Здоровая девочка пять лет живет в больнице, родители отказываются забирать ее домой

Сейчас делом девочки занимается благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и его руководитель Елена Альшанская. На портале «Медуза» было опубликовано расследование, проведенное журналисткой Катериной Гордеевой.
Здоровая девочка пять лет живет в больнице, родители отказываются забирать ее домой

Пятилетняя С. никогда не покидала перинатального медицинского центра «Мать и дитя». Она живет в отдельной палате младенческого отделения. У нее нет друзей-ровесников и ее почти никто не навещает.

Мать С., Татьяна Максимова, родила девочку в начале марта 2014 года в этой же клинике. С. появилась на свет недоношенной, но врачи выходили новорожденную и она была выписана через несколько месяцев. Девочка не провела дома и недели: мать вернула ее в медицинский центр, заявив, что у малышки случилась остановка дыхания.

С девочкой с тех пор находится няня, Максимова в клинике появлялась все реже. С 2017 года она и вовсе не приходит к дочери. Всем друзьям и родственникам мать С. заявляла, что девочка неизлечимо больна и у нее «отсутствуют часть мозга, почки».

Сначала ей верили, но, когда С. исполнилось четыре месяца, ее решил навестить дедушка со стороны матери. Он не поверил своим глазам: малышка выглядела здоровой. Бабушки и дедушки пытались забрать девочку, но мать запретила. Она не позволяла даже выходить в город, заявляя, что ребенок обязан находиться под круглосуточным присмотром врачей.

При этом, когда действительно потребовалось вмешательство врачей — у С. развился экссудативный отит и нужно было вставить трубку — мать запретила любые медицинские манипуляции. Не согласилась она и на операцию по удалению аденоидов.

С. в медицинском центре

С начала 2019 года с делом С. работает фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Руководитель фонда, Елена Альшанская, пыталась наладить контакт с родителями девочки и руководством клиники. Она связывалась с районной опекой и обращалась в прокуратуру и Следственный Комитет.

В феврале была проведена доследственная проверка и по ее результатам возбудили уголовное дело, но через несколько дней оно было закрыто. В рамках проверки девочку обследовала врачебная комиссия: никаких заболеваний, требующих нахождения ребенка в условиях стационара, выявлено не было.

Детский психолог Инна Пасечник, также обследовавшая С., признала, что у нее уже появились особенности развития, связанные с длительным пребыванием в изоляции. Конкретно о девочке запрещает говорить медицинская тайна, но у подобных детей встречаются сенсорные, эмоциональные и двигательные депривации.

Другими словами, ребенок не может научиться жить в мире, не получает достаточного количества впечатлений и опыта. Он не знает, каково это — прыгать, держать снег, налаживать контакты со сверстниками, различать опасное и безопасное.

Нужны ли изменения в законе, позволяющие изъять ребенка из больницы?
Да
0%
Нет
0%

Официально мать и отец выполняют родительские обязанности — они оплачивают большие счета из клиники. Государственные органы заявляют, что нарушений прав ребенка нет: девочка живет в хороших условиях.

Еще в марте перинатальный центр подал иск к отцу девочки — Юрию Зинкину — с требованием забрать ребенка. Он был частично удовлетворен: в ноябре вступило в силу предписание забрать девочку, но родители этого не сделали.

Альшанская признает, что с января 2019 года ситуация не изменилась. «Ребенок продолжает находиться в медицинском учреждении, хотя <…> все службы, призванные защищать права детей, в курсе происходящего» — прокомментировала она «Медузе» создавшееся положение.

Читайте также: Полиция нашла женщину, оставившую двухлетнюю дочь в московской поликлинике

Фото: Shutterstock