К чему приводит погоня за идеалами красоты? Новый роман Татьяны Устиновой

В издательстве ЭКСМО вышел роман Татьяны Устиновой и Павла Астахова «Красотка». Сегодня мы публикуем фрагмент детективной истории.
К чему приводит погоня за идеалами красоты? Новый роман Татьяны Устиновой

Незаметно появившийся красавец-мужчина в белоснежном халате шутливо погрозил болтушкам пальцем и с улыбкой обратился ко мне:

— Добрый вечер! Владлен Сергеевич Потапов, к вашим услугам. Я подавила порыв отрекомендоваться Леночкой, хотя Владлен Сергеевич взирал на меня так по‑отечески ласково, что я невольно почувствовала себя милой неразумной крошкой. Вроде Верочки с Оленькой, которые вспорхнули с дивана и, продолжая хихикать и оглядываться на Потапова, удалились в лифт.

— Елена Владимировна Кузнецова, сестра одной вашей пациентки. — За отсутствием верительных грамот я протянула собеседнику Наткин договор с клиникой. — Хотела бы обсудить с вами…

— А, та самая Наталья Владимировна, — Владлен Сергеевич быстро нашел глазами в тексте ФИО моей сестрицы и перестал улыбаться. — Не угомонилась, стало быть.

— Послушайте, Владлен Сергеевич, — я тоже сменила тон. — Коль скоро вы в курсе, то должны понимать, что проблема действительно серьезная. Мою сестру в вашей клинике фактически изуродовали…

— И кто же в этом виноват? — перебил меня коммерческий директор. — Не сама ли Наталья Владимировна?

— В смысле? — Я несколько опешила. Натка, конечно, сама втравила себя в историю, ее в эту клинику на аркане не тянули, но ведь за результат операции ответственность несет не она? Оказалось — она.

— Некоторые косметические процедуры, тем более оперативные вмешательства, возможно производить только с определенной частотой, — холодно объяснил мне Владлен Сергеевич. — Попросту говоря, нельзя такие медицинские манипуляции повторять за короткие промежутки времени, потому что опасно, возрастает риск осложнений. В случае с новыми пациентами мы в клинике не располагаем всей полнотой информации о ранее проведенных им операциях и вынуждены полагаться на слова самих пациентов. Ваша сестра обратилась к нам впервые, заключила договор на проведение непростой процедуры — эндоскопической подтяжки средней зоны лица, а также увеличения губ и пластики век, однако не уведомила нас о том, каким вмешательствам челюстно-лицевого хирурга подвергалась ранее.

— А ее об этом спрашивали?

Владлен Сергеевич несколько надменно улыбнулся и пожал плечами:

— Судя по тому, что она подписала договор со всеми его пунктами и подпунктами, спрашивали. А может быть, и не спрашивали, но вот тут все написано, все!

— Моя сестра могла подписать не читая!

— Неужели? — коммерческий директор зубасто улыбнулся. — Тогда это был очень неразумный поступок с ее стороны. Однако несет ли наша клиника, как Исполнитель, ответственность за глупость и безрассудство Заказчика? Данный Договор, подписанный обеими сторонами, утверждает, что — нет. Если Наталья Владимировна скрыла от нас важную информацию о состоянии своего здоровья и обстоятельствах, способных негативно сказаться на результатах операции, это всецело ее вина. И тут, — Владлен Сергеевич постучал пальцем с безупречным маникюром по договору, — об этом написано.

— Очень мелким шрифтом, — пробормотала я, уже понимая, что ничего не добьюсь. Не видать Натке никаких денег!.. И все же я сделала еще одну попытку:

— Владлен Сергеевич, вот давайте чисто почеловечески, а?.. Для моей неразумной сестры случившееся — не только неожиданная проблема, но и большая личная трагедия. Она молодая женщина, ей нужно устраивать жизнь, а с таким лицом… Неужели столь респектабельная клиника не может пойти ей навстречу и вернуть хотя бы часть суммы? Там же большие деньги! Для нас… прямо очень большие. Я словно видела себя со стороны — тетка средних лет в мятом костюме, старых туфлях, с безразмерной сумкой, голова немыта, маникюра нет, заискивающим голосом умоляет богача о пощаде!..

— ≪У вас так много денег, так почему бы вам не поделиться ими с нами? ≫ — поддел меня собеседник. Он по-прежнему демонстрировал красивые зубы, но уже не выглядел ни добродушным, ни заботливым, ни просто симпатичным. Как есть, акула капитализма!

— Ну, уж нет! Обойдетесь. — Владлен Сергеевич встал с дивана, одернул на себе безупречно сидящий халат: — Всего вам доброго, наилучшие пожелания вашей сестре! И он направился к лифту, бросив на ходу:

— Витя, проводи!

Ранее не замеченный мной охранник выступил из-за колонны и с намеком встал у порога, открыв наружную дверь. С трудом сдерживаясь, чтобы не нахамить, я протопала по сияющему полу к выходу, — пропадите пропадом эти балетки, выброшу, как только до дома доберусь! — выдворилась из царства красоты в темень дождливого майского вечера и встала на крыльце под издевательски подмигивающей вывеской ≪Идеаль Бьюти≫, держа над головой пластмассовый файл с кабальным договором.

По материалам Пресс-службы