РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Женщины рода Тамерланова: как делали политику дочери и невестки великой династии

Азиатскую историю представляют себе историей бесправных женщин. Тем не менее, и в Средней Азии были свои великие царицы и выдающиеся принцессы. Например, в истории династии Тимуридов, которую до сих пор с трепетом вспоминают Иран, Узбекистан и Афганистан.
Тэги:
Женщины рода Тамерланова: как делали политику дочери и невестки великой династии

Тимуриды — одна из великих династий Востока, создавших собственную империю. В неё вошли Иран, Афганистан, большая часть Средней Азии и части других нынешних стран. Известна она не только своими размерами — но и, например, своими царицами. Каждый из Тимуридов держал нескольких жён, и многие из них вершили политику Империи.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сарай-Малик ханым: женщина, дающая право создавать империи

В начале пятнадцатого века послы из Испании прибыли ко двору великого Тамерлана и с изумлением обнаружили, что его главная жена не просто держит собственный двор, но и — что нехарактерно было для восточных женщин — пользуется правом принимать при своём дворе гостей-мужчин. Более того, эта женщина свободно выпивала за столом при мужчинах и вообще держалась с поистине царским достоинством. Её звали Сарай-Мульк или Сарай-Малик ханым.

Строго говоря, это имя значит «Хозяйка дворца», так что может быть не настоящим, данным в детстве, а приобретённым в первом замужестве. Сарай-Малик принадлежала к роду Чингизидов. Её первый муж неудачер боролся с Тамерланом и проиграл. Всё его имущество и гарем Тамерлан распределил лично, и двадцатидевятилетняя Сарай-Малик стала его женой.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дело было не в особой её красоте: брак с чингизидкой позволял ему придать легальность своей новой империи. Так что вместе с женой он получил титул Гурагана, то есть зятя рода Чингис-хана. Сарай-Малик же стали звать Биби-ханым — старшей госпожой.

Тамерлан окружил Сарай-Малик почтением, которое подчёркивало и её прирождённый статус, и его приобретённый. Это помогло им наладить отношения, и Сарай-Малик стала его главной советчицей во всех делах — и главной воспитательницей его детей. Почти как в «Рассказе служанки»: рожали другие жёны, забирала себе Сарай-Малик. И, кстати, давала своим пасынкам блестящее по меркам места и времени образование. Своих детей у неё не было.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Притом, похоже, она была доброй женщиной. Например, когда внук Тамерлана Халиль-Султан женился на безродной девушке и Тамерлан собрался казнить её, Сарай-Малик вступилась за несчастную. Она сказала, что та ведь наверняка уже носит в своём чреве дитя его, Тамерлана, крови... Значит, он убьёт собственное потомство? И Тамерлан отступил. Хотя эта выходка внука действительно и оскорбляла его, и была ему политически невыгодна.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Увы, по легенде, сразу после смерти Тамерлана Сарай-Малик отравила одна из жён Халиля-Султана. Указывали даже на Шад-Мульк — ту безродную жену, которую Сарай-Малик спасла от смерти, но вряд ли у той был хоть какой-то мотив.

Гаухаршад-бегим: слишком хороший политик, чтобы оставить жизнь

У Тамерлана осталось несколько полных сил сыновей и внуков, и после его смерти империю начала раздирать война за власть. Среди претендентов на престол отца был Шахрух-хан, который, в конечном итоге, и победил — и, как считается, не без помощи советов своей жены Гаухаршад. Эту жену ему в своё время подобрала Сарай-Малик. Дело в том, что, как ни старалась мачеха, Шахрух рос не слишком решительным, и сложные политические вопросы ему не очень-то давались — хотя хороший совет от плохого он отличить мог. Поэтому Сарай-Малик нашла знатную девушку из Самарканда, которую отличали ум и амбициозность. Кроме того, она была всего двумя годами младше, чтобы молодым было легче найти общий язык.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В семнадцать лет Шахрух получил Самарканд под свою власть в награду за то, что спас отца в бою. Позже Тамерлан подарил сыну одну за другой ещё несколько богатых областей. Под совместным управлением Шахруха и Гаухаршад — которые, как и рассчитывала Сарай-Малик ханум, находились в отличных отношениях — эти области процветали. Двор Шахруха-хана был пышен, при дворе процветали куртуазные увлечения, вроде галантных бесед с красавицами за пиршественным столом.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Гаухаршад родила от мужа трёх сыновей и двух дочерей. Все они получили замечательное образование: Гаухаршад привлекала к их с мужем двору видных философов, поэтов и учёных того времени, и недостатка в учителях у принцев и принцесс не было. После смерти Шахруха она ещё долго была соправительницей одного из внуков, сначала сумев привести его к власти. Увы, но жизнь её закончилась казнью. Когда Гаухаршад было уже за восемьдесят, в борьбе за власть её захватил один из правнуков Тамерлана — и немедленно устранил опасную конкурентку.

Ак-Султан Ханика: чингизидовы амбиции на тюркской почве

Самый известный из сыновей Гаухаршад — великий султан-астроном Улугбек. На самом деле звали его Мухаммад Тарагай, а Улугбек значило что-то вроде «великого господина», но теперь в истории навеки один Улугбек. У него было две жены, и одна из них была, конечно, чингизидкой — свою легитимность старались подтвердить таким братом многие потомки Тамерлана. Её звали Ак-Султан Ханика, и она была настолько же властной и амбициозной женщиной, как Гаухаршад. С одним отличием: она была ещё и жестокой.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Шахрух-Хан отделил сыну Самарканд, и тот не желал большего. Такая пассивность мужа уязвляла Ак-Султан в самое сердце. Она даже считала себя, чингизидку, оскорблённой тем, что её супруг, как крестьянин, согласен довольствоваться тем, что ему дали, и не ищет славы и расширения своих земель. Оскорблена она была и тем, что муж явно отдавал предпочтение другой жене и после рождения сына жену-чингизидку отослал к своей матери.

Она решила, что исправит все ошибки мужа, воспитав сына от Улугбека, Абд аль-Латифа, по-своему. К моменту смерти Шахрух-хана Абд аль-Латиф уже считал, что должен предъявить права на его наследство — раз его отец отказывается это делать.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Абд аль-Латиф затеял войну со своими двоюродными братьями (а значит, фактически — Ак-Султан воевала с Гаухаршад). Несколько раз его захватывали в плен и выдавали спешно приезжавшему за сыном Улугбеку. Но в конце концов Абд аль-Латиф просто скинул собственного отца с трона и подстроил его убийство, когда тот, смиренно простившись со своим титулом, славой, богатством, отправился в паломничество в Мекку.

Правда, властью в Самарканде Абд аль-Латиф наслаждался недолго. За какой-то год  он вызвал ненависть своей жестокостью, когда его сверг другой внук Шахруха — кстати, очень почитавший Улугбека. Как закончила свою жизнь Ак-Султан Ханика, сказать трудно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ульджай-Туркан Ага: любовь счастья не приносит

Если Сарай-Малик пользовалась почтением Тамерлана, то почти вся его любовь досталась Ульджай-Туркан, внучка эмира Чагатайского улуса — одного из обломков империи Чингизидов. Тимуру (Тамерлану) было двадцать лет, когда он женился на Ульджай; она, скорее всего, было немногим моложе.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ульджай сразу родила Тимуру его любимого первенца Джахангира. Она постоянно сопровождала Тамерлана в его походах, и везде он заботился о её удобстве. Был у Тимура, конечно, и ещё один резон выражать Ульджай свою любовь — её дед вполне мог назвать Тамерлана своим наследником, тем более, что тот не раз спасал эмира от заговоров. Увы, один из заговоров привёл к убийству эмира до того, как тот огласил бы, наконец, наследника. Однако любовь Тамерлана к Ульджай не угасла после того, как та перестала быть выгодной супругой.

Однако для них обоих настали не лучшие времена. Пришедший к власти Могол-Хан, другой зять чагатайского эмира, стал преследовать Тамерлана. В какой-то момент последние из верных людей покинули Тимура — осталась одна Ульджай. Они пошли по степи в надежде найти приют в каком-нибудь поселении. И в этот момент удача, наконец, повернулась к ним лицом — их попытался ограбить старый знакомый Тамерлана, который узнал его и немедленно проникся к нему сочувствием. Многие усмотрели позже в этой истории знак, что Ульджай привлекла к ним с Тимуром удачу.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Брак Ульджай и Тамерлана продлился всего одиннадцать лет — от полной трудностей и превратностей жизни Ульджай умерла молодой. Говорят, никого из женщин Тамерлан не оплакивал так сильно, как её — и никого из мужчин не оплакивал так, как сына от неё, которую умер через девять лет после матери, совсем ещё юношей. Молодыми умерли и сыновья Джахангира, так что вряд ли род Ульджай можно назвать удачливым.

Шад-Мульк: Золушка, которая закончила печально

Один из внуков Тамерлана, Халиль-султан, был сыном очередной невестки-чингизидки. От него самого ожидалось, что он сочетается первым браком если не с чингизидкой, то с другой политически выгодной невестой. Но сам Халиль-султан увидел однажды девушку необыкновенной красоты, дочь ремесленника, и совершил обряд бракосочетания с ней. Это её хотел было казнить Тамерлан, и это её защитила Сарай-Малик.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сразу после смерти Тамерлана сумел взойти на престол Халиль-Султан. Его жена, как многие жёны тимуридов, стала его фактической соправительницей и занималась государственными делами с большим азартом. В то же время, её трудно было назвать политически грамотной, и к тому же она вызывала раздражение своим происхождением, так что её быстро невзлюбили.

За очень короткий срок Шад-Мульк, вместо того, чтобы окружить почётом вдов Тамерлана, быстро раздала их в жёны эмирам мужа. Она возвышала других простолюдинов и щедро распоряжалась казной. Неудивительно, что вскоре злая молва повесила ей на совесть смерть Сарай-Малик (хотя в жестокости-то Шад-Мульк замечена не была).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Гаухаршад-бегим воспользовалась непопулярностью Шад-Мульк, вызвавшей ропот эмиров в сторону своего господина и её мужа. Вскоре все они — или почти все — стали верными друзьями её мужа, хана Шахруха. Она спровоцировала Халиля-Султана на войну, и Шахрух разбил его, оставшись притом без репутации агрессора.

После победы Шахруха Шад-Мульк сначала жестоко избили, а потом на потеху толпе провели по городским базарам — и толпа с наслаждением выкрикивала ей оскорбления и кидалась гнилыми фруктами. Впрочем, позже милосердный Шахрух отпустил Халиля из своей тюрьмы и вернул ему жену. Через два года он умер, а Шад-Мульк, опасаясь оставаться без покровительства мужа, покончила с собой. Говорят, ей не было и тридцати.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Гульбадан-бегим: создательница великих императоров

Праправнук Тамерлана Бабур был известен тем, что основал собственную правящую династию в Индии и Афганистане — Бабуридов. А ещё тем, что единственной женщиной-историком Афганистана до двадцатого века была его дочь, Гульбадан-бегим, то есть принцесса Стройный Цветочек.

Гульбадан родилась в Кабуле. Её матерью была двоюродная сестра её отца: такие близкородственные династические браки практиковались не только в Европе. Девочке наняли лучших учителей и не скупились, покупая ей книги, так что Гульбадан росла учёной барышней. Возможно, в ней видели будущую Гаухаршад, но то ли подходящего жениха вовремя не нашлось, то ли Гульбадан намертво отказалась выходить замуж, но помогла своей династии она по-другому.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Всякой власти, кроме армии, нужны собственные историки. Они сохраняют славные деяния (пока недруги записывают все плохие поступки), напоминают о легитимности династии (или находят для неё новые основания) и вообще служат голосом своего господина, каков бы он ни был. Таким голосом и стала Гульбадан, по просьбе своего племянника, императора Акбара, написавшая книгу о его отце Хумаюне и о своём отце Бабуре. Эта книга, как и её герои, стали чем-то вроде переходника от династии Тимуридов к династии Бабуридов.

Кстати, императора Акбара Гульбадан воспитала сама, сформировав его политические взгляды. Она продолжала влиять на него, скорее всего, и после его восшествия на трон — Акбар очень нежно относился к тёте, тем более, что рано осиротел. Акбар вошёл в историю Индии как реформатор, он сделал государство более централизованным и изменил систему налогообложения на более эффективную.

Он также предусмотрел отмену налогов в дурные годы, перестал брать дополнительные деньги с немусульман, ввёл единую систему мер и весов — в общем, показал себя как правитель, получивший хорошее образование и сумевший его применить. Так что многими его заслугами Гульбадан-бегим могла гордиться почти как своими. Кстати, она сама прожила в почёте и уважении без малого восемьдесят лет.

Загрузка статьи...