РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Связаны напрямую: почему инклюзия в образовании невозможна без доступной среды

В этом месяце «Домашний очаг» вышел с необычной обложкой. Единственный вынос на ней гласит: «В России 170 000 детей не ходят в школу. Нам нужна доступная среда». Президент БО «Журавлик», попечитель фонда «Продвижение» Ольга Журавская уверена: запрос всего общества на социализацию особенных детей и взрослых поможет обустроить городскую среду, школы, детские сады и другие пространства на благо всех граждан.
Связаны напрямую: почему инклюзия в образовании невозможна без доступной среды
Иллюстрация: Ольга Халецкая

«Домашний очаг» привлекает внимание к одной из самых острых проблем современного общества в рамках спецпроекта «Нам нужна доступная среда», #намнужнадоступнаясреда . На обложке специального выпуска – коллаж, созданный художницей Машей Руденко – на основе реальной фотографии с реальными людьми.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Ольга ЖУРАВСКАЯ

На работе я занимаюсь инклюзией в общеобразовательной среде, а круглосуточно – социализацией пространства. Это разные вещи, но, если упустить одну из них, вся моя работа будет напрасной. Инклюзия в образовании – это договор между взрослыми о включении детей с особыми потребностями в общеобразовательное пространство: в детские сады, школы, колледжи, высшие учебные заведения. Чем подробнее этот договор, тем лучше.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Социализация пространства – это договор все тех же взрослых о том, что общее пространство должно быть доступно для всех, а не только для нормотипичных горных козочек. На практике социализация означает, что ответственные люди не только зачислили ребенка в школу или трудоустроили в штат учителя с особыми потребностями, но и подумали о том, как их инвалидная коляска пройдет в дверной проем, проедет по этажам, поместится в лифт и туалетную комнату.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Однажды плюсами этой ответственности воспользуются те, кто прежде в них не нуждался и не задумывался. Например, сломавший ногу учитель английского.

А знаете, чего еще нам остро не хватает? Общего запроса на социализацию и доступную среду для всех. Если нам удастся поменять в первую очередь доступность среды, остальные реформы подтянутся следом.

Чтоб вы понимали, насколько мы «недоступны» для жизни как общество, приведу простой пример. В России есть только одна компания, которая делает удобные прогрессивные активные красивые инвалидные коляски для детей и взрослых (Kinesis). Она не государственная, ее открыла Ольга Барабанова, мама двух здоровых детей, которая не смогла больше смотреть на то, как люди ищут коляски, на которых можно было бы не только выживать, но и жить.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Коляски, входящие в стандартный перечень ТСР от государства, часто приводят к новым травмам. Но даже их на всех не хватает: взрослые люди годами вынуждены кататься из комнаты в комнату на компьютерных стульях на колесиках – больше не на чем. Детских моделей среди «государственных» колясок нет, до передвижения в нашей стране еще нужно дорасти.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но человеческое достоинство не может самозародиться там, где о ребенке не подумал взрослый. Наша эмпатическая система растет и развивается со временем – как у частных лиц, так и у общества в целом, поэтому за формирование человеческого достоинства у огромного количества детей (и их семей, и друзей вокруг семей) отвечаем мы все.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
  • Это наша всеобщая задача – поднять детей с пола в удобные коляски, если они им нужны.
  • Это наша всеобщая задача – сделать так, чтоб на этих комфортных средствах передвижения людям было куда передвигаться: в детский сад, в школу, в гости, в путешествия.
  • Это наша всеобщая задача – сделать ресурсные классы в каждой школе.
  • Это наша всеобщая задача – сделать школьную среду безопасной.
  • Это наша всеобщая задача – вырастить взрослых, которым не придет в голову бояться жить, построить недоступное здание, травить других людей и изгнать кого-то из общества.

Но для этих реформ нужен запрос не от одной части общества, которая без этих реформ вообще не может существовать, а от всего общества целиком. Нам всем нужно осознать, что инвалидные коляски нужны не сами по себе, а чтоб передвигаться. И школьная инклюзия нужна не сама по себе, а чтоб детям было комфортно учиться, а родителям спокойно заниматься своими делами и работой. А доступная среда пригодится каждому из нас, однажды. И нам, и нашим детям.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Нам всем должно быть важно, чтоб девочка пяти лет из города Грозный, которой мы собрали недавно денег на коляску, могла на ней самостоятельно поехать в детский садик и полноценно играть с другими детьми во всякие подвижные игры. Нам всем должно быть дело до Алексея, который вот уже 30 лет как заперт с родителями в прохудившейся коляске. А мог бы открывать для себя мир и себя в этом мире тоже.

Как родитель спросите себя: как инклюзия/социализация организована в нашем саду/школе? Если не знаете, попробуйте пойти и выяснить, поговорить. Предупрежден знанием – вооружен возможностью. Постарайтесь организовать пандусы у себя в подъездах, обращайте внимание на преграды, добивайтесь вместе с нами доступной среды для всех. Как ответственный взрослый присоединяйтесь к нашим реформам.

А у вас есть близкие, друзья, родные или знакомые, которые передвигаются на коляске?
Да, есть
Нет, никого
Обложка нового номера журнала «Домашний очаг»
Обложка нового номера журнала «Домашний очаг», Художник: Маша Руденко
Загрузка статьи...