«Мама, а что у мальчика с ручкой?» Как научить ребенка общению с особыми детьми

Анастасия Рязанова, психолог и директор центра развития и социализации людей с нарушениями развития «Пространство общения», рассказывает, как научить своего ребенка взаимодействовать с особыми детьми и почему это для нас так сложно.
«Мама, а что у мальчика с ручкой?» Как научить ребенка общению с особыми детьми

Что делать, если ребенок встретил в песочнице человека с особенностями развития?

В некоторых странах считается невежливым и даже неприличным игнорировать такого ребенка и его родителей, если вы оказались вместе на детской площадке, а у нас часто вокруг такой семьи образуется вакуум.

Почему это вообще сложная тема? Кто в этом виноват?

Если честно, это сложная тема для родителей, а не для детей. Дети, особенно дошкольники, могут вообще не замечать, что тут у ребенка — особенности. Они просто играют. Иногда более успешно, иногда менее.

У них могут возникать «неловкие» вопросы: «А почему он не говорит? А почему он не ходит? А что у мальчика с ручкой?». Если взрослые, его собственные родители и родители «особого» ребенка, спокойны, они могут просто и коротко ответить, помогают найти общий язык, то все очень быстро разрешается, и дети играют вместе.

Взрослые люди просто сами иногда не знают, как расценить то или иное поведение «странного» ребенка, опасно оно или не опасно, как сделать так, чтобы всем было комфортно и интересно.

А вдруг «мой ребенок научится плохому»? А вдруг мы сделаем или скажем что-то обидное для него или для его родителей? Как будут развиваться отношения в этой песочнице? Взрослый сам не знает, то ли подойти и поприветствовать, то ли держаться подальше. Нет устоявшихся социальных ритуалов, точнее мы только начинаем их вводить. Ведь по‑прежнему живы страшные стереотипы в отношении людей с инвалидностью. Например, «этим можно заразиться», «это результат неправильного образа жизни родителей — надо держаться подальше».

Когда надо говорить с ребенком о том, что есть дети с нарушениями развития?

Этот разговор может начаться в любом возрасте, просто он будет разным. Когда ребенок маленький, родители ведь всегда комментируют, что это — мальчик, а это — девочка, вот Маша пока не говорит, а ты уже знаешь, как сказать вежливо. Важно, чтобы этот разговор был на уровне ребенка и по возрасту ему, сложные и очень развернутые поучения могут погасить естественное любопытство и легкость малыша. Зато в начальной школе возможны уже более сложные и долгие разговоры. Здорово, что есть в помощь мультфильмы. Например, «Кастрюлька Анатоля», «Струны» , «Про Диму», или книга Перниллы Стальфельт «Одного поля ягоды», истории Дэвида Макки про Элмера, слона в клеточку. Рассказ Рэя Брэдбери про голубую пирамидку «И все-таки наш».

Если ваш ребенок сказал бестактность инвалиду — это кошмар? Что делать?

Конечно, нет. Бестактность и неловкость часто возникают в начале общения, их порождает новизна ситуации. Для такта всегда нужно время, опыт и понимание. Бестактность — не провал, а всего лишь отсутствие опыта. Родитель всегда может принести извинения, помочь подобрать уважительную форму обращения или вопроса, просто улыбнуться и этим исправить ситуацию, помочь продолжить общение. Тут опасно отругать ребенка, ведь он может решить, что лучше обходить «особого» ребенка стороной или, что еще хуже, решит отомстить за собственный «провал».

Как преодолевать неловкость и надо ли это делать?

Как правило, дети сами находят выход, если взрослые рядом настроены доброжелательно и готовы подсказать варианты. Для начала нужно просто дать время. Например, к одной знакомой мне семье должны были прийти гости с «хрупким» ребенком, у которого повышена ломкость костей. Мама предупредила своих детей, которые очень любят возню и активные игры, что прыгать и залезать на эту хрупкую девочку не нужно, потому что для нее это опасно. Взрослый может подсказать, какие игрушки выбрать, как вместе провести время. Но еще раз повторюсь, что часто неловкость в этой теме — это то, что мучительно переживают взрослые, а реакции детей могут быть значительно проще. Помогайте создать безопасную среду, а дальше дайте детям свободу.

Как остановить травлю ребенка с инвалидностью в детском коллективе, если вы узнали о ней? И как ее останавливать не надо?

К сожалению, травля достаточно распространена, и любые различия (совсем не обязательно инвалидность) могут стать поводом для систематического агрессивного преследования. Поскольку суть травли — насилие, то негативные последствия могут быть не только для непосредственных участников, но и для свидетелей тоже. Тех, кто знает и видит, но непосредственно не участвует.

Есть огромная проблема в том, что взрослые далеко не всегда знают о том, что происходит. Однако если взрослые узнали, то действовать должны быстро и определенно. Прежде всего, взрослый должен ясно дать понять, что травля неприемлема. Замалчивать проблемы — преступно.

И эти ситуации не решаются на уровне отношений двух детей/семей, речь не идет об их специфических качествах, например, агрессивности нападающего и виктимности (то есть предрасположенности стать «жертвой») пострадавшего, травля — это проблема всей группы, в которой она оказалась возможной. Взрослый, например, учитель, своим отношением может провоцировать травлю. К сожалению, сейчас распространена позиция упора на образование в детских организациях, особенно в школах, на получение знаний, а не на воспитательную работу. А с детским сообществом всегда нужно работать на объединение, специально придумывать игры и дела, способствующие совместной работе.

Это действительно творческая задача — искать, в чем ребенок с особенностями может быть интересен, как он может внести ценный вклад в общее дело.

Позиция учреждения по этому вопросу должна быть четко сформулирована и донесена до всех родителей всех детей группы или класса. За детской травлей мы часто можем обнаружить позицию взрослых, родителей других, «обычных» детей. Просто там, где взрослые действуют тоньше, дети часто непосредственны.

Кстати, некоторые родители детей с особыми потребностями могут сами скрывать информацию о своем ребенке, боясь стигматизации и травли, и это также неправильно. Если класс инклюзивный, в нем есть дети с особенностями, то все должны понимать, как это устроено, а учитель — «объединять» коллектив.

Работа на объединение должна быть всегда, она и предотвращает насилие, и лечит. Индивидуальные «разговоры по душам», запугивания, призывы «жалеть слабого» к тому, кто травит, и напротив советы «терпеть», «давать сдачу», разговоры о том, что «ты сам виноват» не являются в полной мере эффективными стратегиями, а зачастую только усугубляют положение дел. В некоторых ситуациях, особенно если наблюдается бездействие взрослых, ребенка, которого травят, придется переводить в другую группу, другое учреждение — там все может сложиться по‑другому.

***

В центре «Пространство общения» работает инклюзивная группа для детей от 5 до 8 лет — «Играем в театр». В ней дети с особенностями и без встречаются раз в неделю, чтобы вместе составлять карту мира. Каждое занятие — новая страна, которую ребенок познает с помощью национальных игр, кухни (каждую встречу дети готовят вместе какое-то блюдо), сказки, превращаемой к концу путешествия в кукольный спектакль.

Также у центра есть проект «Общий город» — тренинги для сотрудников сферы услуг по взаимодействию с клиентами, имеющими ментальные нарушения. Целевая аудитория тренингов — персонал кафе и ресторанов. Но специалисты центра постараются помочь и в ином случае, если речь идет об общественном месте, и у представителей есть запрос. Проект реализуется при поддержке Комитета Общественных связей города Москвы.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст