РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Правило ящерицы»: как родителю справляться с эмоциями, когда хочется накричать

Одно из самых сложных испытаний родительства – научиться управлять гневом. Мама двоих детей, Настя Лыкова о том, как брать себя в руки, когда хочется накричать.

Что такое настоящая ярость, я узнала только тогда, когда у меня родились (и немного подросли) сыновья. В жизни до детей у меня, как и у всех нас, тоже случались поводы для сильных эмоций: меня неожиданно увольняли с работы, наглая бетономешалка на Третьем кольце притирала к отбойнику мою новую темно-зеленую машинку или вдруг выяснялось, что ближайшая и любимая подруга – на самом деле никакая не подруга, а просто змея подколодная.

Но все же силу настоящей, дистиллированной ярости я ощущаю только тогда, когда захожу с порезанным и почищенным яблоком в комнату моего любимого старшего сына и обнаруживаю, что во время онлайн-урока он выключил камеру, зашел в «Ютьюб» и смотрит геймера Ninja с крашеной синей челкой.

Первая обязанность матери

Раз за разом со мной в этот момент происходит одно и то же – у меня начинает покалывать ступни, потом мне кажется, что я, как Алиса, только что откусившая от пирожка, увеличиваюсь и увеличиваюсь в размерах, пока не стану огромной, как гора Чегерет. Ну а потом с горы сходит лавина отвратительной и неконтролируемой ярости – и я ругаюсь на маленького человека, которого люблю больше жизни, а он каждый раз смотрит на меня с недоумением и сочувствием.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Затем я, конечно же, прошу прощения, и беру назад все слова, которыми я обзывала Ninja, и торжественно обещаю себе и своему мальчику больше так никогда не срываться, и снова прошу прощения. И срываюсь все равно – через месяц или, если повезет, через три.

Конечно, я искала способ, как научить себя останавливаться. И пробовала по-разному. Например, известный педагог Дима Зицер советует как раз попытаться отследить, какие ощущения в теле предшествуют приступу раздражения – может быть, покалывает в пальцах, может быть, становится трудно дышать – и на этом этапе научиться себя ловить – и, например, просто выходить из комнаты – чтобы не совершать ошибку. И отправляться на кухню пить воду. Или – так лично для меня надежнее – вставать под душ. И возвращаться к разговору, когда опасность уже миновала.  

Еще мне нравится мысль доктора Комаровского о том, что первая обязанность матери – быть выспавшейся. Вроде бы, совершенно очевидная – и совершенно очевидно плохо выполнимая задача. Но если и правда начать считать собственный восьмичасовой сон таким же важным и обязательным делом для детского развития, как чтение Даниеля Пеннака (отличный писатель), исполнение гамм, теннис или разговоры наедине перед сном (не знаю, что в приоритете лично у вас), то это и правда работает.

Getty Images
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дайте ящерице оглядеться

А недавно я попробовала еще один метод – о нем я услышала на лекции школы осознанного родительства «Большая Медведица». И знаете, это было самое настоящее волшебство – меня просто немедленно отпустило. Еще 30 секунд назад я была готова оскорблять Ninja в самых изощренных выражениях, как вдруг – как на видео в обратной перемотке – снег лег обратно на место, сход лавины отменили, и меня абсолютно – вот прямо совсем – отпустило. Только, пожалуйста, не подумайте, что я сошла с ума – потому что метод довольно своеобразный.

Все, что мне нужно было успеть сделать, это быстро оглядеться в комнате, где меня накрыло волной ярости, и отыскать там три белых предмета, три круглых предмета и три деревянных предмета. На самом деле будете вы искать белые или красные, деревянные или стеклянные предметы – это совершенно точно неважно. Важно то, что в этот момент вы дадите своему мозгу ящерицы оглядеться по сторонам и убедиться в том, что никакой серьезной угрозы вокруг вас нету.

Есть такая любимая многими психологами, но вроде бы не вполне научная теория о том, что у человека есть три мозга: мозг рептилии, отвечающий за инстинкты (нападать, бежать или прятаться), мозг млекопитающего, который в основном контролирует эмоции, и самая новая часть – неокортекс, который отвечает за воображение и анализ и вообще делает человека человеком.

А дальше логика такая: человек просто не в состоянии рассердиться, не испугавшись, – так устроен этот самый мозг ящерицы. Сначала угроза – потом реакция. Мы пугаемся, и наш мозг ящерицы решает, что выгоднее – замереть, убежать или напасть. Ярость – это и есть нападение. Но  мозг ящерицы – штука несовершенная, устаревшая, и он часто ошибается. Моя ящерица, например, почему-то считает, что угроза, исходящая от бетономешалки на Третьем кольце, куда меньше, чем угроза, исходящая от неразборчиво вопящего по-английски геймера. И, по-хорошему, пока мы находимся вне ситуации, нам нужно при помощи других отделов мозга разобраться, что же нас так сильно пугает.

С онлайн-уроками это сделать легко: понятное дело, я боюсь, что ребенок вместо учебы занимается ерундой. А еще, что сегодня – «Ютьюб», а завтра – ну ладно, послезавтра, как говорила наша завуч Нелла Павловна, – «ребенок вырастет дворником» и ничего-то на свете не будет ему интересно, кроме компьютерных игр, и я со своей главной жизненной задачей не справлюсь.

Так что первый шаг (на уровне неокортекса) – это понять, что заскучать на уроке – это нормально, что «Ютьюб» не делает наших детей балбесами, что они растут и развиваются прекрасно – просто их детство совсем не похоже на то, что было у нас, и слава Богу!

Ну а на уровне мозга рептилии – заходишь в комнату к ребенку и начинаешь считать белое, синее, круглое и деревянное. И если в этот момент у сына включен «Ютьюб», я всегда начинаю с цветных челок геймеров.

Загрузка статьи...