РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Донорские династии: дети теперь тоже сдают кровь

14 июня отмечается Всемирный день донора крови. Это важный день для фонда «Подари жизнь», который начался с инициативной группы «Доноры — детям», и в течение пятнадцати лет существования занимается развитием безвозмездного донорства. Причина проста (и сложна одновременно): донорская кровь незаменима, без регулярных переливаний вылечить детей, которым помогает фонд, невозможно. Разумеется, сотрудники тоже сдают кровь. А есть в фонде и свои донорские династии. Рассказываем о трех из них.
Донорские династии: дети теперь тоже сдают кровь
Даниил Кошелюк, сын донора Натальи Замаевой, сам стал донором. Фото из личного архива

Наталья Сидорова, координатор донорского call-центра фонда «Подари жизнь», мама троих детей: 25-летнего Антона, 24-летней Анны и 10-летнего Арсения

Анна с дочерью
Анна с дочерью Анной и сыном Арсением
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я начала сдавать кровь в 1989 год, когда была студенткой, мы тогда все сдавали, к нам в институт приезжала бригада. Потом я выпала на какое-то время, а вернулась, когда увидела теперь уже знаменитую статью Валерия Панюшкина в «Коммерсанте». Он писал про Надю Кольцову, которой нужна была кровь. Я откликнулась, начала ходить в РДКБ, потом стала волонтером в храме при больнице. А потом дошло и до волонтерства в «Подари жизнь»: помогала искать доноров. В какой-то момент мне предложили выйти на работу в фонд, и я стала координатором донорского проекта. Ищу доноров, обрабатываю заявки, которые поступают от потенциальных доноров на нашем сайте. Кроме того, я постоянно на связи с врачами в больницах: мне важно понимать, какая есть потребность по группам крови или ее компонентам. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кровь сдаю по-прежнему. Только теперь получается реже: исключительно из-за гемоглобина, который возвращается в норму только 2-3 раза в год. До Почетного донора я не дошла, но все шансы есть у моих детей. И старшему, Антону, и средней, Ане, осталось совсем чуть-чуть. Оба начали сдавать в 18 лет, как только это стало возможно. Помню, что когда сын переехал в Санкт-Петербург, то первый его вопрос был: «Мама, а ты не знаешь, где здесь можно сдавать кровь?»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Фото из личного архива семьи
Анна
Фото из личного архива семьи
Антон

На форумах пишу объявления, что есть такая-то просьба, необходимость, всех ждем. Но мне кажется, я никогда не говорила своим детям, что надо идти и сдавать кровь. Просто это всегда было фоном у нас в семье: они видели, как я работаю, что делаю. Телефон же у меня постоянно звонит, я со всеми общаюсь, всем все объясняю, кому, для чего, как. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Помню, как самый младший, Арсений, играл в детстве, кормил плюшевого медведя с ложки и приговаривал: «Тебе, Мишка, можно хлеб, булку с вареньем, сушку, баранку, пустые макароны и кашу на воде, ты завтра кровь сдаешь». Это как раз то, что я всегда донорам говорю накануне донации. В общем, донорство — это наш образ жизни. Антон, кстати, пару раз устраивал свидания с девушками в ОПК. Приходят и сдают вместе. 

Аня Сидорова, 24 года, учитель начальных классов, дочь Натальи Сидоровой

Первый раз я сдала кровь, когда мне исполнилось 18 лет. Прямо в день рождения пошла в отделение переливания. Очень хотелось скорее это сделать. А как по-другому? Мне кажется, все логично: мы с детства знаем, почему надо сдавать кровь. Это всегда было фоном в нашей семье и жизни.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Фото из личного архива семьи
Арсений и Анна

А вот как это было — вообще не помню, столько времени уже прошло. Точно после этого раз тридцать еще сдавала. И в общем-то, ничего нового, каждый следующий раз похож на предыдущий. Если бы не гемоглобин, я бы уже стала Почетным донором. А еще совсем недавно могла даже рекорд поставить — стать самой молодой женщиной Почетным донором. Но не сложилось, думаю, что лет в 25-26 точно стану, и это мне нравится, стимулирует. Я всегда с гордостью смотрю на свою медицинскую папку в ОПК, такая толстенная, сантиметров пять. Класс.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но теперь из-за работы могу сдавать только в каникулы. Получается чуть реже, чем раньше. Зато успеваю восстановиться. Сейчас специально подгадала с прививкой. Сначала сдала кровь, а потом сделала прививку, после нее медотвод на два месяца. 

Кстати, вот причина, по которой доноры часто выпадают. Меняются обстоятельства и не получается сдавать регулярно. То учеба, то работа, то еще что-то. Поэтому я всегда всех зову с собой, мамин телефон даю. Хочу договориться о выездных донорских акциях в нашей школе. Обязательно это сделаю. Потому что людям важно, чтобы все было быстро, незатратно и чтобы далеко не надо было ездить. И все это можно организовать. Звоните моей маме! 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Есть одна история, которую я люблю рассказывать: девушка сдала кровь утром, а вечером попала в аварию, у нее нашли донорскую справку и её же кровь ей и перелили. В итоге она сама себя спасла. По-моему, это прекрасная история о том, как мы все можем спасти себя. 

Юлия Панчук, координатор донорского информационного центра фонда «Подари жизнь» и мама Максима

Моё знакомство с донорством началось после окончания медицинского училища, когда я устроилась работать в отделение гематологии Морозовской больницы. Здесь-то я и узнала, что такое детская онкология и что без переливания крови наши пациенты просто не выживут. Конечно же, я захотела стать донором, но тогда не прошла по весу: донор должен весить не меньше 50 килограммов, а во мне было меньше. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Юлия Панчук, донор
Юлия Панчук, фото из личного архива

После рождения сына мой вес немного увеличился, и это позволило мне вернуться к вопросу донорства. Ища в интернете нужную информацию, я узнала о том, что благодаря фонду «Подари жизнь» можно сдать кровь адресно — для пациента Боткинской больницы. Саму кроводачу я перенесла хорошо, но из-за сильного волнения и из-за того, что моя мечта стать донором всё-таки сбылась, я вышла на улицу и расплакалась.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Меня всегда и во всем поддерживала моя семья: муж, сын, мама. За что им огромное спасибо!

Я стала сдавать кровь, следить за новостями фонда и однажды увидела, что набирают волонтеров на первые «Игры Победителей» — соревнования для детей, перенесших рак. Также я оставила заявку на волонтерство в донорском call-центре. Я стала помогать искать доноров, а через пару лет меня пригласили стать сотрудником. К сожалению, случилось так, что по медицинским причинам от сдачи крови мне пришлось отказаться, но благодаря новому порядку обследования доноров, вступившему в силу с 1 января 2021 года, мой отвод снят! И я снова могу вступить в ряды действующих доноров крови. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Моему сыну Максиму не нужно было ничего специально рассказывать про донорство: он сам все видел. Видел, как я искала доноров, как радовалась, когда их удавалось найти в достаточном количестве. Он интересовался моей деятельностью, ездил со мной на волонтерские события, был на выставках рисунков подопечных фонда. В общем, и сам был в теме, и одноклассников приобщал к благотворительности.

Юлия с сыном Максимом
Юлия с сыном Максимом
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В первый раз Максим сдал кровь у себя в институте. Потом он стал ходить на станции переливания. Сначала я составляла ему компанию, а сейчас в группе поддержки его девушка. Максим гордится моей работой, а я горжусь тем, какого сына мы воспитали. 

Максим Панчук, 19 лет, студент Московского Политеха, сын Юлии Панчук

Моя мама работает в донорском отделе фонда «Подари жизнь», поэтому тема донорства близка мне с самого детства. Мама сама сдает кровь, и я стал задумываться об этом лет в 14, если не раньше. Помню, что в школе на биологии, тема «кровообращение» отлетала от зубов и я с радостью давал списывать ответы на контрольных. А еще всегда старался просвещать ребят из школы в вопросах благотворительности и помощи другим.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Для нашей семьи это уже давно норма.  Помню, как фонд «Подари жизнь» собирал пластиковые крышечки в своем офисе для проекта «Добрые крышечки». Крышечки передавались организаторам проекта, они их сдавали, а на вырученные деньги помогали нуждающимся: инвалидам хорошие современные коляски покупали и многое другое. Мои школьные друзья сначала смеялись над тем, что я собираю со всех крышки, а потом сами начали приносить. Сначала 1-2 человека, потом весь класс.

Максим Панчук, фото из личного архива
Максим Панчук, фото из личного архива
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Впервые у меня появилась возможность сдать кровь в Московском политехе, там проходила выездная донорская акция. Нас тогда набралось человек 5 или 6 из группы, но кто-то только что покурил, у кого-то было плохое зрение, у кого-то была свежая татуировка, а всё это противопоказания к донорству. В итоге остался я и мой друг Лёха. Меня никогда не пугала процедура сдачи крови, но игл боюсь. Понимаю, что страх иррациональный, но ничего поделать с собой не могу. Но первая сдача прошла безболезненно и быстро, мы даже шутили в процессе.

Я сдавал кровь всего три раза, но останавливаться точно не собираюсь. Мама всегда для меня была примером, я ей очень горжусь, она мне много рассказывала о ценности донорства. Однажды мама попросила сдать кровь для конкретного человека. Я подумал, что если у меня есть возможность помочь, то нужно это сделать. Очень многим людям для здоровья нужны регулярные переливания крови, а я считаю, что здоровье — базовое право любого человека, вне зависимости от того хороший он или плохой. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Донорство – это легко и просто для меня, это часть жизни. К сожалению, мало кто из моих знакомых и друзей думает так же. Но жизнь меняет людей, и я очень надеюсь, на то, что благотворительность и донорство станут частью жизни многих моих сверстников.

Наталья Замаева, руководитель донорского проекта фонда «Подари жизнь», мама двоих детей – Даниила и Ольги

Провести утро на станции переливания крови уже стало привычным делом. К слову, у меня самая распространенная группа крови — первая положительная. Она примерно у 45% людей на земле. И мне всегда не по себе, когда я вижу объявление о том, что срочно требуются доноры с моей группой крови. Это значит, что в огромном городе-миллионнике не нашлось человека, который бы приехал и сдал кровь, чтобы спасти чью-то жизнь.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Наталья Замаева, фото из личного архива
Наталья Замаева, фото из личного архива

Я никогда не задавалась вопросом, скольких человек спасла моя кровь, хотя ещё одна донация — и я смогу получить звание «Почетный донор России». В общем, не то, чтобы я мечтала об этом всю жизнь, но это некая веха. И это приятно. Я 23 раза сдала цельную кровь и 16 раз — тромбоциты. Примерно 45 человек получили помощь благодаря моей крови. Я начала сдавать кровь еще будучи студенткой. Но в тот момент я не была сознательным донором. Понимание, что это нужное дело, пришло позже, когда я ушла из академической науки (Наталья Замаева — кандидат биологических наук, в прошлом сотрудник института молекулярной медицины – прим. ред.) и пришла работать в фонд. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Я не пожалела об этом.

Да, биохимия — это действительно интересно. Но в любой науке не бывает быстрых результатов, исследования — это долгосрочные проекты. А донорство помогает людям сразу, ты моментально видишь результаты. И это, конечно, плюс моей сегодняшней работы. Мои опыт и знания помогают мне объяснять людям, для чего они сдают кровь, как это происходит. Ну и потом, наша работа связана с медициной, поэтому какие-то сложные термины, связанные с кровью не вызывают у меня панического ужаса. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Наталья с детьми
Наталья с детьми – Даниилом и Ольгой, которые тоже стали донорами

Обычно я сдаю кровь на выездных акциях, организацией которых занимаюсь. Или, если есть свободное утро, могу приехать в больницу, в отделение переливания крови. С сотрудниками службы крови, за долгие годы у нас сложились хорошие  профессиональные отношения. Я ценю их труд, а они то дело, которым занимается труд фонда «Подари жизнь» и донорского отдела. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

За работу по организации донорских акций я получила благодарности от Министерства здравоохранения и Московской области. А в декабре прошлого года мне вручили ведомственный знак отличия «За содействие донорскому движению» от имени Федерального медико-биологического агентства. Конечно, это награды не столько мне, сколько всем моим коллегам, которые занимается развитием донорства в фонде.

