История великой катастрофы: самое крупное наводнение в Петербурге

В ночь с 18 на 19 ноября 1824 года на Адмиралтейской башне были зажжены сигнальные фонари. Начиналось самое страшное наводнение, случившееся за всю историю Санкт-Петербурга.
История великой катастрофы: самое крупное наводнение в Петербурге

Наводнения в Петербурге — не редкость, их было больше 300, и происходят они в основном осенью. Но случившееся в ноябре 1824 года, считается самым страшным с момента постройки города. Уровень воды в те дни доходил до 4 метров и выше.

Утро 19-го ноября (7 ноября по старому стилю) было сырым и промозглым. Лил дождь, дул сильный ветер, но ничего не подозревающие петербуржцы шли, как обычно, по своим делам. К 10 часам ветер стал усиливаться, началась настоящая буря, по улицам летел всякий мусор, срывало крыши с домов, а деревья выворачивало с корнем. Несмотря на это, толпы людей потянулись к берегам Невы, посмотреть, как вздымаются волны, разбиваясь о гранитные берега. Не осознавая надвегавшейся беды, люди наблюдали, как вода начала фонтанами бить из решёток подземных труб, постепенно наполняя улицы города. К 12 часам дня затоплено было уже две трети города, а вода всё продолжала подниматься. Она затопляла нижние этажи домов, ломая заборы, разрушая каналы, мосты и всё на своём пути. Улицы были похожи на бурные реки, по которым неслись дрова, двери, оконные рамы, ограды и полицейские будки. В тот момент ничего не понимающих людей охватил панический страх, никто не понимал, куда скрыться от стихии. Люди кидались в попавшиеся шлюпки и лодки, прятались на чердаках и крышах домов, залезали на деревья, а многие спешили спасти свои вещи и запасы еды в погребах, где и погибали. По Неве неслись обломки домов и строений, барки с дровами и углём, а Чёрная речка была завалена избами.

Вода продолжала прибывать до двух часов дня, а спустя 15 минут начала резко спадать. К семи вечера по городу можно было ездить на каретах, но наступила темнота и резко подморозило. К утру стало совсем холодно, и люди, жившие на нижних этажах домов и в подвалах, а также те, кому пришлось укрываться от стихии на чердаках и крышах, начали замерзать. Не было ни еды, ни тёплой одежды. Последствия разрушительного наводнения были страшными. Пострадавших было слишком много, погибли и утонули от 200 до 600 человек, а многие пропали без вести, т.к. тела были унесены водой в Финский залив. По всему городу было повреждено около 4000 домов, разрушены почти все мостовые и тротуары, погибло около 3600 голов скота, их сжигали прямо в городе. Больше всех пострадала Васильевский остров, больше 200 домов там просто смыло, а неустойчивые деревянные избы прибило течением к острову. Наступала зима, большинство лавок, магазинов и складов, которые находились на нижних этажах, были затоплены, и почти все запасы товаров, включая соль, сахар, крупу и овёс, оказались испорчены.

Сразу после наводнения началось восстановление города, его мостов и набережных. Вставляли разбитые стёкла, чинили разрушенные печи, из нижних этажей откачивали воду, однако большинство из них так и простояли всю зиму заколоченными. Пострадавшим людям старались оказывать необходимую помощь, а медики боялись эпидемий и отравлений испорченными продуктами. Правительство установило максимальные цены на хлеб и другие необходимые товары. Людей снабжали теплой одеждой, переселяли из затопленных помещений в казармы и строили временные госпитали. Зима была тяжелой, морозной, но распространения болезней и роста смертности удалось избежать.

Чтобы в будущем исключить подобную катастрофу, Александр I объявил конкурс на лучший проект защиты Петербурга от наводнений. Инженер П. П. Базен, один из пяти участников конкурса, предлагал отделить Невскую губу от Финского залива каменной плотиной, но тогда идея оказалась неосуществимой. Проекты обсуждались почти 30 лет, но серьёзных наводнений в это время не повторялось, и интерес к защитным мерам постепенно угас. После наводнения 1824 года Петербург пережил еще много больших подъёмов воды, однако уровень 1824 года так и остался рекордным. 

Воспоминания о наводнении 1824 года оставили А. С. Грибоедов, И. И. Мартынов — ученый и журналист, актер Императорского театра В. А. Каратыгин и другие очевидцы. А. С. Пушкин документально воспроизвёл картину великого бедствия в Петербурге в поэме «Медный всадник». 

Долгое время на стенах петербургских домов, как напоминание о страшном наводнении, висели жестяные дощечки и таблички из мрамора с надписью: «7 ноября 1824 г.».