Муж Маргариты Грачевой, отрубивший ей руки, на суде читал стихи

Суд над Дмитрием Грачевым, год назад отрубившим Маргарите обе руки топором, проходит сейчас в Серпуховском суде. В ходе суда пострадавшая впервые встретилась со своим бывшим мужем-садистом и поговорила с ним напрямую.
Муж Маргариты Грачевой, отрубивший ей руки, на суде читал стихи

Дмитрий Грачев — бывший муж Маргариты Грачевой, девушки, получившей в прошлом декабре страшную известность. Из ревности и подозрения в измене Дмитрий похитил Маргариту и насильно отвез в лес, где отрубил жене обе кисти рук. Он обвиняется в причинении тяжкого вреда здоровью, похищении и угрозе убийством. Экспертиза обнаружила у него расстройство личности, однако он полностью вменяем. «Согласно медицинской экспертизе, у Грачёва выявлено расстройство личности. Боязнь предательства, опасения оказаться несостоятельным, обостренное чувство подозрительности, недоверия. Однако всё это не является признаками невменяемости», — цитирует Metro слова государственного обвинителя.

Что случилось в прошлом декабре

Дмитрий подозревал супругу в измене — и решил, как он сам с гордостью рассказывает сейчас, вывести ее на чистую воду. Одиннадцатого декабря он силком вывез её в лес и начал пытать. Сперва топором раздробил правую и левую кисти, а затем отрубил их.

Две самые первые операции по спасению Маргариты длились пять и десять часов. На обоих руках врачи Серпухова сформировали культи, а найденную полицейскими в лесу кисть с восемью переломами удалось пришить к культе.

Сейчас Маргарита Грачева продолжает проходить реабилитацию. В Германии на собранные пожертвования ей установили бионический протез на правую руку. На левой, спасенной, предстоит еще несколько операций, и, конечно же, ее приходится разрабатывать большим трудом.

О том, что произошло в лесу, Маргарита Грачева рассказывала с трудом.

«В лесу мы были полтора часа. Вдаваться в подробности я не хочу. Но даже тогда он проверил, какие на мне трусы и лифчик — хорошо, что они были не из одного комплекта, а то, наверное, он сделал бы со мной ещё что-нибудь. Перед тем как пустить в действие топор, он перетянул мне руки жгутами, чтобы я не умерла. Не из жалости. Во‑первых, убийство — это уже другая статья УК. Во‑вторых, он знает мой характер: на тот момент для меня получить инвалидность было хуже, чем умереть. Я считала и считаю, что самое главное — чтобы все были живы и здоровы, а остальное можно исправить или преодолеть. Он знал, сколько можно держать жгуты (подготовился заранее), и следил за временем. Помню, что минут через сорок, уже в машине, я сказала, что не чувствую рук, а он ответил: «Нормально. Час тридцать можно держать». Он отвёз меня в больницу — это, как и покупка топора, заранее продуманная и спланированная мера: за явку с повинной убирают треть срока. Вот это страшно — спланировать и жить с этим, улыбаясь мне и детям», цитирует ее слова Wonderzine.

Вменяем. Здоров. Пишет стихи

На суде впервые за все прошедшее со времени совершенного им преступления Маргарита Грачева общалась с мужем напрямую.

Государственный обвинитель запросил срок заключения, сложив их по каждой из статей — это 17 лет строгого режима.

Подсудимый признал вину только в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, но не соглашается признавать похищение и угрозу убийством. На последнем заседании, получив последнее слово, он декламировал стихи собственного сочинения и много рассуждал о Боге. При этом суд неоднократно отказывал Маргарите в лишении бывшего мужа родительских прав. Ей раз за разом приходилось подавать на апелляцию и доказывать, что человек, способный отрубить руки их матери, опасен для детей — тогда как защита настаивала, что детям никакого вреда причинено не было и папа их очень любит. Так обвиняемый мог бы получить возможность сократить до трети максимальный срок тюремного заключения — как родитель несовершеннолетних детей. Однако лишить его родительских прав все же удалось, хоть это и заняло более полугода, и теперь смягчения приговора не будет.

Оглашение приговора назначено на 15 ноября.

Безнаказанность по закону

До случившейся трагедии Маргарита не раз терпела от мужа посягательства и угрозы, и обращалась с этим в полицию. Однако ее заявления оставались без внимания — участковый не предпринял никаких мер. Есть вероятность предполагать, что именно после этого бывший муж Маргариты уверился в своей безнаказанности. После случившегося участковый был уволен. Однако это не говорит о том, что новая жертва семейного насилия получит помощь до того, как случится преступление. Ранее мы писали о том, что после закона о декриминализации побоев насилия в семьях стало больше. Доклад, опубликованный международной правозащитной организацией Human Rights Watch, показывает рост обращений в кризисных центрах — пострадавшие от насилия теперь чаще всего не отправляются в полицию, зная, что это бесполезно.

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст