РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Это самое горькое»: семьи моряков «Курска» спустя 21 год после трагедии

12 августа исполняется 21 год с того дня, как в Баренцевом море затонула атомная подводная лодка «Курск». Эта страшная катастрофа, в которой погибли 118 моряков, навсегда изменила жизнь их близких.
Тэги:
«Это самое горькое»: семьи моряков «Курска» спустя 21 год после трагедии
ТАСС
Жёны, родители, дети, братья и сёстры, — как живут родные героев-подводников сейчас?
Содержание статьи

София Дудко — мать Сергея Дудко

Сергею Дудко, старшему помощнику, был 31 год, когда он отправился в своё последнее плавание. Его мама живёт в Санкт-Петербурге и все эти годы делает всё, что в её силах, чтобы погибших ребят-героев не забыли. Почти все личные вещи сына она передала в музей школы, которой присвоено имя Сергея Дудко. София Петровна по крупицам собрала информацию о каждом члене экипажа и несколько лет назад опубликовала книгу «Вспомним всех поимённо», — потратила на это все сбережения, немного помогли неравнодушные люди. А ещё она отмечает дни рождения каждого из экипажа «Курска» на своей странице в соцсетях: рассказывает об имениннике, публикует интересные факты и фотографии.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Подводная лодка Курск
Getty Images

Любовь Калинина — жена Сергея Калинина

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Украинская дивчина Люба и донской казак Сергей были счастливой парой. И в Курске, куда они переехали в 2000 году, их приняли доброжелательно. Старший мичман Сергей Калинин, погибший вместе со всем экипажем, оставил двух маленьких дочек — им было семь лет и четыре года. Сейчас они уже взрослые. Мама вырастила их одна, решив не выходить больше замуж. Бойкая и активная Любовь Калинина использует свою энергию «в мирных целях» — она соцработник. Каждый день она смотрит в окно на Аллею подводников — после трагедии семьи погибших высадили в Курске деревья в их память. Калинины посадили берёзку. Теперь она стала высокой — выше корабельной рубки, которую установили в качестве памятника.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Дмитрий Колесников с другими членами экипажа подводной лодки
Дмитрий Колесников с другими членами экипажа подводной лодки, Legion-Media

Антонина Андреевна Таволжанская — мать Павла Таволжанского

Родные мичмана Павла Таволжанского живут в Белгородской области, на границе с Украиной. После трагедии они передали в музей почти всё, что осталось от Павла: его форму, письма, фотографии... Только боевой кортик оставили дома, и ещё орден Мужества. Брат Павла, Валентин, был на 4 года старше. Он счастлив — у него любимая жена Лидия и трое сыновей. Только вот младшего братишки сильно не хватает... «Нас было двое, а потом я остался один, — говорит Валентин. — Да, есть и жена, и дети, и друзья, но вот эту пустоту не заполнить. Я смотрю, как жена Лида разговаривает со своей сестрой, а мне не с кем – брата нет. Ведь есть вещи, о которых можно говорить только с братом. И это самое горькое», — признаётся брат героя. Семья Павла общается с его вдовой Татьяной — она живёт под Киевом, 12 лет назад снова вышла замуж.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Подводная лодка Курск
Getty Images

Сёстры и братья Виктора Кузнецова

Сестра Виктора, Людмила, дала тогда телеграмму на судно — чтобы брата отозвали в связи с тяжёлой болезнью мамы, у неё был рак, и врачи сказали, что жить ей осталось примерно два месяца. Но телеграмма, видимо, не дошла. Виктор остался на «Курске». И хоронили его, по страшному совпадению, в один день с мамой. Виктор вырос в многодетной семье — мама поднимала семерых детей сама, с мужем она разошлась. Братьям и сёстрам Кузнецовым пришлось пережить огромное горе, которое сплотило их ещё сильнее. Людмила назвала в честь брата своего сына. Все вместе они собираются каждый год 12 августа — повидаться и помянуть Виктора и маму. По словам Людмилы, с вдовой Виктора у них отношения не сложились: женщина решила не поддерживать связи с родственниками погибшего мужа, и даже сын мичмана, которому сейчас уже 24 года, не знает братьев и сестёр своего отца.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
На снимке показан воздух, покидающий АПЛ "Курск", когда она поднимается на 26 стальных тросах под баржей Giant 4 в Баренцевом море 8 октября 2001 г.
На снимке показан воздух, покидающий АПЛ "Курск", когда она поднимается на 26 стальных тросах под баржей Giant 4 в Баренцевом море 8 октября 2001 г., Getty Images

Елена Грязных — вдова Сергея Грязных

12 августа, когда погиб «Курск», жене мичмана Сергея Грязных, Елене, исполнилось 22 года. Вместо поздравлений от любимого она получила страшную весть о его смерти. Единственное, что помогло выжить ей тогда, — мысль о том, что она должна жить ради 5-месячного сынишки. «Сын так толком и не видел своего папу, но любит его и никогда не забудет. Серёжа был самым светлым, добрым, мужественным человеком из всех, кого я знала. Таких больше не бывает», — делилась Елена с журналистами. Тогда молодая женщина была уверена, что больше никогда не выйдет замуж. Но прошло 10 лет, и жизнь взяла своё. Елена встретила хорошего мужчину и стала его женой. Свой день рождения она не может праздновать до сих пор: для неё это навсегда день скорби... Сын Вадим знает все подробности о погибшем отце — от мамы: «Вадим с каждым годом всё больше на Сережу становится похож, только сейчас уже ростом выше. Повадки такие же: мимика, жесты, голос. Хотя голос я уже почти не помню. Вадим на эту тему не очень любит говорить. Но я сама с детства ему всё рассказывала, всю историю — как познакомились, как поженились».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Подводная лодка Курск
Getty Images

Ирина Коробкова — жена Алексея Коробкова

Когда погиб «Курск», дочь Ирины и Алексея Коробковых, Лена, была ещё совсем маленькой. «Папу она толком не помнит, только образ, — рассказывала Ирина. — Бывало, в Видяево из садика её на санках везёшь, темно и какой-нибудь экипаж отъезжает. А все в военной форме, все одинаковые. Она кричит: "Папа, папа!» Все дети так кричали. Но дома у нас ни одного портрета мужа, я убрала. Потому что как-то пришла с работы, а она с фотографией сидит и рыдает: папу жалко. Иной раз такие вопросы задает, что я теряюсь: «Мам, почему так?» Ну что ей ответить?». Прошли годы, Лена стала взрослой.  Она часто приезжает на могилу Алексея, бывает и в Брянской области, откуда он родом, — там имя подводника-героя присвоили школе, в которой учился Алексей.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Подводная лодка Курск
Getty Images

Халима Аряпова — жена Рашида Аряпова

Счастливая жизнь этой женщины была тоже разрушена в тот роковой день, 12 августа 2000 года. Халима Аряпова находилась на третьем месяце беременности, когда её муж, капитан-лейтенант Рашид Аряпов, ушёл на «Курске» — и не вернулся. Халима, узнав о трагедии, едва выжила: было так плохо, что она не смогла даже пойти на похороны. Но надо было беречь себя, надо было просыпаться по утрам, — ради будущего ребёнка. И следующие несколько лет Халима жила только ради сына. Боль потери не прошла до сих пор, хотя несколько лет назад Халима Аряпова снова вышла замуж, родила дочь, — она уже школьница. Сын Ильгиз, родившийся в то страшное время, — студент вуза. Он учится на одни пятёрки, ведь это пока единственный для него способ выразить своё уважение к памяти отца-героя. В их доме, на самом почётном месте, — фотографии Рашида и его форма. Второй муж Халимы относится к памяти Рашида Аряпова с огромным уважением и даже ведёт в соцсети группу, посвящённую «Курску». А мы предлагаем узнать, почему телеведущая Екатерина Андреева считает, что погибших моряков можно было спасти.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Вы помните дни, когда затонул «Курск»?
Да
Смутно
Загрузка статьи...