РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Олеся Журкевич. История о бизнесе на краю света

Олеся – директор и совладелец Центра лечебного голодания «Улутай». Еще семь лет назад о клинике не знал никто, за голодание не хотели платить, а Олеся работала в другой сфере. Но всё поменялось, когда Олеся вдруг поняла, о чем она на самом деле мечтает.
Олеся Журкевич. История о бизнесе на краю света
Фото: из личного архива героини

Профессиональная мечта

В 2014 году больше десяти лет я работала в крупной консалтинговой компании и была знакома со многими из предпринимательского сообщества. Я любила свою работу и легко справлялась с масштабными задачами, управляя большой проектной командой. Все, кто меня знает, подтвердят – я невероятно энергичный человек, с неуемной работоспособностью. Чем амбициознее задача и чем больше она кажется невыполнимой, тем для меня интереснее.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Однажды я оказалась на биографическом семинаре – это такая техника анализа жизни по семилетним циклам. По завершении нужно было написать свою профессиональную  мечту. Неожиданно для себя я написала: «Хочу возглавлять небольшой оздоровительный центр в экологически чистом месте на берегу водоема». Вечером меня уговаривали переписать со словами: «Мы тебя знаем, это не про тебя!» А я решила: «Если сработает – значит, так должно быть». До сих пор не понимаю, как случилось, что в ту минуту я сформулировала эту мечту. Я никогда даже не задумывалась о подобном, но написав, поняла – да, это именно то, что мне нужно. Через два месяца меня позвали в «Улутай».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Ты едешь на Алтай!»

К тому моменту «Улутай» существовал больше года. Вячеслав, хозяин бизнеса, понял, что не справляется – проект нестандартный, сложный. Он пытался развивать его из родной Тюмени, и у него не получалось. Вячеслав закинул «удочку» друзьям-предпринимателям – искал управляющего. Среди коллег начались обсуждения – кого бы ему посоветовать? И чудом их выбор пал на меня. Мой друг мне позвонил в шесть утра и, кратко описав проект, сказал: «Ты едешь на Алтай!» Я ответила: «С удовольствием!» Я не раздумывала, хотя он убеждал – нужно сначала обсудить все условия. Тогда я засмеялась: «Сейчас я найду ту бумажку со своей мечтой, сфотографирую, вышлю тебе, и ты поймешь – мне нечего тут обсуждать. Я еду!»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сменить вектор

Как профессиональный спортсмен, я выросла в уверенности, что спорт и голодание несовместимы. Я несколько месяцев не понимала, как мне открыто начать говорить об «Улутае» и лечебном голодании. Сначала лишь намекала, потом стала рассказывать чуть больше. И только через полгода громко заявила, что теперь я – директор оздоровительной клиники лечебного голодания. Для моего круга это был настоящий шок. Потребовалось много времени, чтобы они к этому привыкли. Накопленный опыт управления проектами меня не спасал – здесь всё было иначе.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Сверху здание Центра «Улутай» выглядит как космическая станция
Сверху здание Центра «Улутай» выглядит как космическая станция

Сверху здание Центра «Улутай» выглядит как космическая станция

Я никогда прежде не сталкивалась в работе с медицинской сферой и не знала, как подступиться. Это специфическая команда, и, как в любой подобной, у них свои правила игры. Когда я впервые приехала в «Улутай», Вячеслав, владелец проекта, поставил меня перед коллективом и сказал: «Это Олеся, теперь всем тут будет рулить она». В глазах сотрудников читалось одно: «Ну, давай, девочка, покажи нам, что ты умеешь». А я не умела ничего, и мне предстояло всему учиться с нуля. Как развивать проект, как рекламировать лечебное голодание – я не представляла. Решила, что так и нужно говорить – честно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Голубые озёра – самая известная местная достопримечательность.
Голубые озёра – самая известная местная достопримечательность.

Голубые озёра – самая известная местная достопримечательность

По сути, я пришла к команде «босиком». Так и сказала: «Вот я, теперь я с вами и хочу сделать из этого проекта "бомбу". Но как это делать – я не знаю. И у вас есть два варианта: либо остаться со мной и вместе пробовать разные способы, либо уйти. С вами или без вас, но я это сделаю». Чтобы добиться уважения команды, влиться в коллектив, мне нужно было постоянно быть там. Но переезжать из Екатеринбурга я не собиралась. Тогда у меня была четырехлетняя дочь и надолго покидать дом я тоже не хотела.  Владелец настаивал на переезде, но я стояла на своем – я смогу управлять дистанционно. В итоге первые два года я летала в «Улутай» каждый месяц, проводила там неделю и снова возвращалась домой.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Горный Алтай, река Катунь – красота на краю земли
Горный Алтай, река Катунь – красота на краю земли

Горный Алтай, река Катунь – красота на краю земли

Стоять на своем

«Улутай» – это клиника, но при этом жизнь в ней строится и по гостиничному принципу. Чтобы вникнуть во все процессы, понять, что в выстроенной схеме работы «хромает», и предложить иные варианты, нужно было не только разобраться в медицинских вопросах, изучить каждую услугу и процедуру, но и погрузиться в гостиничный бизнес. Вскоре после того, как я пришла, владелец стал убеждать меня, что «лечебное голодание» – формулировка, которая отпугивает людей. Он настаивал: мы должны называться иначе.  Я была категорически не согласна – санаториев огромное количество, а «Улутай» – это уникальное место. Если люди боятся голодания, то надо не голодание убрать, а людям донести, почему это здорово.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
А потенциальные клиенты тогда просто не понимали: зачем им за собственные деньги, проехав огромный путь, голодать две недели?

На самом деле лечебное голодание – это хороший способ очищения организма. При этом разгрузочно-лечебная диета – достаточно серьезный процесс, поэтому в нашей клинике происходит всё под контролем врачей-специалистов. Но все преимущества голодания нужно было донести до людей, а на это нужно было время. В итоге я согласилась попробовать – пару месяцев вся наша реклама была с формулировкой «природно-оздоровительный центр», и это был провал! Я пошла на принцип: мы возвращаем прежнее название, делаем всё, чтобы продать уникальную услугу, – и точка.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Гостей ждут уютные номера
Гостей ждут уютные номера

Гостей ждут уютные номера

Сарафанное радио

Сначала вся наша реклама была в СМИ – по телевидению шла «бегущая строка», что-то звучало в эфире радиостанций, но клиентов было мало. Я писала в соцсетях и вдруг поняла – вот что сейчас может нам помочь. Нужно продвигать «Улутай» через свой блог и блоги лидеров мнений. Сначала я привезла семейную пару – своих друзей, дав им скидку 50%. Они были в восторге. Дело же тут не только в самом голодании, а во всей атмосфере. У нас необычайное место, там фантастическая энергетика, чистейший воздух и даже само здание – всё уникально.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

После их приезда я впервые сама пошла на голодание – невозможно продавать то, что ты не прочувствовал сам. Именно тогда и начался наш подъем. Бизнес ожил. Большая ставка была сделана на то, чтобы завлечь как можно больше известных людей. Но мы не могли звонить звездам и говорить: «А приезжайте к нам голодать!» Нужно было делать маленькие шаги. Один за другим к нам стали приезжать мои друзья, друзья друзей... В интернете стали появляться отзывы. В начале 2017 года я поняла, что всё получилось – нам позвонила известная актриса из Москвы и купила путевку. Это была победа.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
 В Центре лечебного голодания «Улутай»
В Центре лечебного голодания «Улутай»

В Центре лечебного голодания «Улутай»

Время — не помеха

Еще в 2017 году у нас сложилась прекрасная команда. Я очень люблю работать с друзьями, и часть коллектива – это мои люди. Другая часть – те, кого привели сотрудники. По сути, у нас большая семья. Проблема в том, что провести какое-то совещание или обучение, как-то собраться всем вместе – невозможно. Мы все живем в разных часовых поясах. Когда на Алтае ребята начинают работу, я в Екатеринбурге еще сплю. Наш главврач – в Сочи, архитектор и дизайнер – в Калининграде, один пиар-менеджер – в Ханты-Мансийском автономном округе, другой – в Питере, а ребята, которые занимаются сайтом и продвижением, – в Челябинске. У меня около пятнадцати рабочих чатов, и из-за разницы во времени телефон пищит круглосуточно. Но я привыкла – мне важно быть в курсе всего и держать процессы под контролем.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Олеся Журкевич и сама прошла курс лечебного голодания
Олеся Журкевич и сама прошла курс лечебного голодания

Олеся Журкевич и сама прошла курс лечебного голодания

Масштабирование

Через некоторое время после начала моей работы в «Улутае» Вячеслав отдал свою долю бизнеса сооснователю, Евгению Петровичу, и мы стали работать с ним вдвоем. Вскоре я получила долю в проекте – «Улутай» слишком ассоциировался у людей со мной и мне не верили, когда я говорила, что всего лишь наемный менеджер. Недавно мы закрыли многомиллионный кредит, который висел на проекте все эти годы. Сейчас мы решили развиваться и открываем два новых центра на других территориях РФ. Впервые за эти годы я наняла управляющую – она возьмет под контроль все процессы на Алтае, пока я занимаюсь масштабированием. Для меня это сложно – я люблю контролировать всё и плохо делегирую. Но, думаю, пришло время дать клинике что-то новое.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Площадка для занятий гимнастикой и йогой
Площадка для занятий гимнастикой и йогой

Площадка для занятий гимнастикой и йогой

Волшебное место

«Улутай» – волшебное место. Там невозможно врать, быть подлым, совершать плохие поступки. Наш коллектив обожает гостей – они с ними как с детьми. И это не про сюсюкание, а про заботу. Недавно мы провели аналитику, и я увидела, что в команде у нас шесть вдов и огромное количество разведенных женщин. Это же сколько нереализованной любви! И ее всю получают наши гости. Чтобы проект жил и развивался, я проделала огромную работу. Это колоссальный труд, который принес невероятную пользу людям.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Кроме общего оздоровления, психологической стабилизации всех гостей больше десятка детей было зачато у пар с диагнозом «бесплодие» после приезда к нам – разве это не чудо?

Я очень устаю и провожу в телефоне круглые сутки. К счастью, с дочкой у нас полное взаимопонимание и она знает, что если я работаю, то лучше дать мне время. При этом я всегда нахожу полчаса-час, чтобы просто пообниматься, почитать, посмотреть сказку, главное – вдвоем, без работы и бесконечных задач. Сейчас у нас стопроцентная загруженность и запись на много месяцев вперед. Но я – перфекционист и убеждена: у «Улутая» огромный потенциал даже на базе этой одной клиники, а уж тем более что говорить о новых! Впереди много работы, и я не собираюсь останавливаться ни на минуту. 

Прозрачно- чистый воздух, тишина леса, магия алтайских гор – здесь есть всё для создания хорошего самочувствия
Прозрачно- чистый воздух, тишина леса, магия алтайских гор – здесь есть всё для создания хорошего самочувствия

Прозрачно-чистый воздух, тишина леса, магия алтайских гор – здесь есть всё для создания хорошего самочувствия

А вы бы хотели пройти курс лечебного голодания?
Да, было бы неплохо
Думаю, мне это не нужно

Текст: Мария Томич

Фото: из личного архива героини

Загрузка статьи...