«Массовый психоз»: Софико Шеварднадзе о последствиях пандемии для человечества

В издательстве «Эксмо» выходит книга Софико Шеварднадзе «Будущее сегодня. Как пандемия изменила мир». В ней известная журналистка пытается найти ответы на основные вопросы, тревожащие мир в настоящий момент. Какова природа коронавируса? Случалось ли подобное раньше? Как будет меняться мировой ландшафт в связи с новыми жизненными привычками, как меняется отношение человека к себе и к окружающему миру? С разрешения издательства, мы публикуем главу из нее – «Массовый психоз».
«Массовый психоз»: Софико Шеварднадзе о последствиях пандемии для человечества

Photo by Nik Shuliahin on Unsplash

В книге объединены беседы с разными героями, которые Софико Шеварднадзе в основном провела весной 2020 года: от Нассима Талеба,  Татьяны Черниговской, Андрея Курпатова, художников Ай Вэйвэя и Айдан Салаховой до телеведущего Владимира Познера, океанографа Филиппа Кусто, митрополита Псковского и Порховского Тихона (Шевкунова) и основателя Dating.com Дмитрия Волкова. Известные экономисты, медики, психологи и ученые рассуждают о причинах и предпосылках возникновения вируса, о теориях заговоров, о будущем мировой экономики, о том, как изменились любовь и человеческие отношения, и о тех новых правилах, что стали частью современной жизни.

Массовый психоз

...Теперь немного о последствиях самоизоляции для нашей психики. Большинству тяжело, особенно экстравертам и тем, кто привык дома лишь спать, и то, когда не в отъезде. Люди сталкиваются с психозом, с неврозами, с депрессией. Есть ощущение, что из этого карантина многие выйдут немного ментально покалеченными. Это часто перерастает в неадекватную реакцию со стороны общества, либо социальный взрыв, либо повальный фатализм, из серии «что будет, то будет», либо полная замкнутость и страх перед чужими, которые мы ранее обсуждали.

Каждый переживает трудные времена по‑своему. В начале книги я рассказывала, как у меня зашкаливал уровень тревоги. Это выражалось во всём. Днём, что-
бы спрятаться от реальности, мой организм включал режим сна. Вдруг на ровном месте накрывала неотвратимая усталость. Я напрочь вырубалась. Так у меня с детства. Когда я была маленькой и сильно чего-то боялась, например, сказочного персонажа, сцены из кино, маму, после того, как разбила вазу, или бабушку, когда нечаянно испортила её украшения, я сразу говорила «хочу баю-бай», и тут же засыпала в любое время суток. Тут тоже: меня пугала окружающая действительность, и в ответ на страх я сразу засыпала. А ночью всё было наоборот. Я просыпалась, вскакивая, как человек, которому только что вкололи огромную дозу инсулина или адреналина, и с широко распахнутыми глазами смотрела в одну точку до рассвета, чтобы опять спрятаться во сне при первом же луче солнца, напоминающем о новом дне изоляции и неопределённости. Это такая жизнь урывками, ото сна ко сну, а не наоборот. Если бы не переезд к родителям в загородный дом на родине, боюсь представить, в каком ментальном состоянии я сейчас бы находилась.

Поэтому степень нарушений разнится в зависимости от того, при каких обстоятельствах вы провели карантин. Курпатов считает, что из-за изоляции
нарушаются системы адаптации человека: «Двадцать процентов людей пострадают от разных видов посттравматических стрессовых расстройств. То есть у двадцати процентов людей после выхода из карантина будут панические атаки, страхи, депрессивные расстройства. А двадцать процентов — это пятая
часть населения. То есть к существующим двадцати процентам людей с психическими расстройствами добавится ещё двадцать, мы получим сорок процентов населения, которые будут психически нездоровы.

Я думаю, что суициды совокупно унесут больше жизней, чем коронавирус: люди, которые потеряют бизнесы, которые останутся в долгах... Так было в 1999
году, двойной рост самоубийств среди мужчин, хотя про это мало говорят. Проблема большая».

Софико Шеварднадзе и ее первая книга
Софико Шеварднадзе и ее первая книга

Черниговская подтверждает, что психиатры, с которыми она общается, все как один говорят, что следующий акт этой истории — за ними: «Когда мы все отсюда
вылезем, окажется, что будет целый ряд людей, которые вылезать не захотят. А зачем вылезать-то? Я чудесно и здесь сижу. Будут и люди, которые будут опасаться выйти. Я туда выйду, а там что? Умом они будут знать, что ровно то же самое, но это им не поможет не бояться. Сейчас будут неврозы и психозы. Мы должны быть к этому готовы, прекратив сходить с ума». 

Страх и жизнь в страхе, особенно в течение длительного периода, — пожалуй, самое разрушительное, что есть для человеческой психики. Тем более, если это — страх массовый и превращается в один большой сгусток энергии, окутывающей целый мир.

Может, больше экономических изменений мы должны бояться психологических? Ускова уверена, что эта эпидемия стала последней
каплей перед взрывом всеобщего психоза: «Были массовые заболевания и побольше, и пострашнее. А вот то, что произошёл массовый психоз вокруг этого дела, причём довольно сильный, пугает. Реакция человечества говорит о том, что пандемия проколола некий психиатрический гнойник, человечество уже болело.

Уровень тревожности зашкаливает. Два года назад мы были на одной из самых крупных мировых выставок в Лас-Вегасе. Вавилонское сборище! На второй день выставку начинает косить. У меня полстенда валится с температурой 39, один за
другим, люди тысячами заражались. Когда мы улетали, я буквально на себе везла нашего руководителя, а бизнес-зал был больше похож на лепрозорий. Я по
каким-то небесным причинам не заболела, но меня накрыло спустя две недели дома, да так, что я увидела свет в конце тоннеля. Это была пневмония, которую
не брал ни один, ни второй, ни третий антибиотик.

Но не было никакого испуга! Ни у меня, ни у других людей в Вегасе, просто потому что это была жизнь. Да, люди умирают. Статистика тех пневмоний, которые они там называли атипичными, была такая же, как сейчас у Ковид-19

Действительно, сейчас именно эпидемия, я этого не отрицаю, но просто хочу сказать, что ключевым моментом в ней стал переход какой-то границы тревожности у человечества как у вида. Мы вот волновались по поводу кучи вопросов, а когда массовое заболевание пошло в 2020 году, нас прорвало. Знаешь, как бывает, ты держишься, держишься, не уходишь от мужа, хотя и пьёт он, и бьёт он, а потом раз, забыл с днём рождения тёщу поздравить, и тебя понесло, и ты его посылаешь. Вот эта эпидемия стала последней каплей для человечества. И это — только начало. Начало наших испытаний».

Мы говорим тут о страхе как о губительном факторе для отдельно взятой человеческой психики. Ты либо находишь в себе силы что-то с этим сделать, либо продолжаешь жить и бояться. А когда страх массовый, это явление куда разрушительнее, так как нет ничего легче, чем управлять и манипулировать людьми, которые чего-то боятся.

«Илон Маск говорит, что Ковид-19 он не боится, а вот больше всего на свете боится вируса мозга. Когда происходит тотальное помутнение сознания в одном направлении. Вирус мозга — это серьёзная проблема при таком уровне резистентности вида и при таком уровне тревожности людей. Сейчас человечество можно подписать на любой массовый психоз. Чем меньше уровень образования и чем выше эмоциональная агрессивность у человека, тем активнее
он будет проявлять себя, вплоть до убийства человека, который оказался заражён. Помните у Шварца, они между собой обменивались, что муж убил жену во
время холеры, чтобы не мучилась, потому что она выпила стакан сырой воды? Это стандартная история.

Бесконечная манипуляция безобразна, потому что направлена на пожилых людей и повышает их уровень тревожности, ослабляет иммунитет. Это приводит старшее поколение в состояние, когда они не могут логически мыслить и принимать адекватные решения. Высокий уровень тревожности может разразиться или в военном конфликте, или в стихийных бунтах,
умопомешательстве», — говорит Ускова. 

Слова Усковой буквально сбываются на глазах: социальные протесты в США, весьма тревожный июльский конфликт между Азербайджаном и Арменией...
Такие события — уже не гипотеза, а реальные последствия пандемии, в том числе, вызванные массовым психозом. Психологическое состояние общества —
одно из важнейших составляющих стратегии, от которой зависит, насколько безболезненно и быстро мы выйдем из кризиса...

Предзаказ книги «Будущее сегодня. Как пандемия изменила мир» можно сделать здесь.