Девочка-подросток беременна. Как быть?

Возраст сексуального дебюта для девушек в России — в среднем 16−17 лет, а во многих случаях — значительно раньше. Секс-просвет в школах отсутствует, сами родители разговаривать со своими детьми о сексе стесняются, поэтому вероятность, что ваша дочь в 15−17 лет столкнётся с подростковой беременностью — вовсе ненулевая. Колумнистка «Домашнего Очага» Ольга Карчевская взяла на себя смелость рассмотреть гипотетическую ситуацию со всех сторон, чтобы у всех причастных были готовые сценарии действий на этот случай
Девочка-подросток беременна. Как быть?

Как быть девочке-подростку

На днях многих потрясла новость: в 2018 году в России пятеро 17-летних девушек, родили по пятому ребёнку (и нет, это были не близнецы). Это значит, что первого ребёнка они родили лет в 12. И детский омбудсмен не бьёт тревогу — этот возраст намного меньше возраста согласия, беременность и роды в таком возрасте крайне опасны для беременного ребёнка (не поворачивается язык назвать девочку матерью). Никто, кроме феминисток не говорит о том, что здесь речь об изнасилованных детях, а не о «демографии».

Подростки, рано начавшие сексуальную жизнь, оказываются в зоне риска по нежелательной беременности, если их секс не ограничивается взаимным петтингом. К сожалению, современным подросткам практически неоткуда узнавать о сексе, кроме как от сверстников или из порно. Ни то, ни другое не назовёшь оптимальным, потому что сверстники в большой вероятностью сами узнали о сексе из порно, а порно крайне далеко от жизни: оно ориентировано главным образом на мужчин, женщина в нём рассматривается как объект и её желания не учитываются, транслируется огромное количество агрессии. В популярном сериале про подростков «Эйфория» есть момент, где двое подростков впервые занимаются сексом, и парень грубо разворачивает девушку и хватает её за шею, у той на глазах выступают слёзы, а на лице глубокое изумление. Парень, по всей вероятности почерпнувший эту поведенческую модель из порно-роликов, тоже крайне удивлён: «Я не хотел тебя обидеть, я думал, что девушкам это нравится». И если приближенные к реальной жизни сексуальные практики в порно иногда ещё можно встретить, то момент, когда мужчина надевает презерватив — почти никогда. Родители не все читают секс-просветительницу Татьяну Никонову, которая пишет, что подросток должен быть с ног до головы обложен презервативами, а у самих подростков часто ни денег таких нет, ни понимания, зачем это нужно, ведь «я просто выну в самый последний момент» (именно так большинство беременностей и случается).

Итак, это случилось. Девочка условных 15 лет беременна. Как ей быть?

Согласно закону, с 15 лет девушки имеют право не ставить родителей в известность о том, что происходит на приёме у гинеколога. Она может сделать аборт и сохранить это в тайне от родителей, если сказать им правду считает небезопасным. Если же аборт для неё табу по тем или иным причинам, тогда сказать родителям придётся. Вряд ли в этом возрасте юные родители, по сути дела сами ещё являющиеся детьми, смогут самостоятельно прокормить новую семью, а приюты для мам с детьми есть далеко не в каждом городе, к тому же срок пребывания в таких приютах обычно ограничен несколькими месяцами.

В 15 лет матка и органы малого таза всё ещё растут, они не вполне готовы к беременности и родам, поэтому подростковая беременность несет в себе ненулевые риски осложнений и даже летального исхода. К тому же, ситуация, когда ребёнок рожает ребёнка — всегда ставит под угрозу образование и жизненные перспективы юной матери (а зачастую и отца тоже, так как если родственники не взвалили эту ношу на себя, подростку приходится вместо учёбы выходить на работу).

Исследования не подтверждают взаимосвязи между медицинским абортом в первом триместре и наступлением/исходом последующих беременностей. То есть, если беременность прерывается врачом в легальной клинике до 12 недель, это не влияет на репродуктивную функцию, поэтому такие аборты считаются безопасными.

Расхожее утверждение, что ранние аборты лишают женщину возможности родить в будущем, не более чем миф.

А вот чего почти наверняка лишится женщина — так это возможности осознанно и с подготовкой родить запланированных детей тогда, когда она для этого созреет сама. Ранний ребёнок — практически гарантия, что ближайшие 20 лет она будет постоянно превозмогать, вместо того, чтобы строить карьеру или бизнес, получать хорошее образование или несколько, создавать себе финансовую опору.

Как быть потенциальному отцу ребёнка

Его время настаивать было, когда он мог настоять на петтинге вместо проникающего секса, теперь по факту беременности он обладает только правом совещательного голоса, не более. Хорошим тоном в этой ситуации было бы сказать, что он примет и поддержит любое девочкино решение и понесёт за него свою часть ответственности, в том числе финансовую. Если она решает рожать, его дело либо растить этого ребёнка вместе с ней, либо платить алименты, если её выбор — аборт, то его частью ответственности является оказать ей моральную и физическую поддержку (забрать её после процедуры и доставить на такси до дома), оплатить посещение психолога, если потребуется. Если в их городе аборты по ОМС оставляют желать лучшего (например, персонал плохо относится к пациенткам, приходящим на эту процедуру), дело юноши — найти деньги на аборт в хорошей частной клинике.

Ранняя беременность

Если вы родители потенциального отца

Как мне видится, задача родителей мальчика (если речь именно о мальчике, а не о взрослом мужчине — тут встаёт вопрос о нарушении закона) — быть готовыми к любому исходу. Если девочка решает прервать беременность — нужно обеспечить её комфорт, насколько он в этой ситуации вообще возможен, прежде всего — финансовый. Если же она решает оставить ребёнка, то понадобится ваша включённость — как минимум до совершеннолетия размножившихся детей — поддержка деньгами и посильной включённостью в ролях дедушки и бабушки. Чем меньше вы в своё время уделили внимания сексуальному воспитанию подростка, тем выше риск подобного исхода.

Если ситуация ещё не возникла, объясните сыну, что секс — это вовсе не обязательно проникающий секс, и лучше всего вообще воздерживаться от этого вида сексуального взаимодействия до того, как созреет готовность заводить детей.

Объясните, что индекс Перля (неудач при использовании контрацептивов) у презервативов очень высок (15−20% при правильном использовании), и они защищают скорее от заболеваний, чем от беременности (но тем не менее они — ОБЯЗАТЕЛЬНЫ), что метод «прерванного полового акта» вообще не является методом контрацепции, скорее это наиболее вероятный способ зачать. Если вы никоим образом не готовы становиться молодыми бабушкой и дедушкой, расскажите сыну о возможности вазектомии — в отличие от перевязки маточных труб у женщин, этот способ стерилизации у мужчин обратим и не требует достижения определённого возраста и наличия определённого количества детей — его можно просто сделать по собственному желанию, и обратить всё вспять когда захочется завести ребёнка.

Поскольку текущий дискурс насаждает обязательное деторождение для женщин и принуждает женщин считать аборт «убийством», никогда не будет лишним напомнить сыну и его подруге, что аборт в клинике с лицензией — это безопасный и морально приемлемый способ разрешения ситуации подростковой беременности. Но стоит различать напоминание и давление, последнее — совершенно неуместно.

Если вы родители беременной девочки

Виноватить и стыдить девочку, и без того растерянную и напуганную — значит разрушить ваши отношения. Дайте понять, что вы её не осуждаете и вы всецело на её стороне. Помогите ей отделить собственные желания от общественных ожиданий («материнство — женское предназначение», «дал бог зайку — даст и лужайку», «рожать надо молодой» и так далее), в современном мире роль женщины уже не сводится к инкубатору, и детей заводить пора тогда, когда очень этого хочется, а не когда беременность наступила случайно. Расскажите ей о рисках послеродовой депрессии (ею страдает каждая седьмая роженица), о том, насколько затруднены будут учёба и карьера даже с учётом вашей помощи (если вы вообще к ней готовы). Дайте ей прочесть этот текст.

Главное — помните: вы вовсе не обязаны брать на себя ещё и внуков. В нашем обществе также сильна традиция принуждения женщин к репродуктивному труду в качестве бабушки (чего не скажешь о мужчинах, быть дедом — опционально, няньчить внуков для бабушек — «святая обязанность»). Вы вправе не жертвовать собой больше, чем сами это выбрали.

Вы не можете выгнать беременную дочь из дома, потому что до 18-летия вы отвечаете за неё, но поставить её в известность о том, что вы не собираетесь взваливать на себя ещё одного ребёнка — вы в праве.

Отдельно стоит сказать, что если отец ребёнка не является подростком, вы можете заявить на него в полицию, потому что тогда речь идёт от растлении несовершеннолетней. Делать это или нет, разумеется, ваше личное дело, но с точки зрения закона это именно так.

Ошибка выживших за счёт семьи

В различных сетевых сообществах то и дело возникают обсуждения подростковой беременности, и в таких обсуждениях можно увидеть немало отстаивающих ранее материнство женщин, которые сами родили в 15−17 лет и считающих, что они всё сделали правильно, их это не отбросило назад на долгие годы и так далее. Из своего личного опыта они делают вывод, что раннее материнство — это благо. Здесь действует когнитивное искажение «ошибка выжившего»: единичный опыт экстраполируется на все подобные случаи. Как правило, если внимательно рассмотреть ситуации этих женщин, то окажется, что их семьи живо включились в помощь молодой матери, у них была «деревня привязанностей» (от африканской пословицы «чтобы вырастить одного ребёнка, нужна целая деревня») и успешность их выживания обусловлена этой поддержкой. Такая поддержка будет далеко не у всех, скорее её можно назвать исключением. Большинство семей устроено патриархально, для них ситуация будет выглядеть как «пигалица принесла в подоле», и хорошо, если не придётся искать приют для мам с детьми.

Маргарита Симоньян написала у себя в соцсетях по поводу семнадцатилетних россиянок, родивших уже пятого ребёнка, что её сёстры добровольно вышли замуж в 16 лет, и «разумеется, никто не принуждал их к замужеству», в общем, глава информагенства «Russis Today» высказалась в поддержку раннего материнства, отметив, что для Кавказа это естественно. Я считаю верхом лицемерия, когда полностью состоявшаяся в карьере женщина одобряет детские браки и роды в возрасте, в котором ещё невозможно принять осознанное решение на этот счёт.

Репродуктивное давление общества

Я родила в 22 года, казалось бы, уже не ребёнок, но у меня было полное ощущение, что я сама ещё не выросла, а мне теперь приходится быть за старшую. Ситуация, когда хочется закричать «Мама!», но вдруг понимаешь, что мама — это теперь ты.

Я очень люблю старшего сына и очень рада, что он у меня есть. Но стоит признать, что я заплатила за его существование очень большую цену.

Я помню, что на фоне ошеломительной любви к крохотному существу я чувствовала ещё одно чувство — будто меня обманули. Тогда я не понимала, откуда оно у меня берётся и что значит, зато я понимаю сейчас, 16 лет спустя.

Ранняя беременность

В чём обманули?

Никто, во‑первых, не сказал, что будет ТАК сложно. Опять же, сейчас я понимаю, что первый ребёнок был «подарочным» — спал всю ночь, особо не капризничал, обладал сносным характером, почти не болел. Даже ветрянка у него случилась вот недавно, в 16, а в его детстве я не знала, что такое «детские болезни», а редкие ОРВИ очень быстро проходили (спасибо ГВ до самоотлучения), в общем, мне с ним очень повезло.

Второй ребёнок, появившийся уже в 35, полностью изменил мои представлении о том, что такое родительство, потому что младший ребёнок задал нам с мужем такую трёпку, что самому дьяволу не показалось бы мало. У него подозрение на СДВГ, и он даже стойкого оловянного солдатика заставил бы молить о пощаде. Если бы такой ребёнок попался мне тогда, я бы с вероятностью 99% сошла бы с ума, потому что помощи у меня в первый год не было почти никакой.

Сейчас, так сказать, с высоты прожитых лет я могу сказать, что ранние дети — это очень и очень сложно, даже если они идеальны подобно ангелам небесным.

А если ребёнок нейронетипичен, нездоров или с убийственным характером — я вообще не представляю, как не потечь крышей, воспитывая его без посторонней помощи (в большинстве случаев — помощи матерей и бабушек новоиспечённых родителей). И это ситуации, когда неинформированный выбор одних людей (считай, детей) ложится камнем на плечи людей, которые вообще не подписывались на такую нагрузку.

Во-вторых, обманули в том, что рожать — это единственная опция. В то время я была уверена, что аборт — это страх, ужас, боль, горе на всю жизнь и детоубийство. Сейчас я так уже не думаю, потому что стало куда лучше с критическим мышлением и склонностью к доказательной медицине. Екатерина Попова в своей колонке в Космо развеивает все пролайферские мифы, если коротко: плод сроков, когда аборт разрешён не только по состоянию здоровья и социальным показаниям, вовсе не выглядит как ребёнок с пролайферской агитки, он выглядит как сгусток клеток примерно 4 миллиметра в диаметре. И чем меньше срок, тем меньше вероятность разглядеть эмбрион без помощи микроскопа. И ни о каком «разрывании ребёнка на части» во время аборта до 12 недель речи и близко не идёт. Никакой боли плод не испытывает, так как у него ещё не созрела нервная система — этим абсолютно клеткам всё равно, пока что это биоматериал — без чувств, мыслей и чего бы то ни было, что определяло бы его не только как человека, но и как живое существо в принципе. Да, у этих клеток есть потенциал развиться в человека, но только при наличии доброй воли донора, который даст им всё необходимое для развития — буквально — свою кровь и плоть. Если в планы донора не входит вынашивать внутри себя организм, а потом растить его до 18 лет или выплачивать ему алименты в случае отказа от него в роддоме, то потенциал развития остаётся всего лишь потенциалом.

Так кто же обманул меня тогда? Ведь никто конкретный не склонял меня в этот момент к материнству, я сама приняла такое решение. Ну, мне так казалось.

Да, не было ни одного конкретного человека, который погрозил бы мне пальцем и велел во что бы то ни стало родить, но было целое общество, настроенное очень пролайферски и тогда, и сейчас.

Только сейчас разговор о материнстве начал меняться с восхищения ароматными макушками и розовыми пяточками (которые, прекрасны, спору нет, во всяком случае для меня лично) на трезвое представление о большом риске постродовой депрессии, осложнениях для здоровья матери (опущение тазового дна, пролапс, диастаз, проблемы с позвоночником и так далее) и всех тяготах родительства (со всеми возрастными кризисами, скачками роста и так далее). Попыток поговорить с будущими родителями о тяжёлой стороне материнства уже довольно много, но всё ещё недостаточно, каждый разговор о депрессии сопровождается хором голосов, вещающих о «бабках, рожавших в поле», «просто лени» и «просто нелюбви к детям». Не знаю, сколько времени уйдёт на то, чтобы всех улеглось в голове несколько нехитрых мыслей: можно одновременно любить детей и уставать от них; можно обожать своего ребёнка и жалеть, что он появился слишком рано — в неподходящее время; можно быть самым неленивым человеком в мире и заболеть депрессией.

Общество, меня обмануло общество. Будет зайка — будет и лужайка (нет, не факт); рожать надо пока молодая (рожать надо, когда есть образование, профессия и финансовая подушка, а также трезвое представление о том, через что тебе придётся пройти, а самое главное — когда ты очень этого хочешь); государство тебе поможет (нет, не поможет, если речь о России — его помощь будет ничтожной по сравнению с тратами на ребёнка и упущенной выгодой); с рождением ребёнка жизнь не заканчивается (не заканчивается, конечно, но становится очень сложной и фактически ставится на паузу до его совершеннолетия, а то и дольше — свои интересы теперь никогда не будут на первом месте, и вообще не факт, что до них дойдёт очередь).

Демонизация абортов

В России на данный момент слышнее всего голос «пролайфа». Он говорит, что рожать нужно в случае любой беременности, неважно в каком возрасте и при каких условиях она наступила. Я не буду рассматривать религиозные аргументы, потому что для верующих людей рациональные доводы не будут весомее того, что велит им их вера. Среди других же есть, например, такие:

  • Ребёнку больно во время аборта (правда: в сроки, разрешённые для прерывания беременности, болеть ещё нечему — нервная система не сформирована, а полностью созревает она вообще после родов)
  • Женщине, сделавшей аборт, обеспечена психологическая травма (правда: согласно исследованиям психологического состояния женщин после абортов, большинство из них не испытывает ничего, кроме облегчения, а остальные чувствовали бы себя лучше, если бы общество не навязывало им чувства вины)
  • Аборт негативно влияет на последующую фертильность (правда: легальный аборт намного безопаснее беременности и родов, в большинстве случаев легальный аборт никак не влияет на репродуктивную функцию в будущем)

Почему такое случается?

На первом месте среди причин, конечно же, отсутствие массового секспросвета, дефицит информации о средствах предохранения и дороговизна оных. Когда уроки сексуального просвещения появятся в школах — предположить сложно, но скоро выйдет книга Татьяны Никоновой «Секспросвет для подростков» (в данный момент книга на стадии редактуры) и её электронная версия будет распространяться бесплатно.

Какие ещё могут быть причины у ранних беременностей? Дефицит любви, прикосновений, чувства собственной важности у детей — они начинают добирать его через секс. Я очень рекомендую прочесть книгу Гордона Ньюфелда «Не упускайте своих детей». Отношения, основанные на надежной привязанности — лучшая профилактика подростковых беременностей (ну, сразу после секс-просвета).

Очень надеюсь, что интерес к этому тексту у вас профилактический, желаю вам вообще не оказываться в такой ситуации.

Фото: Alamy

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст