«Ясный язык»: как он помогает включиться в общество людям с особенностями

Инклюзия – это не только про пространство и физическое его преодоление. Не только про доступ в помещения и на улицы. Это – про доступ к информации. И, может быть, в первую очередь – про него. Как реализовать право каждого человека на то, чтобы понимать необходимые для жизни тексты? Можно ли казенный язык законов и всевозможных инструкций сделать действительно ясным?
Тэги:
«Ясный язык»: как он помогает включиться в общество людям с особенностями
Иллюстрация: Ольга Халецкая

«Домашний очаг» привлекает внимание к одной из самых острых проблем современного общества в рамках спецпроекта «Нам нужна доступная среда», #намнужнадоступнаясреда . На обложке специального выпуска – коллаж, созданный художницей Машей Руденко – на основе реальной фотографии с реальными людьми.

Знаете ли вы, что люди, которые только начинают жить самостоятельно, одной из самых больших трудностей считают попытки разобраться в квитанции за коммунальные услуги? У некоторых уходят годы на то, чтобы начать уверенно «читать» казённую абракадабру, написанную явно не в заботе о пользователях.

Разобраться в налогах, прикрепиться к поликлинике, начать использовать приложение страховой компании, купить билет на незнакомом сайте, подтвердить учетную запись на портале госуслуг, обратиться в суд или написать жалобу в Роспотребнадзор – и еще множество ситуаций, когда мы оказываемся в растерянности перед... текстом! Особенно уязвимыми перед информацией, изложенной неясно, оказываются люди с особенностями, у которых навыки восприятия и понимания речи могут быть не сформированы – полностью или частично – либо утрачены. 

Трудно людям с ментальными нарушениями, пожилым, а также мигрантам, для которых язык страны проживания не является родным.

Тридцать лет назад, когда по планете покатилась «правозащитная волна», когда все больше людей в разных странах стали ломать барьеры и выстраивать доступную среду для людей с инвалидностью, стала очевидной важная вещь.

Барьеры – не только на улицах. Пока наша речь не станет ясной для всех, миллионы людей невозможно будет включить в нормальную жизнь. Стало понятно, что здесь нужен буквально тот же «поход на Капитолий», переосмысление и переделывание языка. Вернее, возвращение ему основной функции – быть средством коммуникации и получения информации.

Так появился «ясный язык».

Силами сотен энтузиастов в разных странах постепенно начала складываться система, которая позволяла любой текст превратить в понятный. Как через сито, протряхнуть всё лишнее и запутанное, упростить, убрать сложные конструкции и слова, сохранив смысл.

Сегодня «ясный язык» подрос и окреп. Во многих государствах «ясным языком» написаны официальные документы. Великобритания, Германия, Швейцария используют на своих государственных сайтах «ясный язык». В Беларуси официальная информация о коронавирусе и мерах безопасности была переведена на «ясный язык».

Важно отметить: перевод на «ясный язык» – не редактура любителей. Это серьезная работа, требующая квалифицированного подхода, специального образования, навыков и практики (аналитика контекста, задач, целей, языковых особенностей материала).

Каждый перевод должен пройти «проверку на качество»: текст на «ясном языке» не может считаться таковым, если его не поняли люди, для которых он был написан.

В России такой работой занимаются считанные некоммерческие организации. И сейчас перед нами, как перед обществом, стоит важная задача – не только сформировать спрос на «ясный язык», но и обучить специалистов, внедрять принципы «ясного языка» в практику.

Мы поговорили с людьми, чья миссия – организовывать всеобщее понимание. 

Эмма Каирова и Наталья Нечаева из Ассоциации преподавателей переводов занимаются распространением Ясного языка в России. Они объясняют, что целевая аудитория Ясного языка не ограничивается людьми с особенностями ментального развития. «Каждый из нас в тот или иной момент своей жизни предпочел бы иметь упрощенную инструкцию или схему выхода, покупки билета или чего угодно, потому что это просто удобно», —  объясняют девушки. Пандусы выручают не только людей на инвалидных колясках, но и людей с детскими колясками, а тексты, написанные ясным языком,  могут сэкономить время и нервы любому человеку.  

Руководительница проекта «Бюро Ч» Лада Талызина рассказывает о работе с Ясным языком и людьми с ментальными особенностями. «К нам обращаются некоторые НКО, а также музеи с запросами на адаптацию текстов. Работа построена таким образом, что первичную адаптацию текста делаю я, а затем совместно с экспертами с инвалидностью мы вычитываем получившийся текст в среднем три раза, находя всё новые и новые фрагменты, которые следовало бы откорректировать», – делится Лада. В процесс полноценно включены люди с особенностями и реализуется принцип Конвекции ООН «Ничего для нас без нас». 

Лада также работает в Благотворительный фонде «Даунсайд Ап», где осуществляется внедрение Ясного языка в обучающие процессы: переводятся всевозможные инструкции для самостоятельного овладения полезными навыками.

В некоторых областях Ясный язык приживается быстрее. В культуре  — сфера, в которой, на первый взгляд, много сложных текстов и смыслов – инклюзия развивается особенно быстро. Евгения Хилькевич, руководительница направления социокультурной интеграции Федерального ресурсного центра по организации комплексного сопровождения детей с РАС МГППУ, отмечает, что методы адаптации, в том числе Ясный язык, не упрощают и не ухудшают наш опыт восприятия, а наоборот – обогащают и делают его более ясным. Путанный текст-пояснение к музейному экспонату, написанный профессиональным экскурсоводом и переведенный на Ясный язык, будет намного проще понимать многим обычным посетителям.

Просветительскую деятельность, направленную на распространение Ясного языка, ведет благотворительный фонд Сбербанка «Вклад в будущее».

Фонд системно работает в области всестороннего развития инклюзии и поддерживает НКО, которые занимаются адаптацией текстов.

Инна Ширшова, руководитель программы «Инклюзивная среда» БФ «Вклад в будущее»: «Ясный язык» – одно из новых и очень важных направлений, поддерживаемых нашим фондом. Мы рассматриваем «ясный язык» как один из эффективных инструментов включения людей в общество. Для этого нужно: осознать необходимость «ясного языка», ввести понятие «ясный язык» в правовое поле, отработать методики, обучать специалистов «переводу» на «ясный язык». И очень важно, чтобы тексты на «ясном языке» начали приходить в жизнь людей как можно скорее, чтобы текстов становилось как можно больше.

Кому поможет «Ясный язык»

  • Людям с интеллектуальными нарушениями.
  • Людям с трудностями в обучении (дислексия).
  • Людям, не вполне владеющим языком страны, в которой проживают (мигрантам).
  • Пожилым людям с деменцией.

Мир открытых возможностей

Что самое трудное в школе, особенно на первых порах? Эксперты в этом вопросе единодушны. Не умение читать и считать, а сформированное учебное поведение. А кому в школе легче всего – тому, кто быстро адаптируется к новой ситуации: к тому, что главный – учитель, его нужно слушать, отвечать нужно по очереди, прежде чем ответить – поднять руку, не вскакивать, не ходить по классу, внимательно записывать домашнее задание.

Все дети испытывают похожие трудности в школе, даже интеллектуально одаренные. Но сложнее всего – детям с особенностями. Для них несформированное учебное поведение – настоящая стена, которая не дает пройти к образованию.

По данным Института проблем инклюзивного образования, в 2018 году 170 тысяч детей с особыми потребностями обучались на дому. А 110 тысяч детей вообще не учились.

И дело здесь не только в физической недоступности учреждений. В школе могут быть пандусы и таблички на языке Брайля, но само образование может оказаться недоступным из-за того, что у детей не сформирован поведенческий паттерн. Для ребенка с расстройством аутистического спектра или просто с высокой тревожностью погружение в школьную жизнь будет крайне травматичным.

Когда ты просто не понимаешь, что происходит вокруг, до познавательной ли деятельности тебе будет? До усвоения ли материала?

В этом смысле крайне важно развивать программы, которые направлены на подготовку к школе детей с особенностями. Отдельная задача – развивать эти программы в регионах, там проблема стоит наиболее остро.

Несколько лет благотворительный фонд Сбербанка «Вклад в будущее» занимается поддержкой таких программ. В 2021 году это программы валдайского «Движения сельских женщин», красноярского «Центра лечебной педагогики», «Прикосновения» в Оренбурге, центра «Дорогою добра» в Кирове.

В последнем как раз занимается Василиса – девочка с синдромом Дауна. На уроках математики она привыкла сидеть за партой, слушать учителя, немного освоила школьную программу, знает, что будет происходить на первых уроках. В школу она пойдет с интересом, как и многие ее сверстники с СД, однако учиться ей будет, скорее всего, намного легче.

Чтобы достичь такого результата, подготовка к школе ребенка с ментальными особенностями должна быть долгой и системной, над ней должен работать целый ряд специалистов: психологи, логопеды, дефектологи, тьюторы. Хорошие программы обычно включают и творческие занятия, и игры в школе и во дворе, где ребята учатся общаться и дружить.

Всё это возможно, если у программ будет стабильная финансовая поддержка. Присоединиться к ней может любой человек – зайдя на платформу Сбербанка «Вместе» и перечислив деньги на программу «Мир открытых возможностей».

логотип БФ

*На правах рекламы

А вы знаете людей, которым очень нужен "Ясный язык" в государственных учреждениях?
Да, конечно
Нет, никого не знаю
Обложка нового номера журнала «Домашний очаг»
Обложка нового номера журнала «Домашний очаг», Художник: Маша Руденко
Загрузка статьи...