафе Татьяна пришла с южным загаром и задорным блеском в глазах. Она только что вернулась из отпуска, который провела с мужем Денисом в поездке по Индии. И нам трудно поверить, что у этой пары шестеро детей — кровных и приемных. Двое старших уже самостоятельные, остальные учатся, занимаются в кружках и секциях. Денис работает врачом, Татьяна руководит Центром поддержки приемных семей «Найди семью» в Гатчинском районе. Но несмотря на огромную нагрузку на работе и дома, Таня всегда в хорошем настроении, бодра, полна энергии и планов.

Наш разговор с ней — о том, как сохранять себя в действительно непростом графике жизни и работы, как делать так, чтобы и дети, и работа всегда были в радость.

Врачи ошиблись

Татьяна, как получилось, что у вас так много детей? Это был план или просто стечение обстоятельств?

Мы с мужем с самого начала мечтали о большой семье. Но время шло, а детей у нас не было. В определенный момент врачи сказали мне, что и не будет никогда. И тогда мы решили усыновить ребенка. Первым нашим приемным ребенком стал Ираклик, ему тогда было два с половиной года. Когда мы уже собрали на него все документы и подписали согласие, я узнала, что врачи ошиблись и я беременна. Так вскоре после появления Ираклика у меня родилась Эмилия.

То есть двое детей разного возраста появились почти одновременно? Это было сложнее, чем просто с близнецами?

Конечно, первые месяцы после рождения дочки были очень тяжелыми: бессонные ночи с младенцем, адаптация Ираклика, ревность, возведенная в сто двадцать пятую степень… Мы с Денисом сами себя не помнили и не узнавали. Но из этих бурь мы вышли совершенно обновленными. Другими. И спустя некоторое время мы поняли, что готовы взять еще приемных детей.

И снова взяли малыша?

Нет, на этот раз у нас появились подростки, 13-летний Саша и его 12-летняя сестра Наташа. А спустя пару месяцев я узнала, что снова беременна, и в результате у нас появилась вторая кровная дочка, Агата.

Наверное, с таким разным возрастом уже было проще?

В чем-то, может быть, и проще. Но на самом деле мы вновь пережили крайне сложный период: в какой-то момент Сашу накрыла адаптация, он убегал из дома, отказывался жить с нами. Хорошо, что во время обучения в Школе приемных родителей я поняла: в сложных ситуациях надо обращаться за помощью к профессионалам. Мы нашли хорошего психолога, долго и серьезно работали с ним, и в конце концов наши отношения нормализовались.

С Наташей тоже все складывалось не очень гладко: у нее в силу особенностей здоровья были серьезные проблемы со школой, мы просто мечтали, чтобы она получила среднее образование. Были моменты, когда я думала, что все бессмысленно, ничего не наверстать, но потихоньку все получилось.

Сейчас Саша и Наташа уже совершеннолетние, живут отдельно, но неподалеку от нас, так что мы продолжаем много общаться и участвовать в их жизни. Саша работает, Наташа вышла замуж, летом нашему внуку Арсению исполнится 1 год. У Наташи хороший работящий муж, а она сама — прекрасная заботливая мама.

Последний ребенок появился уже после переезда Саши и Наташи?

Нет, это было 3 года назад, когда Саша и Наташа еще жили с нами. Влад стал, можно сказать, результатом моей работы в Центре поддержки приемных семей: о нем я узнала от органов опеки и поняла, что, кроме нас, ему не поможет никто. 14-летний парень внезапно остался без родителей, и желающих взять его в семью просто не было.

Маршрут помощи

Татьяна Дробышевская и ее дети
Татьяна Дробышевская и ее дети

Получается, что приемное родительство стало вашей профессией?

Нет, сейчас моя профессия — это помогающий специалист по поддержке приемных родителей. Это очень близко к самому приемному родительству, но все-таки несколько другое. Сложилось это все случайно, но сейчас мне кажется, что во всех событиях была своя логика.

Когда наша семья стала многодетной, нам предложили участие в проекте фонда «Ключ» (это фонд Елены и Геннадия Тимченко): многодетным приемным семьям предлагалось проживание в частных домах в специально построенном для этого поселке недалеко от Гатчины. Мы решили, что это хороший вариант быстро и без капитальных вложений улучшить жилищные условия, и переехали.

Тут мы оказались в окружении таких же семей, начали общаться, и получилось так, что многие приемные родители стали обращаться ко мне за помощью и советами. И я поняла, что мне не хватает знаний: нельзя опираться только на личный опыт, чтобы полноценно помогать другим, нужно много учиться. Я нашла себе подходящую программу и обратилась в благотворительный фонд «Найди семью» за помощью в ее оплате. В фонде мне оплатили двухгодичное обучение и предложили создать Центр поддержки приемных семей.

И как вам это удалось?

Очень небыстро. Мы действовали по теории малых шагов: сначала работали с маленькими детьми, потом постепенно выстраивали отношения с родителями, открывали новые формы помощи — все очень и очень постепенно.

С момента создания Центра прошло уже три года. Сейчас у нас уже довольно большая команда, мы помогаем приемным семьям в Гатчине, Вырице, Любани и Сланцах, и запрос на нашу помощь очень большой. Мы работаем по такой же модели, как и другие Центры фонда «Найди семью»: каждая обратившаяся к нам семья проходит диагностику и получает индивидуальный «маршрут помощи».

С семьями — родителями и детьми — работают психологи, социальные работники, юристы, дефектологи и другие специалисты. Работа идет в разных формах — групповых и индивидуальных. Кроме того, у нас есть отдельное направление — терапевтический досуг, мы организуем разные мероприятия и выездные сессии, во время которых дети и родители не просто приятно проводят время, а учатся доверять друг другу, взаимодействовать именно как семья, где есть старшие и младшие, решать совместные задачи.

А какую работу в Центре вы делаете сейчас?

Я занимаюсь очень разными направлениями. Во‑первых, я по-прежнему веду работу с конкретными семьями. Я всегда участвую в первичной диагностике и разработке маршрута помощи.

Но основное — это, собственно, организация и поддержание деятельности Центра. Я занимаюсь планированием бюджета, отчетностью, подбираю людей в команду, веду многочисленные переговоры с органами опеки. Когда появляется новая территория, где есть запрос на нашу помощь, первоначальная оценка и организация всего процесса — тоже на мне (например, недавно мы начали работать сразу с несколькими семьями из Вырицы).

Одним словом, деятельность Центра — это сложный механизм, требующий моей постоянной вовлеченности.

Для мамы отдых — не каприз

Татьяна Дробышевская с мужем
Татьяна Дробышевская с мужем

И как же при таком количестве задач вы успеваете думать об отдыхе и отдыхать?

Как я догадываюсь, что мне нужно отдохнуть? Никак. Я специально об этом не думаю, как никто не думает, например, о том, что поутру надо умываться. Отдых у меня просто вписан в жизненный график. Например, раз в две недели я с подругой хожу в кино.

Дети остаются на мужа — накормить готовым ужином и уложить спать вообще не проблема. А мы идем в кино, часто даже не заморачиваясь выбором фильма. Целый вечер полного переключения — и я отдохнула. А с другой подружкой мы раз в две недели ходим в баню, и это тоже целый ритуал, который физически восстанавливает великолепно.

Если какой-то из этих пунктов выпадает из графика, то к концу недели я уже начинаю явно ощущать усталость. Я становлюсь более раздражительной, начинаю заводиться в ситуациях, которые в нормальном состоянии меня вообще не беспокоят.

Денис относится к отдыху так же, и у него есть свое расписание релакс-вечеров. И он совершенно спокойно отпускает отдыхать меня: всем приятно, когда в доме спокойная и радостная мама и жена.

Нас очень выручает то, что все дети у нас разного возраста, а значит учебно-кружково-секционная логистика у всех разная. Кто-то уже может все сам, а для маленьких большинство кружков и секций находится в нашем поселке в доме культуры. И еще у детей разного возраста разные потребности и желания в отношении родителей, заботы и родительского внимания.

А еще мы с Денисом обязательно ездим в отпуск. Иногда поодиночке, и тогда второй остается дома, а иногда получается уехать вдвоем без детей — тогда мы вызываем «на дежурство» мою маму из Екатеринбурга. Но раз-два в год мы обязательно отправляемся в путешествие. По Индии мы путешествовали самостоятельно, пережили все экзотические «аттракционы», которые только можно. Бывали в Испании, в Финляндии, в Эстонии, в Венгрии, Италии…

Ничего себе география! Это, наверное, достаточно дорогой отдых?

Я уверена, что варианты отдыха с отъездом родителей из дома найти можно, если поставить перед собой такую цель. Для поездок, мы, во‑первых, ежемесячно откладываем небольшую сумму денег. А во-вторых, мы выбираем самые недорогие варианты перелета и проживания — летаем лоукостерами, ездим на автобусах, живем в хостелах и т. д. Для нас главное — это полная смена обстановки, новые впечатления, а бытовые условия особой роли не играют.

Но даже поездка на один-два дня - это тоже отдых, полное отключение от текущих дел и проблем. И такое мы тоже практикуем, примерно два-три раза в год куда-то уезжаем на выходные без детей. И уж это получается совсем недорого: например, до границы с Эстонией нам на машине доехать два часа. Залил бензин — и поехал.

Дети спокойно остаются без мамы? Не бывает ревности и упреков?

Все мои дети к такому расписанию относятся как к норме. У нас нет ревности, что мама уехала, а дети остались. Во‑первых, потому что они все имеют свои занятия и свой отдых. Например, Ираклий серьезно занимается танцами и два раза в год ездит в лагерь с танцевальной группой — и так у каждого. А во-вторых, они же знают, что отдых с ними тоже стоит в графике, и он обязательно будет. В последние годы мы организуем специальный летний отдых для семей с приемными детьми — водные походы. Собирается около 20 семей, много лодок, мы разбиваем большие стоянки. При этом мы не просто плаваем, готовим на костре и ночуем в палатках. Мы всегда продумываем программу тренингов, чтобы дети и родители в отрыве от ежедневных бытовых забот «подкачали» навыки командного взаимодействия, еще раз расставили свои роли в семье и так далее. Получается очень здорово.

И отдельно, только семьей, мы тоже стараемся выбираться куда-нибудь. Была Ахбазия вот, теперь хотим в Грузию очень.

Я уверена, что отдых — это не каприз, и его нельзя пускать на самотек, его нужно планировать так же тщательно, как и работу. Отдых должен быть в графике, и ты не должен задумываться, стоит или нет сделать паузу. У меня ни разу в жизни не доходило до серьезных срывов, когда мне надо было обращаться к врачу и поддерживать себя лекарствами, но у моих коллег по благотворительному сектору, я знаю, такие ситуации бывают.

Пристальное внимание к отдыху — совет психологов?

К такому отношению к отдыху я пришла самостоятельно и, как ни странно, довольно давно — в 18 лет. За год до этого я вышла на работу, а первый отпуск провела дома, разгребая разные домашние накопившиеся дела. А по окончании отпуска поняла, что пришла на работу гораздо более уставшей, чем уходила две недели назад. С тех пор я точно усвоила, что отдых — это обязательно смена обстановки, дома отключиться невозможно, потому что всегда будет что-то немытым, что-то неубранным, домашние дела не кончаются никогда.

Более того. Я понимаю, что мое нормальное состояние — хорошее настроение, бодрость, интерес к работе и к делам детей, мой оптимизм и мое терпение — это еще и обязательная, можно сказать, профессиональная компетенция.

Невозможно помогать другим, работать с чужими проблемами, переживаниями, конфликтами, если ты сам не в форме.

Ты не сможешь ни нормально воспитывать своих детей, ни тем более помогать другим людям. Поэтому я отношусь к отдыху, к восстановлению, к релаксу как к необходимому делу и никогда не виню себя в том, что потратила на это свое время и деньги.

Своих подопечных — приемных родителей — вы тоже учите отдыхать?

Обязательно. Этому же отношению к своему ресурсу и к своему отдыху мы постоянно и упорно учим всех наших приемных родителей, с которыми работаем. На психотерапевтических группах проблеме восстановления посвящаются отдельные занятия, потому что все наши родительские установки обычно бывают выстроены прямо противоположным образом: все лучшее детям, родила (взяла) — значит, тяни и не ной, и так далее. Но такой подход не оправдывает себя в долгосрочной перспективе. Можно год-два жить в режиме полной мобилизации, а потом организм начинает защищать себя сам. Мамы начинают болеть, садятся на антидепрессанты, испытывая при этом чувство вины за «плохую мать».

А если установку поменять и встроить опцию отдыха для мамы в жизненный график, то оказывается, что детям достается гораздо больше внимания, позитива, терпения и жизненных сил. Потому что мама — в ресурсе, а не на последнем издыхании. И проблемы решаются проще, и отношение к проблемам тоже становится проще и конструктивнее. В конечном итоге, выигрывает вся семья.

Ваши подопечные семьи много путешествуют по вашему примеру?

А вот здесь нет никаких примеров и рецептов. Ведь у каждого — свой путь восстановления. Кому-то нужны путешествия, а кому-то — грядки на даче, кому-то необходимо вышивать крестиком, а кому-то — кататься на велосипеде. Тут нет универсальных и подходящих всем рецептов, но свои расслабляющие занятия нужно найти обязательно.

Важно уметь прислушиваться к себе, к своим потребностям, не считая это непозволительным. Только когда родитель находится в равновесном ресурсном состоянии, он может полноценно заниматься ребенком.

И да, мы очень много говорим с нашими семьями о том, как научиться слышать себя и быть внимательным к своим потребностям. Это, действительно, важнейшая родительская компетенция, как бы странно это ни звучало.

Второй момент, который всегда беспокоит родителей, — это как оставить детей. Если речь идет об одном вечере или паре выходных, то это вообще не тема для обсуждения. Бабушки, подруги, няни, в конце концов меняются папа и мама, если совсем никаких вариантов. Но нужна принципиальная установка: родители имеют право на отдых, восстановление, переключение. Жизнь родителей не сводится исключительно к тому, чтобы заниматься с детьми. Да и детям в любом случае важнее родители отдохнувшие, довольные, с запасом терпения и сил, чем постоянное 24х7 их наличие.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст