«Не хочешь — заставим»: Что такое репродуктивное насилие?

Почему мужчины саботируют контрацепцию, и как это связано с системной дискриминацией женщин?
«Не хочешь — заставим»: Что такое репродуктивное насилие?

Давайте начнем издалека. В 2013 году режиссер Роман Полански поделился с прессой своим недовольством относительно гендерного равенства: «Попытка уравнять гендеры — это чистый идиотизм. <...> Дарить цветы даме стало неприличным <...> Противозачаточные таблетки сильно изменили место женщины в наше время, маскулинизировав ее. Это прогоняет романтику из нашей жизни». Казалось бы, высказывание Полански, которому сейчас 87 лет, мало чем отличается от уже привычного брюзжания российских мужчин в социальных сетях о том, как «раньше бабы знали свое место», и как «испортились» теперь.

Но не стоит забывать о контексте, известном всему миру: Полански педофил и насильник. С 1977 года он скрывается от правосудия за изнасилование 13-летней девочки, которую накачал алкоголем и наркотиками — что, впрочем, совсем не мешает Полански снимать фильмы, получать фестивальные награды и свободно путешествовать между Францией и Швейцарией. Человек, который изнасиловал девочку-подростка (и вступил «в отношения» с актрисой Настасьей Кински, когда той было всего 15), недоволен идеями гендерного равенства и возможностью женщин контролировать свое тело! Он считает «романтикой» женский страх перед незапланированной беременностью по прихоти ее партнера! Какой сюрприз, кто бы мог подумать. 

Эта история приводит нас к разговору о репродуктивном насилии (или «репродуктивном принуждении»). Увы, как показывают исследования, немалое количество мужчин получает удовольствие от власти над женскими телами, ради чего они готовы запугивать, принуждать и обманывать их. И это случается чаще, чем мы думаем. Доктор Линдси Кларк, работавшая в американской клинике для женщин и младенцев, собрала данные о 641 своей пациентке. Она спрашивала, получали ли они угрозы со стороны партнера для беременности, были ли случаи саботажа контрацепции (выбрасывание контрацептивных таблеток или прокалывание презервативов). Результат опроса шокировал — 16% опрошенных женщин испытали насилие такого рода. Другие исследования показывают, что в некоторых возрастных группах эти цифры могут быть значительно выше.

Какие действия можно отнести к репродуктивному насилию?

Немного формальное, но общепринятое определение: «Репродуктивное насилие происходит, когда женщина не может сделать собственный выбор относительно своей репродуктивной системы. Та включает в себя части тела и функции организма, участвующие в менструальном цикле, сексе и сексуальном удовольствии, беременности и родах».

Вот, как репродуктивное насилие может выглядеть:

  • Давление или принуждение женщины забеременеть.
  • Давление или принуждение женщины родить ребенка или сделать аборт.
  • Давление или принуждение к стерилизации.
  • Принуждение к незащищенному сексу.
  • Действия, направленные на порчу средств контрацепции, используемых женщиной.
  • Прятание средств контрацепции или препятствование их приобретению. 
  • Препятствование приему средств экстренной контрацепции, когда это необходимо. 
  • Сознательная передача женщине инфекции, передающейся половым путем.
  • Лишение женщины доступа к гинекологической помощи.
  • Давление или принуждение женщины к гормональному или хирургическому прекращению менструаций.
  • Давление или принуждение к операции по удалению частей гениталий («женское обрезание»).
  • Предотвращение или ограничение доступа женщины к информации в области сексуального здоровья.
  • Препятствование осознанному сексуальному самовыражению женщины.
  • Отказ от получения сексуального согласия (недобровольный секс / изнасилование).

Иными словами, репродуктивное насилие — это «зонтичный термин», включающий многие формы насилия. 

Репродуктивное насилие может быть только со стороны мужчины по отношению к женщине?

Не только. Репродуктивное насилие — явление системное, а значит, оно может проявляться на самых разных уровнях, по отношению к самым разным людям. 

