Жан Ванье: великий борец за маленькое счастье людей, которым отказывают в счастье

Умер француз — горюют в России. И не только в России. У этого обычного на вид человека было необычайно большое сердце, которое позволило ему делать большие дела и подарить детям с ментальными проблемами нормальное детство.
Жан Ванье: великий борец за маленькое счастье людей, которым отказывают в счастье

Капитан ковчега

7 мая 2019 года лидеры международной организации «Ковчег» Стейси Кейтс-Карни и Стефан Познер сообщили о смерти основателя «Ковчега», Жана Ванье. В социальных сетях моментально появились тысячи, если не десятки тысяч, постов от людей, для каждого из которых Ванье и его дело были чем-то очень личным. Жан не умер неожиданно — перед тем он долго болел раком. И всё же его смерть ранила очень многих.

Ванье — основатель сразу двух проектов милосердия, «Ковчег» и «Вера и свет». «Ковчег» — это посёлки, в которых селились вместе люди с умственной отсталостью и без и выстраивали свою общую жизнь так, что всем было легко, удобно и радостно. В России посёлков «Ковчег» нет, но у нас действуют группы «Веры и света» — другого важного проекта, для детей с проблемами развития и их родителей.

«Ковчег» и «Вера и свет» действуют во множестве стран. Изначально Жан хотел нести христианское милосердие среди христиан любой конфессии, без границ. Потом понял, что и эти границы излишни. В посёлках, основанных им в Индии, живут и христиане, и индуисты, и мусульмане.

Такая мультикультуральность не мешает множеству людей считать Ванье одним из величайших христианских подвижников современности. Сам он был глубоко верующим католиком — и никогда не смотрел на веру как на нечто, ради чего можно отталкивать, оскорблять или наказывать. Ради веры он любил и призывал любить ближнего своего.

Командор

Поклонники творчества Крапивина иногда называли Жана Ванье «Командором Ванье» (но прозвище, конечно, не прижилось, потому что один Командор в стране уже есть). Так в крапивинских книгах звучала должность человека, который от мира к миру спасал и хранил особых детей — должность, на которую нельзя было назначить, только встать. Но это — не единственный источник прозвища Ванье.

В тринадцать лет мальчик Жан из благополучной французской семьи, сбежавшей от войны в Канаду, поступил на обучение в английский военно-морской колледж — для чего пересёк обратно океан под немецкими бомбами. Выпустился военно-морским офицером (пусть и не в звании «командора»), нёс службу на корабле. Отличный социальный лифт на случай, если бы он захотел сделать со временем политическую карьеру (его отец, например, стал генерал-губернатором Канады, и сын мог пойти по его стопам).

Но в 1950 году неожиданно для всех блестящий молодой офицер подал в отставку и ушёл изучать философию и богословие.

Ванье стал преподавателем в университете, и это был, надо сказать, тоже очень неплохой социальный лифт. И вдруг, в 1964 году, Жан опять круто разворачивает свою судьбу с накатанной и очень неплохой колеи. Во время визита во Францию один священник взял Ванье в центр, где жили люди с умственной отсталостью, и Жан увидел новыми глазами и их, и их жизнь. Несколько лет раздумий, и он понял, что должен сделать. «Я понял, что должен освободить этих людей», рассказывал он.

Он основал «Ковчег», тогда ещё только приют, где вместе селились, жили и радовались жизни люди с умственной отсталостью и без неё. Позже из этого приюта выросло большое движение; сейчас в мире около полутора сотен общин «Ковчег» в тридцати восьми странах, и в них живёт около 10 000 человек.

Но в России Ванье больше помнят как человека, который сделал многое именно для детей. В 1971 году он основал второе движение, «Вера и свет», которое концентрировалось именно на проблемах малышей с умственной отсталостью. В России действует несколько групп «Веры и света». Иногда говорят, что в этих группах творятся чудеса. На самом деле, там происходит одно чудо: дети обретают своё детство во всей его полноте.

Каждый человек — священная история

Так называется самая известная книга Ванье. И таков был его взгляд на вещи. Год за годом он обнаруживал в себе новые предубеждения, ставившие стену между ним и людьми, и год за годом разбирал эту стену. Но это не были тихие размышления где-то в уединённом месте. Напротив, Ванье был очень активен. Он ездил по миру, общался с простыми людьми и чиновниками, читал лекции для тех, кто тоже хотел бы помогать людям с нарушениями умственного развития.

Он говорил, что люди меняют его всю его жизнь, потому что их опыт постоянно заставляет взглянуть на человечество по‑новому, и был убеждён, что будет меняться всегда — потому что ему предстоит встретить ещё много людей.

Эта дорога от человека к человеку началась задолго до того, как он постели первый центр для людей с умственной отсталостью. В сорок пятом, когда его отец был послом Канады во Франции, а мать — делегаткой Красного Креста, пятнадцатилетний Жан помогал встречать выживших из концлагерей. Это оставило первую глубокую отметину на его душе.

Наверное, в тот год он понял, что никогда не сможет быть равнодушным к чужим страданиям. И больше никогда не смог. Как изменился бы мир, если бы не могли и все остальные… Но Ванье сумел сделать так, чтобы равнодушия стало меньше, намного меньше, и продолжить это — теперь наше дело

Фото: miloserdie.ru

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст