Как сериал «Чики» стал самым прогрессивным и самым грустным проектом о женщинах в России

Платформа more.tv выложила последнюю серию первого сезона «Чик». Почему сериал о проституированных женщинах стал событием не только для зрителей, но и для всего кинорынка – в колонке Марии Кувшиновой. Внимание, материал содержит спойлеры и описания сцен насилия.
Как сериал «Чики» стал самым прогрессивным и самым грустным проектом о женщинах в России

Главным событием этого странного года в российском кино стал сериал Эдуарда Оганесяна «Чики», трансляция которого началась в июне на стриминговой платформе more.tv. Хотя стриминги обычно не раскрывают данные о просмотрах, more.tv сообщило в официальном пресс-релизе, что первые четыре серии посмотрели 3,5 миллиона раз. Для интернета это не заоблачные показатели, если сравнивать, скажем, с роликами Юрия Дудя, у которых бывает и по 30 млн просмотров, но у «Чик», очевидно, будет долгая жизнь, и в рейтинге самых обсуждаемых сериалов сайта «Фильм Про» они сразу вырвались на первое место.

О чем этот сериал, что отличает его другого российского кино последних лет, какую аудиторию он привлек и почему?
Кадр из сериала "Чики"
Кадр из сериала "Чики"

Последние годы самым успешными российскими кинопроектами (если говорить об охвате аудитории) становились блокбастеры, снятые при участии государства, взывающие к патриотизму и получившие выгодные слоты в дни прибыльного новогоднего проката — в первую очередь, это «Движение вверх» (2017) и «Т-34» (2018), 12,4 и 8,8 млн проданных билетов соответственно. По странному совпадению, в этих фильмах, созданных и вышедших в годы пост-крымской мобилизации, бряцания оружием и противостояния со всем миром, в центре повествования оказывается группа мужчин — баскетболистов или танкистов.

А женские персонажи являются второстепенными и чисто функциональными, наспех формирующими любовную линию и, видимо, подчеркивающими, что данное мужское братство лишено гомоэротического подтекста.

Даже полушутливый тест Бехдель, которым измеряется полноценность и объемность женского персонажа («в фильме должно быть как минимум две женщины, у них должны быть имена, и они должны разговаривать между собой — не о мужчинах»), многие российские картины вряд ли пройдут. Это очень редуцированное изображение мира, в котором большинство зрителей может разглядеть себя, только если на экранах нет вообще никакой альтернативы.

Стриминговые платформы, которые в последние пару лет начали активно производить собственный контент, отчаянно конкурируя друг с другом за подписчиков, с самого начала были освобождены от необходимости попадать в тематические слоты Минкульта и Фонда кино, чтобы получать финансирование, — это коммерческие проекты. Поэтому их создатели начали активно, хотя и очень осторожно, подбираться к темам, которые для «большого кино» эпохи Мединского и телевизионного «мыла» оставалось в слепой зоне, — в надежде привлечь молодого зрителя, существующего в контексте мировой сериальной продукции с ее тематическим, гендерным, расовым и каким угодно многообразием.

Неудивительно, что темы стриминговых сериалов оказались далеки от рассказов о Второй мировой войне и спортивном противостоянии с американцами.

Неудивительно и то, что темы эти с благодарностью отзываются у интернет-аудитории, так редко, а может быть никогда, не встречающей на экране актуальные высказывания о нашей жизни на русском языке (одна единственная фраза «Мам, ты думаешь, что я гей?», сказанная в «Чиках» десятилетним мальчиком, обожающим переодеваться в женские платья, вызвала бурную благодарность российского гей-сообщества, потому что этих людей на одно мгновение, пусть и в виде намека, сделали видимыми, перестали отрицать их существование).

Интересно и то, что технические возможности онлайн-платформ явочным порядком отменяют запрет на мат, существующий в нашем кино с 2014 года: сериалам не надо получать прокатное удостоверение, нецензурную звуковую дорожку можно просто переключить на цензурную — так в 2020 год на экран вернулась живая речь.

Фото со съемок сериала "Чики"
Фото со съемок сериала "Чики"

Первое, на что обращаешь внимание — в «Чиках» в центре оказывается не «группа мужчин», а «группа женщин»: это четыре подруги (Ирина Горбачева, Алена Михайлова, Ирина Носова, Варвара Шмыкова), ранее вовлеченные в проституцию в своем маленьком городке на юге России, а теперь мечтающие открыть свое собственное дело — фитнес-зал. У каждой из девушек есть не только имена, но и яркий характер и объемно показанный бэкграунд, во многом определяющий их поведение, и самое главное — друг у друга есть они сами, то самое сестринство, которое помогает им выжить. В середине 8-серийного повествования «Чики» делают резкий поворот, и комедия про успешный выход героинь из калечащей профессии превращается в трагедию о невозможности подобного выхода, тем более, выхода легкой ценой.

Кадр из сериала "Чики"
Кадр из сериала "Чики"

Несмотря на то что в сериале присутствует как минимум два отчетливо отрицательных персонажа — бывший сутенер девушек в исполнении Виталия Кищенко и его племянник-казак, сыгранный Сергеем Гилевым, — авторы недвусмысленно дают понять, что проблема не в конкретных злодеях, которых достаточно покарать, что проблема системная. В мужском мире, где гангстеры и полицейские отдыхают в одной бане, у женщины есть очень ограниченный набор действий: стать женой и матерью (повезет, если муж не будет бить), пойти на низкооплачиваемую работу (если есть знакомства) или вовлечься в секс-индустрию. Мечтаешь, насмотревшись мотивационных видео, начать собственное дело? Тебе просто не дадут.

Кадр из сериала "Чики"
Кадр из сериала "Чики"

В седьмой серии героиню Ирины Горбачевой (для которой «Чики» стали первой работой в кино, в полной мере раскрывающей ее талант и особую органику), уже несколько раз обманутую и ограбленную, обманывают, грабят и унижают в очередной раз, а когда она срывается на крик, мужчины буднично фыркают: «Истеричка» (и как же это, черт возьми, узнаваемо).

В «Чиках» мужчины бьют и насилуют женщин много раз, просто потому что могут, потому что они сильнее и потому что им доставляет удовольствие доминирование над тем, кто слабее. В недавнем комментарии «Медузе» по поводу нового витка движения #MeToo в российском твиттере, социологи Анна Темкина объяснила влияние «культуры насилия» во всем обществе на частные отношения между людьми: «Что можно делать с теми, кто идет на митинг и просто стоит с плакатом? Им можно заламывать руки. Насилие нормально, легитимно, и это одобряемый способ решения проблем.

А когда существует такая “культура насилия” в обществе в целом, она легко принимает разные формы и распространяется в другие зоны (насилие в семье, например, или в партнерских отношениях). Если власть действует через насилие, не пресекает межличностное насилие по закону, значит, и другие могут действовать так же». Казака, систематически избивающего и насилующего жену и других женщин, тиранящего детей, товарищи призывают к ответу только после того, как он бьет старика. Жену и детей можно, они для того и существуют (последние серии «Чик» — также впервые в нашем кино — предваряет дисклеймер о содержащихся сценах насилия с телефоном центра «Анна», оказывающего помощь женщинам).

Кадр из сериала "Чики"
Кадр из сериала "Чики"

В финальном эпизоде полицейский в исполнении Антона Лапенко, будучи не в силах наказать преступника, избившего девушку, правовыми методами, вызывает его на поединок. Эта сцена напоминает картину Гойи «Бычьи пастухи» из его самого личного «черного» цикла — аллегорию братоубийственной войны, в которой двое мужчин, уже увязнув по колено в земле, продолжают наносить друг другу удары на фоне идиллического сельского пейзажа. Насилие, проникающее на все этажи, во все сферы, не имеющее надежных правовых заслонов, становится главной скрепой нашего общества. «Мы живем в правовом государстве? Да или нет», — спрашивает священник и полицейского начальника, и вопрос повисает в воздухе.

Кадр из сериала "Чики"
Кадр из сериала "Чики"

Начавшись как драмеди про пятерых обаятельных девчонок, сыгранных яркими актрисами, «Чики» оказываются той самой «энциклопедией русской жизни», которую обязано создать каждое поколение — и самым артикулированным высказыванием о калечащей природе патриархата и спасительной силе женской солидарности в современной русской культуре.

youtube
Нажми и смотри