  • Государственные институты по всему миру пытаются запретить или ограничить аборты (либо успешно это делают), и Россия не исключение. В 2011 году законом было установлено семидневное «время тишины» (двухдневное при сроке беременности 11 недель). Медицинские учреждения могут дополнительно затягивать этот период, «теряя» анализы, отказывая женщине в приеме без беседы с психологом/священником, либо проводя в регионе «дни без абортов».
  • Родители или опекуны могут делать маленьким дочерям женское обрезание, принуждать к родам или аборту подростков, регулировать жизнь девушек и женщин в традиционных или религиозных семьях, вплоть до «убийств чести» за «неправильное» поведение.
  • Врачи и гинекологи давят на женщин и запугивают их необходимостью срочно родить, либо предлагают беременность как лекарство от всех болезней.
  • К репродуктивному насилию можно отнести акушерское (насилие в родах), когда женщину будто «наказывают» за беременность («Чего ты орешь, что больно, с мужиком, небось, не больно было!»).
  • С репродуктивным насилием сталкиваются, в основном женщины (по очевидным физиологическим причинам), но, безусловно это проблема также актуальна для интексекс и трансгендерных людей.
  • Мужчина тоже может столкнуться с репродуктивным насилием со стороны женщины, но статистически это случается довольно редко. Намного реже, чем это звучит в общественной риторике: о детях, рожденных в браке после незащищенного секса, которых «мужчина не хотел» (и делал, видимо, не приходя в сознание), о женщинах, «затолкавших пузом в ЗАГС», и «олигархах», которые бесконечно становятся «жертвами коварных любовниц».
  • Репродуктивное насилие мужчин над женщинами в партнерских отношениях — заметно более частая ситуация, чем вышеперечисленные, так как люди лично взаимодействуют намного интенсивнее, чем с государством или с медицинскими учреждениями.

Почему мужчины саботируют контрацепцию?

Исследования показывают, что мотивация подобного поведения (принуждение как к беременности, так и к аборту) находится вне области рационального. Речь идет о власти, ведь контроль функций тела женщин для многих мужчин —  это наивысшая доступная им форма контроля.

Репродуктивное насилие тесно связано с насилием домашним, поскольку растет из одного с ним корня. Для некоторых мужчин потребность в контроле настолько сильна, что они фактически заставляют их забеременеть, чтобы потом принудить к прерыванию. В статье 2010 года, опубликованной в журнале «The Nation», рассказывается история молодой женщины, находившейся в абьюзивных отношениях. Ее бойфренд прятал противозачаточные таблетки, а когда девушка неизбежно беременела — пытался заставить сделать аборт. При отказе мужчина ударил ее ногой в живот и столкнул с лестницы, пытаясь вызвать выкидыш. Несмотря на жестокое обращение, девушке удалось выносить беременность и, в конце концов, сбежать вместе с ребенком.

Однако в большинстве случаев домашний насильник рассматривает принудительные роды как способ привязать свою жертву к себе, чтобы не потерять контроль. Поэтому признаками репродуктивного насилия можно считать следующие «звоночки на конфетно-букетной стадии»:

  • мужчина говорит о рождении детей как о способе для женщин «доказать» свою любовь
  • утверждает, что противозачаточные таблетки и презервативы используют «только шлюхи»
  • рассматривает зачатие как демонстрацию своей силы и мужественности

«Нюхать розы в противогазе»

Существует также весьма распространенный вид репродуктивного насилия, называемый «стелсинг» (от английского stealthing) — практика отказа от использования презерватива мужчиной или снятие его во время секса без ведома и согласия женщины. 

Это вид сексуального насилия, когда мужчина может получить дополнительное удовольствие за счет «более ярких ощущений» и чувства доминирования над своей партнершей, не рискуя подвергнуться наказанию. Люди, практикующие подобное, также могут обосновывать свои действия «мужской природой», требующей «осеменять как можно больше женщин». Увы, законов против стелсинга нет почти нигде, доказать его трудно, а первый судебный процесс состоялся только в 2017 году в Швейцарии —  причем мужчина получил всего год условного срока. 

Репродуктивное насилие нельзя рассматривать отдельно от общего угнетения и дискриминации в отношении женщин.

Все они являются элементами одного пазла: домашний насильник, который прячет противозачаточные таблетки, «приличный парень» который снимает презерватив на свидании, апологет пролайфа, строчащий депеши с требованиями вывести аборты из ОМС, политик, пишущий законопроекты. Все они хотят отнять у нас основное право распоряжаться своим телом. И все они делают это, потому что придерживаются идеологии, полагающей мужчин естественными властителями и даже владельцами женщин.

В чем-то Полански действительно прав. Контрацептивные таблетки «изменили место женщины в наше время»  — ведь если секс отделяется от продолжения рода, культурные нормы неизбежно меняются. Использование контрацепции дает женщине возможность планировать свою жизнь и карьеру, работать, достигать собственных целей, рожать (или не рожать) столько детей, сколько она сама хочет. Даже если это не очень романтично с точки зрения сексистов и насильников. 

Вы стакивались с репродуктивным насилием?
Да
Нет