Однажды мы с родителями гуляем по лесу и я, шести-семилетняя, фантазирую о том, как было бы здорово встретить медведя. Спустя несколько минут ближайшая елка начинает раскачиваться из стороны в сторону, из-за нее раздается рык, и со свирепым лицом, с растопыренными пальцами на нас выходит «медведь» – папа, а я даже не успела заметить, как он исчез. Я так орала от ужаса и восторга!

Однажды бабушка едет из нашего села в город, в командировку, я очень хочу с ней, три часа на раздолбанном автобусе к станции, семь часов на полке «валетом» (билет мне из экономии не покупают), голодной таскаться на трамваях из одного конца города в другой, но я все равно хочу, рыдаю, родители категорически против потакания таким капризам, им жалко бабушку, но ночью она сама будит меня, одевает, и я, в эйфории, иду за ней через сугробы и метель навстречу своему счастью.

Однажды я привожу домой толпу друзей и почти случайных детей с улицы, потому что у брата день рождения и я зову всех отмечать, а мама только пришла с работы, никаких отмечаний не планировалось, начало 80-х, пустые полки в магазинах и дома, по маминому лицу я вижу, что затея моя плоха, но она только просит нас немного поиграть во дворе, и спустя час, каким-то чудом, ставит на стол пирог – мам, я помню его вкус до сих пор.

У меня в памяти на самом деле сотни таких историй, и, когда я думаю о том, почему я до сих пор наивно верю в хорошее, я понимаю: потому что вокруг меня были такие взрослые.

Да, жизнь была тяжелая, и они были простые сельские люди, как все, никакого специального воспитания детей, но при этом они как-то понимали, что человеку с детства нужно вот это самое – внезапная радость, пусть самая маленькая, немножко волшебства, пусть самого банального, немножко потакания капризам – ведь что-то же значит этот каприз для человека. Потом человек вырастает и ему проще поверить в другие, более сложные чудеса – и в то, что большинство чудес мы можем сделать сами.

Моя подруга Ольга Барабанова утром едет в аэропорт и пишет мне: «Слушай, у меня тут четырехлетний мальчик из питерского детдома, которому мы сделали коляску, такой классный, ему надо найти родителей» (она социальный предприниматель, единственная в России производит суперлегкие и бюджетные коляски для детей с инвалидностью). Наш стилист Вова Макаров, вернувшись ночью домой после съемки, пишет мне: «Мама подобрала у метро собаку, смотри, какая красивая, ее надо обязательно пристроить» (в прошлом году он уже взял из приюта пса Лиона и двоих не тянет никак).

Найти родителей сироте с инвалидностью и пристроить очередную брошенную собаку – не такое простое дело. Но я верю и в Олю, и в Вову, как верю в то огромное количество людей, которые вокруг меня каждый день делают что-то хорошее, что, может быть, не выглядит торжественным и сказочным, но, как считает героиня нашей обложки, актриса Полина Ауг, самые верные чудеса как раз такие и есть. Совсем не торжественные, совсем не сказочные, но именно они по-настоящему спасают и вдохновляют. И тех, для кого они случились, и тех, кто смог их осуществить. И новогоднее мое пожелание будет такое: пусть у нас всех хватит сил, любви и чудес друг для друга.

Наталья Родикова, главный редактор журнала «Домашний очаг», n.rodikova@imedia.ru

Купить печатный журнал «Домашний очаг» онлайн можно в магазинах OZON Wildberries Книжный магазин «Москва»  Yandex-маркет

Фото: Natalie Kogan. Стиль: Анна Рыкова. Макияж и прическа: Андрей Дрыкин @TheAgent.ru. Креативный продюсер: Анастасия Коковихина. Идея: Зарина Ярхамова.Продюсер: Алена Жинжикова. Ассистент фотографа: Павел Веденькин @kometa_rent. Ассистент стилиста: Анастасия Гущина. На Наталье: юбка, Ra&LLy. На Полине: платье, Ra&LLy

НА ОБЛОЖКЕ: Полина Ауг Фото: Natalie Kogan Стиль: Анна Рыкова Макияж и прическа: Андрей Дрыкин @TheAgent.ru Креативный продюсер: Анастасия Коковихина Идея: Зарина Ярхамова Продюсер: Алёна Жинжикова Ассистент фотографа: Павел Веденькин @kometa_rent Ассистент стилиста: Анастасия Гущина На Полине: платье, Ra&LLy, корона Yana Markova

Ваш главный редактор Наталья Родикова