Наташе нужен миллион, чтобы сохранить жизнь. Но помочь могут и сто рублей

Эта замечательная, красивая девушка перенесла множество операций разной степени сложности. У Натальи по непонятной причине распадаются кости на лице. Многие годы лечение Наташе помогало, но сейчас ситуация стала намного серьезнее.
Наташе нужен миллион, чтобы сохранить жизнь. Но помочь могут и сто рублей

На фотографии слева – Наташа Давыдова во время учебы в институте и участия в конкурсе красоты. Справа – сейчас. Ей  44 года и у нее одонтогенный аутоиммунный остеомиелит обеих челюстей, это означает, что по непонятной причине у нее распадаются кости на лице. Сейчас Наталье необходимо лечение, которое не оплачивается за счёт государства. «Теперь я точно знаю, что болезнь можно остановить, можно и нужно бороться, но сделать это гораздо легче в самом начале», — уверена Наташа. Наталья очень просит вас, всех неравнодушных, отзывчивых людей, помочь ей собрать средства на лечение.

Терапевт советовала греть и мазать

Наталья закончила юридический факультет Воронежского государственного университета, с успехом делала карьеру адвоката, задумывалась о своем адвокатском бюро. Была интересная, насыщенная событиями жизнь, и ничего не предвещало беды.

«Однажды, в конце 2006 года у меня заболела скула, терапевт посоветовала греть и мазать. Однако, боль нарастала, стало понятно, что мазями не обойдешься и начались бесконечные круги ада.  Меня гоняли от одного врача к другому, диагнозы ставились взаимоисключающие, лечение было хаотичным и отрывочным. Все годы болезни я скрупулезно изучала все, что связано с остеомиелитом и теперь могу с уверенностью сказать, что внимательно выслушав жалобы и задав правильные вопросы, лечение можно было начать гораздо раньше, но сделано этого не было. Мне становилось все хуже, боль была невыносимой, держалась высокая температура.  Когда, наконец, диагноз все-таки был поставлен ( мне это стоило многих усилий и денег), лечение мало отличалось от предыдущего. При остеомиелите очень важно дочистить кость до «чистого края», посеять удаленное и подобрать антибиотики. За все 25 операций, этого ни разу не было сделано, сепсис стал закономерным итогом», — рассказывает Наталья.

Наташа собрала остатки денег и сил и поехала в Москву. Московские доктора были настроены пессимистично: повторяли, что совершено большое количество ошибок, которые исправлять никто не захочет, что нет чувствительности к антибиотикам ввиду их бездумно широкого применения, что вся клиническая картина смазана неумелыми попытками лечения, что организм сильно истощен и ослаблен. Наталья вернулась в Воронеж, неоднократно пыталась получить квоту, но ей неизменно отказывали, все жалобы куда также никакого результата не дали. Второй сепсис долго себя ждать не заставил.

Именно в тот момент, когда Наталья лежала в коме, в реанимации, без шансов на жизнь, ее племянница нашла Катю Бермант. В тот день Наташа неожиданно пришла в себя, очень удивив работников реанимации. Катя Бермант – учредитель нашего фонда, и именно она дала надежду и шанс на восстановление Наташе. Тогда нам удалось найти клинику и чудесного профессора, который за 2 операции сумел остановить нарастающий процесс.

Ситуация стала серьезнее

Все эти годы лечение помогало, но сейчас ситуация стала намного серьезнее. Терапия перестала действовать. Наталья связывает это, в том числе с пандемией: «Период самоизоляции, полный стрессов и волнений, невозможность прогулок и нехватка свежего воздуха привели к тому, что болезнь вернулась снова. Мне уже сделали 4 операции разной степени сложности, опять ужасные боли и температура, опять врачи, которые отводят глаза и разводят руками. Но теперь я точно знаю, что болезнь можно остановить, можно и нужно бороться, но сделать это гораздо легче в самом начале». Для того, чтобы у Наташи не случился вновь сепсис, необходимо лечение, которое не оплачивается за счёт государства.

Наталья Давыдова, фото из личного архива
Наталья Давыдова, фото из личного архива

Это черно-белое фото было сделано ко Дню открытия фонда «Живой». Наташа – одна из первых его пациентов. На сегодняшний день из первых десяти в живых осталось двое — и Наташа  одна из них. Мы очень просим вас помочь Наташе собрать средства на лечение и выстоять в этой борьбе. Чтобы еще через 10 лет мы все могли сказать — Наташа жива и здорова! Сейчас для полной суммы, необходимой на лечение, Наташе не хватает всего миллиона рублей. По опыту – они всегда складываются из скромных 100-500 рублей. Помочь Наташе можно по этой ссылке.