Так получилось, что мои дети — Даня и Оля — тоже сдают кровь. Вместе мы сдали больше 40 литров крови. 

Даниил Кошелюк, 26 лет, сын Натальи Замаевой

Не было такого, чтобы мама пришла с работы, села за стол, посадила нас с сестрой напротив и начала рассказывать о том, что мы, когда нам исполнится по 18 лет, должны начать сдавать кровь. Мама просто делилась с нами новостями с работы. А так как она работает в фонде «Подари жизнь» и занимается организацией донорских акций, то ее рассказы о работе были соответствующие. Как-то, например, между делом она рассказала, что можно сдавать цельную кровь или ее компоненты. Еще о том, что в определенной ситуации донорская кровь может спасти человеку жизнь. Она говорила, что в самом процессе нет ничего страшного. Достаточно сходить на донацию один-два раза и ты как-то втягиваешься. Я это испытал на себе. У тебя как будто появляются внутренние часы, которые отсчитывают недели до новой донации. Если, например, в суете забываешь, что пора сдать кровь, то появляется ощущение, что ты не сделал чего-то важного.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Даниил, фото из личного архива
Даниил, фото из личного архива

Для меня донорство крови — один из самых простых способов помочь. Я молод, здоров и могу выделить на поход на станцию переливания крови пару часов. Это можно делать раз в две недели или в четыре — в зависимости от того, цельную кровь сдаешь или ее компоненты. Так почему бы не сделать этого?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Первый раз я сдал кровь лет шесть назад. И, в общем, мало что помню об этом. Есть несколько фотографий с первой сдачи. Помню, что потом пробовал сдавать разные компоненты. Ходил на донорские акции, которые организовывала мама, помогал ей донести нужные вещи. Заодно и сам сдавал кровь. С мамой, конечно, донация проходит веселее.

Четыре года назад, закончив бакалавриат в Московском архитектурном институте, поступил в магистратуру в Барселоне. И теперь живу и учусь здесь. Привычка сдавать кровь сформировалась у меня еще в Москве. Поэтому, приехав в Барселону, первым делом я начал изучать, как здесь организовано донорство. И потом, это был отличный повод попрактиковать испанский. Все выяснил, записался на сдачу. И начал здесь сдавать кровь. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Даниил с подругой на донации в Барселоне
Даниил с подругой на донации в Барселоне

Когда рассказал об этом маме по телефону, то почувствовал ее гордость, что ли. Она начала меня расспрашивать, как это дело поставлено в Испании. Как подают информацию о донорстве, какие акции устраивают. Например, как-то увидел в Instagram анонс акции (я подписан на тематические донорские аккаунты), типа, сдать кровь это как сходить в кино. Перед пунктом сдачи крови расстелили красную дорожку, каждому донору, перед тем, как он садился в кресло, давали стакан попкорна. И можно было, сдавая кровь, есть попкорн и воображать, что ты в кино.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Здесь я в основном общаюсь с друзьями из института, это интернациональная компания. И после очередной сдачи крови я иногда рассказываю им об этом. Они интересуются, задают вопросы.

Пожалуй, самая необычная сдача крови у меня была здесь, когда на донацию мы пошли вместе с моей девушкой Ходой, она из Ливана. Она впервые сдавала кровь. В общем, это было романтично — мы сидели на соседних креслах, подключенные к аппарату. Я тогда сдавал плазму, а она — цельную кровь. Так что ей пришлось меня немного подождать.

Для меня донорство — это образ мысли. Знаете, здесь донорам иногда присылают сообщения о том, что их кровь сегодня перелили пациенту. Я всегда улыбаюсь, когда читают такие смс. Кстати, у нас с мамой одна и та же группа крови — первая положительная.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Даниил на донации
Даниил на донации

Ольга Кошелюк, 24 года, дочь Натальи Замаевой

Я пока не такой принципиальный донор, как мама или Даня. Когда я росла, мама нам много рассказывала про свою работу. Однажды она рассказала про мальчика из Центра им. Димы Рогачева, который хорошо рисовал. После очередной «химии» он ослеп. Такое, увы, иногда случается. И как-то под Новый год мама рассказала, что он мечтает, чтобы ему подарили гитару. У меня тогда были какие-то детские накопления. Меня так тронула эта история, что я отдала маме все свои деньги. Я хотела, чтобы этому мальчику купили гитару в качестве новогоднего подарка.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Даниил и Ольга, дети Натальи Замаевой
Даниил и Ольга, дети Натальи Замаевой

Я переехала в Амстердам учиться на программиста в 17 лет. Привычки сдавать кровь, как у Дани, у меня к тому моменту и не могло появиться. Ведь кровь можно сдавать с 18 лет. К тому же в Голландии все организовано чуть сложнее, чем в Испании. Мы это обсуждаем с братом и мамой. Но когда я на каникулы приезжаю в Москву, я хожу сдавать кровь в Центр Димы Рогачева. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Вот сейчас, наконец, я записалась на прием на сайте Sanquin — это здешний банк крови, который организовывает донацию. Ответила на вопросы про пол и возраст. И теперь жду, когда меня вызовут на регистрацию в качестве донора. Если все будет в порядке, то мне регулярно, раз в несколько месяцев будут присылать приглашение сдать кровь. Мне нравится, что голландцы считают неэтичным платить за это донору.

Но я хорошо помню свою первую сдачу крови. Я приехала на каникулы в Москву. И отправилась в пункт переливания крови в Центр Димы Рогачева. Доехала на автобусе. Нашла нужное отделение. Там мне задали стандартные вопросы. Потом пригласили в кресло. Дали в руку мячик, чтобы я его в процессе сдачи сжимала. Взяли кровь. После этого попросили немножко посидеть на банкетке. Напоили чаем, угостили печеньем. В общем, было действительно совсем не страшно, как рассказывали мама и брат. И тут вижу, как из кабинета выходит какой-то юноша. Ему медсестра вслед говорит: «Посидите немного после процедуры, подождите». Он отмахнулся. И через секунду начал медленно оседать на пол. Его подхватили и усадили на банкетку. Он посидел немножко и пришел в себя. 

Честно говоря, у меня ни разу не возникло мысли, что придя на пункт переливания крови, я спасаю чью-то жизнь. Хотя я помню флаеры, на которых было написано, что каждая донация может спасти какое-то количество человеческих жизней.

В общем, для меня это было спонтанное решение пойти и сдать кровь первый раз. Для нас с братом это стало в каком-то смысле частью жизни благодаря разговорам мамы. Мне это ничего не стоит, а кому-то может помочь. Но для меня донорство — это, прежде всего, мама. 

Бывает, что когда мы с мамой с утра переписываемся, я спрашиваю: «Как дела? Что делаешь?». Она в ответ присылает фотографию своей руки с мячиком в ладоне и иглой в вене. Это значит, что она на сдаче крови. Я тоже хочу сделать донацию частью своей жизни.

Пожалуйста, сдавайте кровь! Без регулярных переливаний невозможно ни лечение, ни выздоровление детей с онкогематологическими заболеваниями: в среднем каждому ребенку, проходящему терапию, нужно шесть переливаний в месяц. Если вы еще не решились стать донором, просто оставьте ваши данные в регистре доноров на сайте фонда. Мы вам обязательно перезвоним. 

Загрузка статьи...