РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Мы радовались, когда она плакала»

Родители Софии впервые взяли дочь на руки спустя два месяца после ее рождения. А забрать домой из больницы смогли, только когда ей почти исполнился год
«Мы радовались, когда она плакала»

Во время прогулки с дочкой Соней Рустам пытается объехать каждый ухаб на старом тротуаре. На главной площади — концерт в честь Дня города, и мужчина не решается пойти туда с коляской, чтобы девочка не уставала от шума.

Когда мы возвращаемся с прогулки, Рустам и его жена Марина показывают фотографии первых месяцев жизни Софийки: 34-сантиметровая крошечная девочка с закрытыми глазами под куполом ИВЛ, еле заметная за трубками и катетерами.

Неплохо так рискнули

Пять лет назад Рустам увидел Марину в ресторане и пригласил ее на танец. Они оба выросли в небольшом городе Людиново в Калужской области и удивились, что встретились впервые только в тот вечер. Через несколько лет они поженились, планировали завести ребенка. Рустам вырос в многодетной семье и всегда мечтал о детях. К большому счастью супругов, через несколько месяцев после свадьбы Марина забеременела.

Рустам показывает фотографию новорожденной Софии Фото: Владимир Аверин для ТД
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

На плановом УЗИ на двадцатой неделе врачи сказали Марине, что шейка матки слишком короткая и роды пройдут раньше срока. Медики настоятельно предлагали семье прервать беременность из-за возможных патологий плода. «Мы выслушали и сказали, что будем рисковать, и неплохо так рискнули», — говорит Марина.

Роды начались на 26-й неделе. И так стремительно, что Марина даже не успела позвонить мужу, когда у нее отошли воды. Рустам несколько часов не мог дозвониться до жены. Удалось связаться с врачом, который наблюдал Марину, но тот даже не ответил, жив их ребенок или нет. Рустам оставил работу и выехал в больницу в трех часах езды от дома. К его приезду Марина еще не пришла в себя после кесарева сечения, но отцу позволили зайти к новорожденной дочери.

— Марина, я уже видел ее, она крошечная, но у нее такие длинные пальчики! — рассказывал потом Рустам жене.

Девочка должна была появиться на свет в октябре, но родилась в разгар лета на 26-й неделе беременности и весила всего 900 граммов. Врачи сразу предупредили Рустама и Марину, что восстановление Софии займет много времени, неизвестно, когда дочку можно будет забрать домой. «Нам говорили, что из больницы Софийка сразу пойдет в садик. Они шутят, а я плачу, потому что так могло бы случиться и в самом деле», — рассказывает Марина.

София с папой Фото: Владимир Аверин для ТД
София с папой Фото: Владимир Аверин для ТД
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Первые два месяца жизни София почти все время спала. Родители девочки волновались, что остальные дети в реанимации плачут, а Соня нет. Врачи объяснили, что ей мешают трубки. «Обычно переживают, когда ребенок плачет, а мы радовались, когда она плакала. Узнавали ее голос с другой части этажа», — смеются Марина и Рустам. Каждый новый навык дочери вызывал у них восторг, родители Софии то и дело называют памятные даты: когда девочка первый раз улыбнулась, когда первый раз взяли дочь на руки...

Папа может

Шесть месяцев с девочкой в больнице была Марина. Но у ее сына от первого брака начались проблемы в школе — нужно было ему помочь. Поэтому Марину в больнице сменил Рустам.

«Я понял, что совмещать уход за Соней и работу не получится, и уволился. Мы не могли допустить, чтобы она лежала там одна», — рассказывает папа Софии. Позже семья решила, что Марине нужно выйти на работу, чтобы успевать заниматься с восьмилетним сыном, а Рустам пока будет ухаживать за дочкой в Калуге. Мужчина был единственным отцом в больнице, оставшимся следить за ребенком, даже персонал клиники удивлялся первое время.

Он вспоминает, что из соседней палаты день и ночь доносился детский плач — там лежали отказники. Пока Софийка спала, Рустам заходил к тем детям, держал их на руках, прогуливался с ними по палате, кормил. Мужчина говорит, что не мог спокойно проходить мимо той палаты, было жалко оставленных младенцев.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Софии необходимо было набирать вес, но она долго отказывалась от бутылочки, поэтому питание ей вводили через зонд. Рустам начал учиться у медсестер ставить дочери зонд, чтобы поскорее забрать ее домой. Отец был уверен, что в родных стенах дочь будет скорее поправляться, и готовился делать все процедуры самостоятельно. Первые несколько раз у него дрожали руки, было страшно устанавливать трубки крохотному ребенку.

София с бабушкой Фото: Владимир Аверин для ТД
София с бабушкой Фото: Владимир Аверин для ТД

Выздоровление Софии осложнялось проблемами с дыхательной системой. Поскольку легкие плода формируются одними из последних, недоношенные дети часто рождаются с недоразвитыми легкими. Одним из самых распространенных диагнозов у детей, рожденных раньше срока, считается бронхолегочная дисплазия (БЛД), которую нашли и у маленькой Софии. При БЛД детям не поступает норма кислорода, начинаются одышка и кашель, поэтому необходимо постоянно поддерживать поступление кислорода. «Это надо видеть. Когда она дышала, ее мобиль (подвесная игрушка. — Прим. ТД) над кроваткой шатался. Такая у нее была одышка», — вспоминает семья. На одном легком девочке провели операцию — оно разорвалось еще на первых неделях жизни. Кроме того, в больнице София трижды болела пневмонией.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

За стеклом больничного окна

После долгих месяцев в больнице Рустаму стало казаться, что они с Соней так и будут жить в палатах, где дочка будет учиться ходить, а потом и читать. Рустам рассказывает, что с завистью смотрел на то, как отцы навещают детей и жен, гуляют с ними во дворе. Еще до рождения Софийки он представлял, как будет возить ее в коляске по паркам. Рустам сам удлинил провода кислородного компрессора и начал подносить ее к окну и рассказывать про деревья, снег и птиц. При виде голубей девочка громко смеялась.

София на площадке у дома Фото: Владимир Аверин для ТД

Вместе с врачами родители стали осторожно проверять, сколько времени София может проводить без кислородного оборудования. Постепенно это время увеличилось до получаса. Тогда семье разрешили впервые выйти с восьмимесячной дочерью на прогулку. «Первый раз мы вышли на пять минут — я испугался, вдруг станет плохо. Я сразу подключил ее к монитору, и вот она час, два держит сатурацию (уровень насыщения крови кислородом. — Прим. ТД). В итоге три часа вышло после пяти минут на улице», — вспоминает Рустам.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Семья задумалась о том, что можно поехать домой, но врачи предупредили, что без кислородного концентратора забирать Софию нельзя. Такие концентраторы обеспечивают подачу насыщенного кислорода, который ребенок не получает самостоятельно. Если кислород не поступает в необходимом количестве, у ребенка начинается кислородное голодание, которое приводит к поражению нервной системы.

София и Рустам на прогулке у дома Фото: Владимир Аверин для ТД
София и Рустам на прогулке у дома Фото: Владимир Аверин для ТД

Родители хотели купить оборудование, но цены на него начинались от 130 тысяч рублей. Собрать такую сумму для семьи было сложно: Марина работает в прачечной гостиницы в родном городе Людиново, а Рустам был слесарем, но пока не может выйти на работу, так как все время проводит с дочкой. Тогда врачи посоветовали семье обратиться в фонд «Право на чудо». Рустам на больничном сканере скопировал все документы, отправил заявку в фонд, и через три дня ему привезли концентратор. «Мы общались с другим семьями в больнице, они тоже обращались в разные фонды, но стояли в очереди по несколько месяцев. Я был готов ждать и даже не думал, что нам так быстро помогут, еще и в выходной день доставили», — говорит Рустам.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Не боясь за жизнь

Уже четыре месяца София дома, она начала уверенно сидеть, стоять с опорой, попробовала первые овощи и гуляет два раза в день. Девочка до сих пор выглядит чуть младше своих ровесников и весит около девяти килограммов, но очень любит ползать по полу и подпевать мультикам.

София с бабушкой Фото: Владимир Аверин для ТД
София с бабушкой Фото: Владимир Аверин для ТД

Рустам и Марина научили бабушку следить на показателями кислородного концентратора и смогли впервые за год провести время вдвоем, не боясь за жизнь дочери и не испытывая вину за то, что оставляют ребенка в больнице. После постоянных опасений за жизнь дочери Рустам стал особенно трепетно к ней относиться, говорит, что ему пока страшно думать о детском садике и он хочет сидеть с дочерью и дальше.

Благодаря фонду «Право на чудо» София смогла попасть домой намного раньше, чем обещали врачи. Теперь ее восстановление проходит гораздо быстрее, ведь она дома, а мама и папа с ней рядом каждый день.

Ежегодно в России рождается около 100 тысяч недоношенных детей, и некоторым, как Софии, нужно кислородное оборудование. Фонд закупает концентраторы и дает их семьям для временного использования, а когда детям он перестает быть нужен, фонд забирает их, дезинфицируют и передает другим нуждающимся семьям. Для покупки нового оборудования фонду нужно собрать почти два миллиона рублей. Пожалуйста, подпишитесь на регулярные пожертвования для фонда «Право на чудо» — эти деньги помогут десяткам недоношенных детей быстрее оказаться дома в окружении родных.

Оригинал статьи на сайте Такие дела
Текст: Анна Боброва
Фото: Владимир Аверин

Загрузка статьи...