«Я воспитываю 11 ребят...»

У Светланы — двое родных детей и четверо приемных, у ее подруги — родная дочь и пятеро из детдома. Вместе они организовали семейный ансамбль «Конопушки».
Ирина Мартюхина

У Светланы — двое родных детей и четверо приемных, у ее подруги — родная дочь и пятеро из детдома. Вместе они организовали семейный ансамбль «Конопушки».

Мы живем в минусинске — городе в Красноярском крае, на правом берегу Енисея. Как все начиналось? У меня двое взрослых родных детей. Дочь уехала, поступила в институт — далеко, аж в Астрахани. Сын-старшеклассник готовился к поступлению в томский вуз, уже ясно было, что тоже уедет. И в моей жизни образовалась такая пустота, которую ничем не заполнить. Ее обычно депрессией называют. И в это же время у моей подруги Натальи сложилась похожая ситуация: дочь поступила в институт в Красноярске, сын в армию ушел, да еще, как на грех, она с мужем рассталась. Тогда-то мы с ней и задумались, что нужно приемных детей взять. Мы с ней работали вместе в школе искусств: она преподавала фортепиано, я — декоративно-прикладное искусство. В дом ребенка я пошла с Натальей, моя семья ничего не знала, потому что у меня самой уверенности не было, что все получится. Там всего две девочки было двух-трехлетнего возраста, которых предлагали посмотреть.

Я подумала — и взяла. Так и пришла домой с маленькой девочкой. Муж дверь открывает: «Ой, а ребенок чей?» — «Понравится, — отвечаю, — будет наша. Зовут Анютка». Дети, конечно, удивлялись первое время моему решению, но потом поддержали. Знакомые тоже удивлялись: «Зачем тебе это надо? Пожила бы для себя!» В доме, конечно, шумно стало. Но мы привыкли.

Сейчас у меня четверо приемных. У подруги Натальи — четверо. И однажды у нас родилась идея ансамбля. Нас тогда пригласили нас в Красноярск на слет приемных семей. Мы им там такое представление организовали! А главное — самим участникам понравилось выступать!

Сейчас у нас в ансамбле трое моих приемных девчонок (Анюта, Юля, Лена) и мальчик Женя, да еще моя племянница Женя и племянник Виталя. А у Натальи — одни девчонки: Кристина, Маша, Настя, Даша, Ира и Аленка. Ее старшая дочь Ольга своих детей в ансамбль привела. Живут вместе и в ансамбле вместе. К нам сейчас и со стороны просятся, но мы посторонним отказываем, потому что ансамбль семейный. Когда люди слышат о таком количестве детей, то часто спрашивают: «Как у вас получается столько ртов хотя бы прокормить?» Сразу расскажу об экономике. Это не усыновление. Это называется приемная семья. А мы с Натальей оформились как воспитатели приемных семей — по трудовому договору. Каждый приемный ребенок получает от государства прожиточный минимум. Я как воспитатель за троих получаю полторы ставки, за четвертого — 0,25. Худо-бедно, но концы с концами сводятся. Я первое время в школе работала, но потом пришлось уволиться, когда маленькие начали болеть. И у родной матери дети болеют, а в домах ребенка они намного слабее домашних — все простуды собирают. Первое время по 3−4 месяца болели, один за другим. Ведь все они очень непростые, дети «тяжелых» родителей, у многих мамы до сих пор в колониях. Они все отстают от домашних детей в общем развитии на год-полтора. Мы их развиваем, подгоняем — к школе они, как правило, выправляются. Сейчас наши очень хорошо учатся.

О работе по специальности пришлось забыть. Теперь моя работа — моя «большая семья». Круглые сутки и круглый год. Без выходных и отпусков. Хотя каждый год вместе с детьми отдыхаем в детском лагере в Сочи. «Отдыхаем» — это, конечно, условно. Мы с Натальей там оформляемся на любую работу, хоть официантками в столовую, зато дети 2−3 месяца проводят на море. Ехать, конечно, далеко — поездом получается пять суток. Зато дети окрепли: в этом году мы простудами не болели, только ветрянка. Используем любую возможность заниматься спортом на свежем воздухе. Если погода позволяет, мы с ними в футбол играем: команда детей против взрослых. Дети почему-то чаще выигрывают. Хотя мы с Натальей по двое в воротах стоим. Пока мы хохочем — нам гол! Зимой уезжаем на лыжную базу в тайге. Есть такое место — называется Усть-Каспа — сугробы там выше человеческого роста. Всего два часа на электричке от нас ехать, но таких сугробов у нас в Минусинске нет. Для детей впечатления незабываемые.

Со временем стало немного легче: двое в школу уходят, двое — в сад. А потом музыкальная школа, художественная школа, хореография, акробатика. На этом и держится наш ансамбль: хореография и акробатика лежат в основе детских костюмированных танцев с веселым сюжетом. В одном из сюжетов большие зайцы покушаются на капусту, которую сторожат собаки. При этом до самого конца зрители не подозревают, что в капустных листьях прячутся маленькие зайчата. Другой танец — «Морячка» — дети танцуют под песню Газманова: в костюмчиках, со спасательными кругами. Недавно освоили номер «Горошинка-скоморошинка», там медведь с медвежатами отплясывает под «Комаринскую». Очень переживали, когда такой быстрый номер ставили, боялись, что маленькие «не вытопчут». Но они справились. У нас такое негласное правило: как три года исполнилось — так на сцену. Со своими номерами мы прошли отборочные туры на «Минуту славы» Первого канала. Отобрали все свои рабочие видеоматериалы и отослали, даже отредактировать все как положено не успевали, но им понравилось. Вот только на саму передачу мы не попали — денег не набрали, чтобы четырнадцать человек в Москву из Минусинска отправить. И к городским властям обращались, но ничего не получилось, а самим 70 тысяч рублей на дорогу через четыре часовых пояса нам не осилить. «Вы не переживайте, — говорят нам, — в этом году не получилось, получится в следующем. А вы пока номера подработайте!» А мы и не переживаем. В ноябре нас приглашают на Всероссийский конкурс в Москве, на январь — в Сочи. Поедем, пробьемся.

Какие у нас планы на будущее? Наши воспитанники — «государственные дети». Первое время язык не поворачивался такое выговаривать, но это так. По договору с государством, мы будем с детьми заниматься до их 18-летия, а потом государство обязуется обеспечить их жилплощадью, помочь при поступлении в вуз и при трудоустройстве. Мы бы хотели, чтобы наши девчонки поступили в хореографическое училище — им танцевать нравится. Каждый раз, когда наши воспитанники поднимаются на сцену, я испытываю за них чувство гордости. Реакция зала наполняет меня радостью: вот какие замечательные дети! А могли бы потеряться. Поэтому нам с Натальей не жаль наших сил и времени.

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст