РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В чём советская медицина так впечатлила ВОЗ, что та рекомендовала её как образец

Споры по поводу того, хороша или нет была советская медицина, не утихают. А вся соль вопроса в том – в чём именно. Положение в стоматологии, например, сильно отличалось от вопроса доступности помощи при травмах.
РИА Новости

Впереди планеты всей?

В 1978 году в советском тогда городе Алма-Ата состоялась международная медицинская конференция под патронажем ВОЗ. Во время конференции страны обсуждали передовой опыт Советского Союза и приняли декларацию, положения которой во многом учитывали советский подход и опыт в сфере медицины. Звучит, как фантастика? А может, сразу заставляет вспомнить лозунги о лучшей бесплатной медицине в мире? Не стоит торопиться с выводами.

РИА Новости

Те, кто лично прошёл через горнило советской медицины, могут рассказать много странного и даже пугающего. Всеобщее взяточничество и кумовство, нехватка элементарных препаратов (и, как следствие, приверженность медиков к средствам, для которых достижения фармацевтики неважны — банки, физиотерапия и санитарно-курортное лечение), отсталость во многих вопросах медицины и, наверное, самое ужасное — отсутствие обезболивания при почти что всех медицинских процедурах, где оно на самом деле необходимо.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Всеобщая коррумпированность не так плохо задуманной медицинской системы делала её не слишком эффективной. Да, в СССР изобрели несколько прорывных медицинских технологий, вроде искусственого сердца, аппарата искусственного кровообращения, линзы Кумахова (позволившей значительно усовершенствовать рентгеновские аппараты и направленно облучать злокачественные опухоли для учнитожения). До сих пор по всему миру пользуются аппаратом Илизарова — как при обычном лечении проблем с костями, так и в косметической медицине, удлиняя им ноги.

Разработанный учёными советского Киева «Энтеросгель» есть в каждой аптечке. Антигистаминный препарат «Димебон» до сих пор прописывают наряду со многими другими антигистаминными. А использование облучения ультрафиолетом, популярное в СССР как для дезинфекции помещений, так и для борьбы с бактериями, вызывающими отиты, ларингиты, хронические риниты и многие другие проблемы носоглотки, многие сейчас называют более экологичным и бережным способом профилактики и лечения бактериальных болезней, чем фармакологические антибактериальные средства. Разрабатывались отдельные уникальные методики операций.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РИА Новости

И с этими передовыми достижениями сочетается тот факт, что астматики не могли достать банальный ингалятор, диабетикам зачастую приходилось ходить ради уколов инсулина каждый день в поликлинику — дефицит шприцев и препаратов не позволял завести их дома, гречку диабетикам выдавали по рецепту, а реальной медицинской помощи уже лежащие в больнице пациенты ждали неделями и месяцами. Чтобы дождались, им прописывали укрепляющие процедуры и, порой, витаминки. Реже — облегчающие симптомы препараты.

Впрочем, в плане получения медицинской помощи Советский Союз был не слишком равномерен: в детских больницах в среднем обращение было лучше, чем во взрослых; одни вспоминают, как быстро и качественно их поставили на ноги — другие как месяцами не могли улучшить состояние, которое, как они узнали позже, даже не требовало госпитализации...

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Эта неравномерность, позволяющая спорить, мол, не везде же так плохо было, говоря откровенно, тоже является недостатком. В социально-ориентированном государстве качество медпомощи как раз обязано быть ровным. Так что же за передовой опыт рассматривался в Алма-Ата, столице Казахской ССР?

РИА Новости

Наследие царизма

В шестидесятых годах девятнадцатого века, при царе Александре II, в России было введено земское самоуправление — система выборного самоуправления на уровнях губернии, волости и уезда. Различные медицинские общества моментально воспользовались ситуацией для того, чтобы на всех этих уровнях убедить создать систему медицинской помощи крестьянам — земские больницы.

Далеко не везде были построены сразу, собственно, больницы и далеко не везде они были пристойно оборудованы. Поначалу чаще всего нанятый земством врач объезжал фельдшерские пункты уезда, принимая пациентов то здесь, то там. К 1910 году врачей и больниц стало достаточно много по сравнению с первыми годами существования земской медицины: один врач на двадцать восемь тысяч человек.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Понятно, что о настоящей доступности и качестве медицинской помощи при таком соотношении речь не шла. Фактически многие врачи видели своей миссией сбор информации о здоровье населения и том, какого рода и в каком количестве требуется медицинская помощь крестьянству. Потому что хоть чем-то надо же было быть полезным врачу — если он не в силах был оказать медицинскую помощь каждому, кто в ней нуждался.

РИА Новости

Доклады, написанные для медицинских обществ, статьи для журналов и даже отчёты, направленные чиновничеству, изобиловали удручающими цифрами и жуткими описаниями повседневных для крестьянства проблем. Обычными были болезни, вызванные тяжёлым трудом: опущение матки, артриты, грыжи, проблемы с позвоночником, разного рода травмы и их последствия. За норму были паразиты, с которыми крестьяне боролись от случая к случаю, но в целом считали почти неизбежным злом.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Многие болезни были вызваны антисанитарией, низкой грамотностью населения в отношении гигиены — это воспалительные болезни глаз и женских половых органов, расстройство желудка, которое порой уносило немало детских жизней. Почти за норму был рахит. Многие девочки к пятнадцати годам были недоразвиты и в целом, и в половом отношении — из-за недокорма и недостатка ухода.

В начале двадцатого века среди крестьянства стал распространяться новый бич: сифилис. Молодой муж уезжал на заработки в город, там вступал в контакт с проституированными женщинами и привозил заразу к жене. От жены зараза порой шла дальше — если её свёкр был снохачом, то вскоре симптомы сифилиса демонстрировал и он, и свекровь, и другие его невестки.

РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Поражал сифилис и детей, в основном — через рот, реже — через глаза. Если в наше время бытовое заражение сифилисом почти невозможно, то санитарно-гигиенические условия во многих крестьянских домах начала двадцатого века, трудно для нас представимые, делали обычным для детей именно бытовое заражение — через общую с родителями ложку, чашку, бельё...

Неизвестно, как точно решили бы эти масштабные проблемы, если бы цари остались во главе страны. Случилось два переворота подряд, к власти пришли большевики, и с накопившимся пришлось спешно справляться им. А также с валом других проблем: на первые годы власти большевиков приходится несколько эпидемий — помимо сифилиса, это туберкулёз (тоже «оставшийся от царизма»), брюшной тиф, испанский грипп, неожиданно далеко на север забравшаяся малярия и... Банального (но от этого не менее страшного) голода, вечного спутника переворотов и гражданских войн.

Система Семашко

Решать проблему медицинской помощи предполагалось в несколько этапов. Первый — распространить информацию о санитарии и гигиене, о профилактике заболеваний, а также о той первой помощи, которую можно оказать внутри семьи (что, впрочем, также очень сильно было завязано на вопрос санитарии и гигиены). Второй — расширение и улучшение оставшейся в наследство от земской медицины первичной медико-санитарной помощи. Это означало — открытие достаточного количества фельдшерских пунктов. Позже к ним добавилась система травмпунктов, где можно было получить срочную помощь именно в связи с травмами.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РИА Новости

Третий — открытие достаточного количества поликлиник для доступности врачебной помощи по часто встречающимся заболеваниям и достаточного количества больниц для тех, кому нужно стационарное лечение. Притом количество койкомест в больницах должно было быть избыточным — на случай эпидемий. Наконец, планировалось развивать специализированные клиники и обеспечить население родильными домами, так, чтобы под наблюдением акушерки могла родить даже обычная колхозница с периферии.

Всё это предлагалось объединить в иерархическую систему, подчиняющуюся Наркомату здравоохранения (позже — сменившему его министерству) и финансируемую на 100% из бюджета. На хозрасчёте были только появившиеся в тридцатых годах клиники косметической медицины. Естественно, учреждения должны были тщательно вести отчётность.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Так видел развитие системы здравоохранения в СССР Николай Александрович Семашко, врач и коммунист, на чьи плечи возложили почётную обязанность создать медицину в новой стране. Надо сказать, что именно по образцу системы Семашко в конце концов была создана бюджетная медицина во многих других странах.

РИА Новости

Как это выглядело на практике? Самым нижним звеном этой долгой цепочки должны были стать... Нет, не медицинские работники, а молодые комиссары и комиссарки, рассылаемые по деревням и селам. В их обязанности вменялся тотальный ликбез, то есть ликвидация безграмотности.

Во-первых, организация обучения чтению и письму детей и взрослых (а неграмотными были большинство крестьян, при том, что крестьяне составляли большинство населения страны). Во-вторых, разъяснение новых законов, например, о праве на развод в одностороннем порядке (чем воспользовались тысячи отданных замуж насильно девушек), о праве на бесплатное обучение в городе (организованная на месте комсомольская ячейка имела право выписать путёвку на учёбу!) и так далее.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В-третьих, именно присланные для работы на местах комиссары поначалу вели разъяснительные беседы на темы санитарии и гигиены. Например, пропагандируя крестьян выделять всем в семье обособленные спальные места, что вовсе не было нормой — часто кровать была только для патриарха семейства и его жены, а большинство его родных спали чуть ли не где упали. Или объясняя, зачем надо кипятить воду, мыть кипятком ложки и чашки, почему важно кормить детей материнским молоком, а не жёваной кашей, и так далее. Распространение представлений о гигиене серьёзно улучшило эпидемиологическую обстановку в стране и снизило детскую смертность.

РИА Новости

В помощь комиссарам печатались брошюры, листовки, плакаты, разъезжали лекторы. Постепенно информация о профилактике болезней переместилась из лекций комиссаров на стены больниц, и каждый, кто родился в СССР, хорошо помнит, как сидящие в очереди развлекались изучением плакатов на стенах, узнавая, что СПИД не спит, а ячмень надо лечить у врача, а не плевками в глаз.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Система фельдшерских пунктов, где пациент может получить простую помощь или узнать, что ему надо показаться врачу, досталась СССР в наследство от Российской Империи. Но в империи её справедливо критиковали: фельдшеры показывали удивительную неосведомлённость в вопросах оказания и первой помощи, и распознавания болезней, требующих помощи врача.

Многие из них транслировали устаревшие поверья о миазмах, от которых происходят болезни, и окуривали всех ладаном или другими ароматическими травами, или просто воспроизводили методы народной медицины — ту помощь, для которой больному незачем было и обращаться в пункт.

РИА Новости

Ярким исключением были фельдшерицы (их так и называли) и порой приезжавшие для работы в земские больницы акушерки. Девушки, мечтавшие о работе в медицине, только-только добились допуска к образованию и выкладывались на полную. Так, в записках врача из Сарапульской больницы сохранилось сравнение подготовки основной массы фельдшеров и девушки по фамилии Рувимова, приехавшей из Казани. «На все мои вопросы о тифе, воспалениях легких, об отличительных признаках детских болезней, не говоря уже о женских болезнях... отвечала смело», — с удовольствием пишет доктор Португалов.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Решением проблемы в империи видели немедленное увеличение количества врачей в сельской местности. В СССР для начала предложили улучшить подготовку фельдшеров. Кроме того, в учреждениях земской медицины практически отсутствовали санитары, а медсёстры (сёстры милосердия) были приметой скорее военного госпиталя, нежели обычной больницы, городской или сельской.

В Советском Союзе предполагалось значительно увеличить количество и сестринского персонала, и санитаров, чтобы разгрузить более квалифицированных медицинских работников. Конечно же, количество врачей тоже предполагалось увеличить, и вот тут начались первые сбои в системе, точнее — в плановой системе, в которую моментально вписали и медицинское образование.

РИА Новости

Из мединститутов в двадцатых-тридцатых выпускали огромное количество врачей, но напоминало это выпуск лотерейных билетов. Часть врачей были блистательными, часть — просто хорошими и добросовестными докторами, но многие получили диплом, даже близко не продемонстрировав на экзаменах нужных знаний.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Всё дело в том, что количество было поставлено во главу угла, и преподавателей, ставивших неуды, обвиняли в том, что они... занимаются антисоветской деятельностью, лишая страну новых врачей вместо того, чтобы постараться и подготовить их нормально. Неуд превратился из проблемы студента в недоработку преподавателя, в его брак. Хронических бракоделов передавали под суд и выносили им приговоры. То есть — так поступали со строгими преподавателями, не желавшими наводнять больницы страны, пусть даже в качестве временной меры, недоучками.

На этом фоне действительно улучшенная система подготовки фельдшеров и медсестёр создала парадокс. Часто пациенты больше доверяли фельдшеру, чем докторам: «хороший фельдшер десяток врачей стоит!» — говорили в народе. Такие установки сохранялись ещё в пятидесятые-шестидесятые годы. А что ещё могли говорить люди, глядя, как фельдшерица ловко расправляется с задачами, которые ставят в тупик её ровесника-врача с дипломом столичного института?

РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В итоге в стране к семидесятым годам (за полвека с перерывами на репрессии и войну) действительно была создана обширная и довольно эффективная система первичной медико-санитарной помощи, которая успешно развивалась. В селе или в городе, человек, получивший травму, отравление, обнаруживший острые симптомы болезни, мог достаточно быстро получить первичную диагностику и определённую помощь — при том, что из средств этой помощи зачастую были только перекись, зелёнка, бинты, вата и активированный уголь. С этими немногими инструментами виртуозно научились обращаться и фельдшеры, и врачи травмпунктов.

В поликлиниках к семидесятым годам качество врачей выровнялось, и многие пациенты вовремя получали назначение в специализированные клиники или больницы. Хотя, конечно, даже лучший врач поликлиники ничего не мог сделать с нехваткой препаратов, так что приходилось напирать на изменение образа жизни в целом (что, впрочем, в наше время снова относят к передовому подходу в медицине).

Именно с этой успешной системой знакомились представители разных стран на конференции в Алма-Ате, и именно по мотивам знакомства с ней ВОЗ приняла декларацию о необходимой организации аналогичных государственных систем по всем странам. И даже сейчас русские эмигранты, живущие в странах Европы, нередко сравнивают работу терапевтов и травмпунктов в пользу покинутой страны.

Увы, но недообеспечение системы медикаментами и расходными материалами, повсеместные коррупция и воровство, отсутствие заинтересованности врачей в своей работе (их мотивация никак и никогда не рассматривалась — только вопрос их долга) и отсутствие связи с мировой медициной, необходимой для полноценного развития медицины отечественной, привело к общей картине, которую многие сейчас не могут вспомнить без содрогания.

Загрузка статьи...