«Я тебя подхвачу» Как помочь выпускникам интернатов выйти в большой мир

Васе пятнадцать и он сирота — живет в интернате в Кирове. Вася считает, что он уже взрослый и ему нужны старшие друзья и наставники
Мария Васильева
«Я тебя подхвачу» Как помочь выпускникам интернатов выйти в большой мир

Первое воспоминание детства у Васи — ему четыре года, он живет с мамой и отчимом в деревянном доме. Отчим приходит пьяный с бутылками водки, выпивает одну и падает спать. Вася собирает неоткрытые бутылки в пакет, выходит из дома и идет по району продавать. Люди спрашивают: «Где взял?» — «Дома стоят, ненужные». Водку покупают. Вася приносит деньги маме, отдает: «Только не пропей!»

Когда Васе было пять, за ним пришла сестра и забрала к себе. Сестра жила с женихом, и он взял Васю в помощники. Вася звал его «дядя». Дядя работал на пилораме — Вася рядом, доски таскал. Дядя ездил на мотоцикле — Вася с ним, смотрел в зеркало, подсказывал дорогу. Дядя чинил автомобили — Вася гайки закручивал. Дядя на рыбалку — Вася с ним.

Когда Васе было восемь, в дом пришли судебные приставы. Сказали, что заберут его ненадолго, дней на десять — а на самом деле отвезли в приют и оставили там на годы. Васю определили в школу-интернат.

Родной отец Васи пропал: работал на валке леса и заблудился, по крайней мере Вася знает именно эту версию. Про маму Вася помнит, что она была красивая, черноволосая, но сильно изменилась от водки. Вася считает, отчим виноват в том, что мама спилась, заболела и умерла. Вася тогда был в третьем классе.

Сейчас Васе пятнадцать, он заканчивает девятый класс, надо определяться с профессией. В конце августа он переедет из интерната в общежитие училища. Говорит, что сейчас уже не хочет, чтобы его кто-то усыновлял: «Если бы с малых лет, то да. А теперь не привыкну уже. Лучше я здесь».

Новый друг

Марина признается честно: «Понимаешь, это мне нужно было! У меня трое детей, а я чувствую, что я не все свои чувства реализовала. Мне так хотелось еще о ком-то заботиться, еще кого-то любить. Такое чувство, что я дышу, а глубоко вдохнуть не могу, что чего-то важного не хватает. И я все мужу говорила, что хочу еще ребенка». С мужем Алексеем Марина долго обсуждала усыновление. Вдвоем пришли к выводу, что им оно не подходит: «Мы очень боялись, что слишком полюбим этого ребенка из-за жалости, что у него нет родителей. Что будем ему прощать то, чего прощать нельзя, делать поблажки и в результате не сможем воспитать, и наша семейная гармония, которую я так берегу, нарушится».

Ровно год назад, в феврале, в воскресенье Марина увидела по телевизору видеоролик — взрослых приглашали в наставники к подросткам из интернатов. И сразу почувствовала: это оно, то, что нужно! Вечером с мужем открыли сайт и увидели Васю. Алексей сразу сказал: «Вот этот парень наш!» Он был похож на друга детства, такой же белобрысый и на первый взгляд очень зажатый и замкнутый. Этим же вечером собрали детей: пятнадцатилетнюю Алевтину и девятилетнего Стаса: «Мы будем заботиться еще об одном ребенке. Вы не против?» — Дети были не против. Четырехлетнему Славе сказали просто: «У нас появится новый друг». Слава другу обрадовался.

Через неделю поехали знакомиться. «Я волновалась. А вдруг мы ему не понравимся? А вдруг мы ему не нужны? А о чем говорить? А вдруг мы спросим что-то не то? Мы договорились сразу про родителей не спрашивать, но как-то он сам сказал, что дяде с машинами помогал, и сказал потом, что родителей у него нет. И это все так легко было. Напряжение очень быстро ушло».

Начали дружить и общаться. Вася рассказывает сейчас, что тогда не понимал, зачем все это нужно: «Я думал — общаешься и все, настроение себе поднимаешь, чтобы развлечься». А сейчас говорит, что самый важный в жизни совет услышал от Марины: «Она спросила, куда ты пойдешь учиться, я сказал, что не знаю, она сказала — делай, что тебе нравится, не смотри ни на кого и иди своей дорогой. Раньше никто мне не говорил эти слова».

Марина звала Васю в гости домой на ужин. Звала почти полгода, Вася не приезжал. То говорил, что тренировка по футболу перед ответственным матчем, что завтра контрольная, то жаловался, что устал и сил нет. Марина не могла понять, что происходит, переживала, нервничала, пока однажды, объясняя ему, что ехать-то всего-ничего, не поняла: Вася не умеет пользоваться автобусами и не ориентируется в городе. В интернате, если куда-то его везли, то молча сажали в автобус, привозили на место, а потом также привозили обратно. В пятнадцать лет Вася впервые сам сел в автобус, сверял названия остановок, отсчитывал, вышел на нужной, ждал старшего сына Марины, разминулся с ним, потерялся, спрашивал у прохожих дорогу, Марина вышла навстречу, показала двор, подъезд, домофон. Теперь Вася умеет ездить на автобусе и немножко знает карту города.

Пару месяцев назад Марина создала во «ВКонтакте» общий чат для всей семьи — для детей, Алексея, племянницы — чтобы обмениваться новостями и поддерживать детей, когда у них ответственные соревнования или проверочные. Группу назвали «Одна большая семья», спустя пару недель пригласили в чат Васю. Марина снова переживала: комфортно это будет ему или нет. Вася сначала в чате молчал, потом стал участвовать. «Даже то, что он наблюдает, как мы общаемся — это уже очень важно, он понимает, как наша семья строится», — объясняет Марина. Вася из чата не выходит, читает.

Соратники

Вася не умел ножовку держать. Держал ее прямо и быстро пилил так, что рука уставала и затекала. Алексей показал: надо держать под наклоном и пилить медленно. Теперь Вася умеет.

У Алексея и Марины есть большая дача, и обычно они зовут Васю туда в гости. На сообщение: «Приезжай к нам на выходные!» Вася всегда спрашивает: «А что мы будем делать?» Алексей всегда дает ему работу — чтобы по силам, чтобы справился и почувствовал свою нужность. Вася уже научился работать с молотком, с саморезами, с шуруповертом.

Алексей держится строго и отстраненно. Говорит, что смотрит на Васю как на младшего товарища и подопечного, признается, что чувствует большую ответственность. «Вот, смотрите, назначение родителей — помочь ребенку плавно перейти в самостоятельную жизнь. Помогать, придерживать, подстраховывать. А потом ребенок сам начинает медленно идти и отделяться. Постепенно. А когда ребенок из интерната выходит — это как прыжок в воду, рывком: он теряется в новых обстоятельствах, у него опыта нет, ему страшно. Вот для этого мы нужны Васе, чтобы наблюдать, где-то подправить, в какую он сторону идет — верную или опасную. Присматривать за ним, чтобы если что, я мог вовремя его подхватить, чтобы падения не сломали ему жизнь, чтобы он мягко падал».

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Перебирая, какую выбрать профессию, Вася думал и о слесарном деле, и о преподавании физкультуры, и о профессии строителя. Но все эти варианты были для Васи за компанию — с друзьями из интерната.

Алексей и Марина, посоветовавшись с психологом, решили, что «за компанию» нельзя: «Мы были изначально против, чтобы он шел учиться с кем-то за компанию. Для Васи есть два варианта выхода во внешний мир. Либо он сразу расстается со своим окружением из интерната и начинает общаться с другими людьми, либо будет потом с ними рвать, когда закончит обучение, и это будет гораздо сложнее. Если его друзья будут только из интерната, то он с ними по жизни так и пойдет. Потом, когда им дают квартиры в одном доме, они живут коммунами в одной квартире, а остальные, соседние на лестничной площадке, сдают. Друг на друге женятся, заводят детей, и так получается, что они изолированы от общества всю жизнь, и дети их остаются внутри этой системы. Поэтому мы понимаем, что нужно сейчас организовать его жизнь так, чтобы он один пошел учиться, а там он найдет себе новых друзей, у него легкий характер, он сможет, а мы будем рядом. И у него уже мышление будет другое».

Алексей сказал, что строительным работам сам его научит, дело нехитрое.

А потом предложил работу автомеханика: всегда востребовано, прокормить семью сможет, а если что — у Алексея есть знакомые в этом деле, на первое время Васю пристроят. Вася теперь думает всерьез идти учиться на автомеханика. Машины любит, инструменты тоже. Главное, чтобы место в Кирове было, чтобы не уезжать далеко от наставников.

У Васи есть мечта: «Быть счастливым, найти хорошую работу, деньги зарабатывать. И жить как я хочу. Ну, то есть, хочу этим заниматься — и занимаюсь, а не как мне скажут, делать». Слова — «делать, как я хочу, а не как скажут» — это слова подростка, который мыслит самостоятельно. Считает, что имеет право поступать по‑своему, а не как решит группа. Это рассуждения свободного ребенка из семьи. И то, что Вася сейчас так мыслит — результат общения с Мариной и Алексеем.

У наставников тоже есть мечта: погулять на Васиной свадьбе и заботиться о Васиных детях, пройти с ним все обычные, традиционные этапы жизни — очень простые для детей из семей и очень сложные для детей-сирот.

Близкие люди

Вася сам заметил, как изменился за этот год: «Я раньше ходил необщительный, злой, хмурый, грустный. Потом стал с ними делиться проблемами, впечатлениями. Год назад я бы сидел и молчал, а сейчас общаюсь». Марина говорит, что этот год был годом знакомства и привыкания: «Это как букетно-конфетный период, мы еще только присматриваемся друг к другу. И очень правильно, что мы с ним познакомились за год до выпуска из интерната. Он сейчас в команде, в привычной обстановке, и этот год нужен был, чтобы мы привыкли друг к другу. Если бы мы появились в его жизни после выпуска, мы бы стали еще одними новыми чужими людьми в новой обстановке. Это был бы дополнительный стресс. А сейчас самый лучший вариант: мы уже сдружились, период привыкания прошел, и все, теперь начнется работа. Мы будем рядом во время выхода из интерната в большой мир и уже станем близкими для него людьми».

Таких подростков, как Вася, в Кировской области 580 человек. Это дети 12−15 лет, которых не усыновили и не удочерили в детстве, и скорее всего они уже не попадут в семью. Они живут в школах-интернатах, где у них нет личного пространства и уж тем более мало пространства для собственного выбора. А самое главное — нет взрослого человека, который общался бы только с одним воспитанником: в интернатах и детских домах все общее, и любовь воспитателя — тоже одна на всех.

Благотворительный фонд «Это чудо» в Кирове запустил программу обучения наставников для подростков из школ-интернатов Кировской области. Психологи будут интервьюировать будущих наставников. Наставники прослушают курс психологии по работе с детьми-сиротами и пройдут тренинги по взаимодействию в конфликтных ситуациях. Специалисты фонда вместе с воспитателями школ-интернатов подберут каждому подростку наставника и будут сопровождать их общение и после выпуска из интерната. Наставники будут иметь постоянную поддержку психолога и группы.

Чтобы система работала стабильно и дальше, нужно 664 061 рубль. Деньги пойдут на оплату работы психологов и педагогов, которые имеют опыт работы с детьми-сиротами и сами являются наставниками для одного или нескольких подростков.

Задача наставника — понять мечту ребенка и показать ему алгоритм ее достижения. А на следующем этапе — поддерживать ребенка в его переходе из закрытой системы интерната в мир нерегламентированного, свободного выбора. Это официальные, прописанные задачи. А негласная цель наставников — попробовать стать для одинокого подростка значимым взрослым, на которого он будет опираться, показать, какими бывают близкие долгосрочные отношения, дать почувствовать ему себя ценным, нужным и важным — самому по себе, а не в группе.

Выстраивание отношений — это медленная и тонкая работа. Чтобы сотни подростков обрели старших друзей и вместе с ними выстроили дальнейшую стратегию жизни, нужна поддержка психологов и педагогов. Пожалуйста, давайте поддержим программу наставничества в Кировской области. Подпишитесь на ежемесячное пожертвование в 100 или 200 рублей, чтобы фонд мог планировать работу на месяцы вперед. И тогда ребята вроде Васи не останутся один на один с неизвестным будущим.

Оригинал статьи на сайте Такие Дела

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст