Он чуть не погиб на скутере, на который заработал сам

Когда 16-летний Степан Чулков из поселка Мещерское Чеховского района Московской области разбился на скутере и долго лежал в реанимации в коме, плакал весь поселок. Потому что для всех жителей он был примером настоящего мужчины, без которого в небольшом селе очень тяжело.
Домашний очаг
Домашний очаг редакция
Он чуть не погиб на скутере, на который заработал сам

«Баба Маня, давайте сумки, я донесу, на лавочке оставлю», – кричал он всем местным бабушкам, выходящим из магазина.

«Тетя Нина, я мусор ваш захвачу, все равно на улицу иду».

«Бабуля, какие продукты купить? Что еще нужно? Я попозже зайду и помогу».

Степа – как маяк, который светит в ночи и дает надежду: ты не один, мы вместе, и мы справимся.

Страшный день, изменивший жизнь

Степу растили мама и дед – отец мальчика умер 13 лет назад, когда Степа был совсем маленький. Дед научил Степу всему: столярничать, мастерить, чинить вещи и даже косить траву. В общем, работать руками. А уж помогать людям Степу, наверное, никто не учил, просто он сам такой уродился – очень отзывчивым рос мальчик.

Первые деньги он заработал в 12 лет, когда устроился летом косить траву у дачников. Тогда после покоса он принес домой сумку продуктов. А затем достал из кармана оставшиеся деньги и гордо вручил их маме: «На маникюр».

Вот и на злополучный скутер Степа тоже накопил деньги сам, подрабатывая с косилкой. А когда купил его, то был горд и счастлив безмерно, что смог осилить такую большую покупку. Дедушка подарил тогда внуку красивый шлем, чтобы никаких травм. Но вышло все наоборот.

Тот летний день его мама – учитель начальных классов – запомнила на всю жизнь. Она работала тогда в школе на дне выборов, помогала с организацией, параллельно переписываясь с сыном, которого она просила прислать ей копии документов для училища. Степа мечтал поступить в летное. Бредил небом с детства, ходил в авиакружок, мастерил модели. После 9-го класса эта мечта стала совсем близкой: летом они с мамой начали собирать документы для поступления.

Последний раз он написал ей вечером часов в шесть. А потом вдруг позвонил друг Степы, Макс. Ольга взяла трубку и услышала: «Ольга Александровна, Степа разбился на мотоцикле». «Как разбился? Вы скорую вызвали?» – Ольга говорила спокойно и даже мысли не допускала, что сын мог разбиться насмерть.

Но Степа именно разбился. Хотя ему немного повезло: в момент столкновения в лобовую с грузовиком, когда он ехал ему навстречу на скутере, на мальчике не было шлема. Как скажет потом врач, и хорошо, что его не было, шлем мог бы перебить 16-летнему пареньку шейные позвонки, и мальчик умер бы на месте.

Долгий путь восстановления

Сначала его забрали в больницу Подольска, Ольга поехала за ним, но там ей ничего о состоянии сына не сказали и велели отправляться домой. Уже ночью Ольга все же позвонила дежурным и узнала, что сыну сделали операцию, он жив.

Но затем на следующий день его на вертолете отправили в люберецкую больницу в отделение нейрохирургии, где он провел месяц в реанимации.  Ее к сыну не пустили, сказали, что состояние стабильно-тяжелое. «А потом мне разрешили принести ему бульон, давали его ему через зонд. А спустя время перевели в палату. Вот тут я впервые его и увидела. И не узнала, – Ольга плачет. – Вывезли на каталке, один глаз приоткрыт, худой, никого не узнает. Это было так страшно, не передать...»

И она начала ухаживать за сыном, лечить пролежни, кормить его с ложечки.

Затем Степу перевели в клинику Рошаля – здесь он пробыл до ноября.
Степе убрали трахеостому и он начал говорить-шептать, а еще научился сидеть в кресле. Потом его выписали, и они вернулись домой. А спустя некоторое время к Ольге подошли ее коллеги и сказали: «Мы собрали деньги. Весь поселок собирал, чтобы поддержать нашего мальчика».

Степан Чулков
Степан Чулков

Еще один рывок

И Степа впервые поехал на реабилитацию на целый месяц. Сегодня он может сам есть, может стоять и даже пробует ходить. Специалисты реабилитационного центра говорят, что у него есть все шансы снова начать ходить самому. Но ему нужен «рывок», чтобы пробудился мозг. Пока, как говорит Ольга, он в апатии, где-то между мирами – своим и настоящим.

– Кто это приходил? – спрашивает Ольга сына после того, как его навестил друг.
– Не знаю.
– Макс?
– Макс.
Он со всем соглашается и всегда послушный. Но Ольге нужно другое – чтобы Степа пробудился к жизни.

– У кого золотые руки? – спрашивает она.
– У меня, – отвечает Степа.
– А что такое «золотые руки»?
– Когда умеешь что-то хорошо делать, – отвечает Степа.
Это уже лучше. Но все же еще не «рывок», которого все так ждут от него.
Благотворительный фонд «Правмир» ведет сбор средств для Степы, которому нужно продолжать реабилитацию. Нужно помочь ему вернуться к жизни.

Пусть случится это чудо. Ссылка на сбор.