Виктория: королевская любовь и королевская месть, которые остались в веках

В жизни Виктории было три мужчины: муж, принц Альберт, возлюбленный, Джон, и… Абдул Карим. Индиец был её фаворитом, но непохоже, чтобы она его любила. Тогда зачем он был нужен?
Лилит Мазикина

Лилит Мазикина, журналистка

Королева Виктория сильно отличалась от многих других монархов. Скандалёзность, эпатаж, ветреность — всё это не про неё. Единственное излишество, которому она когда-либо предавалась — вкусная еда. После строгого воспитания в детстве, когда её держали чуть ли не на одном подчерствевшем хлебе, у Виктории развилось расстройство пищевого поведения, она не чувствовала сытости.

Тем удивительнее было появление в жизни пожилой королевы молоденького фаворита, да ещё мусульманина. Тем удивительнее были показные почести и многочисленные подарки, которыми она его осыпала. Не сошла ли она на старости лет с ума? Но все, кто видел Викторию, твердили, что ясность разума она сохраняла до последнего.

И вот что ещё удивительно. Согласно завещанию, в гроб Виктории положили халат её мужа, портрет её возлюбленного Джона и… Ничего от Абдула Карима. Столь вызывающе, демонстративно обласканный ей на публике мужчина как будто почти ничего не значил для неё, когда она оглядывалась на свою жизнь.

Любящая жена

Вопрос о том, за кого выйдет замуж королева, встал сразу после коронации. Время, правда, не поджимало. Корону Виктория получила рано, в восемнадцать лет. И первое, что сделала, узнав о своём новом титуле — велела перенести свою кровать из комнаты матери куда угодно, где будет спать теперь одна.

Надо сказать, кандидатов в мужья Виктории подготовили давно, ещё когда она была маленькой девочкой. Их было два: её двоюродный брат Альберт, её ровесник, и голландский принц Александр, всего годом старше и очень дальний её кузен. Обоих юношей Виктории показывали, когда она была ещё принцессой. Об Александре в своих дневниках (впрочем, позже очень сильно цензурированных) она написала коротко: очень обычный. А вот Альберт привел её в восторг.

Через два года после восшествия брака Альберта снова привозят в Британию, пообщаться с Викторией. Должно решиться — быть ли ему супругом королевы. Но молодые люди при второй встрече понравились друг другу настолько, что Виктория сделала кузену предложение через несколько дней после его приезда. Наоборот было нельзя, законы Англии запрещали подступать с предложениями руки и сердца к правящим монархам.

Некоторые проблемы вызвала национальность Альберта. В Англии были сильны антигерманские настроения. К тому же в глазах общества он был бесприданник — принц крошечного нищего герцогства размером с обычное английское графство. Третий недостаток Альберта заключался в том, что часть его родственников были католиками. Альберт сам, конечно, был протестантом, но… Окружение Виктории настаивало на том, чтобы она не давала мужу титула принца-консорта, а парламент воспротивился признанию Альберта пэром.

Встретился с проблемами молодой муж и во дворце. Как он сам признавался — мужем он себя чувствовал, а хозяином дома — нет. Всем заправляла любимая гувернантка Виктории, немка Луиза Лецен. Альберту пришлось побороться, чтобы оттеснить её с позиции хозяйки и увеличить своё влияние на Викторию. Но в конечно итоге, как говорится, ночная кукушка дневную перекукует, и Альберт стал занимать всё больше места в жизни своей жены и своей новой родины.

Виктория с мужем прожили вместе почти двадцать два года душа в душу, всегда и во всём друг с другом советуясь. Королева родила девятерых детей, и все они дожили до совершеннолетия — редкость в английской королевской семье. Исследователи считают, что такая удача была результатом просвещённости и неустанной заботы Альберта о том, как организован уход за детьми — этим занимались напрямую, конечно, не родители, а няни. Принц отремонтировал Вестминстерский дворец, помогал жене с государственными бумагами, брал на себя разного рода общественную нагрузку и стал, в общем, идеальным мужем своей королеве.

В сорока два года Альберт скончался от брюшного тифа (хотя современные исследователи склоняются к диагнозу «рак желудка»). Для Виктории это стало огромным ударом. До конца своей жизни она носила траур по мужу.

Нежная возлюбленная

Для отдыха всей семьи Альберт построил в Шотландии замок Балморал. В этот замок поступил слугой местный уроженец Джон Браун. Королева всегда тепло относилась к нему, как и к другим своим шотландским слугам — ей вообще нравилось отдыхать в Балморале, и всё, что связано с замком, вызывало у неё тёплые чувства.

Вскоре после смерти Альберта поползли упорные слухи, что Браун утешает Викторию не только как слуга. Хуже того, он не стал мимолётным эпизодом, заняв месте в сердце королевы на ближайшие двадцать лет — из-за чего недоброжелатели даже дали ей прозвище «миссис Браун».

Королева постоянно рисовала Джона, фотографировалась с ним, упоминала его тёплыми словами в личной переписке, заказала совместный портрет с ним тому же художнику, который рисовал уже её портрет с мужем. Надо сказать, сам Браун никогда этим не пользовался в корыстных целях. Он не выманивал подарков, не искал званий, не пытался влезть в политику.

Тем не менее, связь королевы со слугой вызывала острейшее недовольство родных, особенно наследного принца. Невозможно было понять эту любовь. Как в фаворитах оказался не герцог, не адмирал какой-нибудь, а слуга? Поставить его рядом с покойным мужем было вообще невозможно. Альберт выглядел как ангел, у Джона была очень простое грубое лицо.

После смерти Брауна — кстати, довольно ранней, в пятьдесят семь лет — королева заказала статую Джона в полный рост. Хуже того, она села за его биографию. Неизвестно, что именно в биографии привело в ярость её детей — хотя догадаться очень легко — он рукопись уничтожили, а королеве наговорили много резкостей, даже грубостей. То, что для Виктории, всегда прямой, эмоциональной, даже сентиментальной, было историей нежности и верности, её же дети ей в лицо назвали «позором семьи». Это был огромный удар.

Виктория всё же написала книгу, в которой очень тепло упоминался Браун, и даже посвятила её верному слуге. Но по содержанию книга была теперь куда более сдержанной и рассказывала о том, как королева отдыхала в Шотландии. Но если принцы и принцессы думали, что на этом Виктория успокоится, то, похоже, не так уж хорошо они понимали свою мать.

Щедрая покровительница

Месть Виктории за поругание памяти своей светлой, чистой любви была изощрённой. По крайней мере, именно месть как мотив делает понятным всё, что произошло далее, когда королева познакомилась с Абдулом Каримом, индийским слугой.

Мухаммад Абдул Карим был, без сомнения, человеком, которого невозможно было представить на месте фаворита самой королевы. Полбеды, что слуга, человек низкого происхождения — он был вызывающе молод (двадцать четыре года) и мусульманин. Абдула Карима приставили к королеве, чтобы прислуживать, когда Виктории было уже шестьдесят восемь лет. Он едва умел говорить по‑английски, а хорошо читать и писать не научился никогда.

Несмотря на это, Виктория даёт ему должность своего секретаря по индийским делам, таинственный титул «мунши», постоянно проводит с ним время в беседах и осыпает подарками. Стремительный взлёт вскружил молодому человеку голову. Очень скоро он стал зазнаваться, отказываться жить со слугами или довольствоваться дальними местами в залах. Огромный скандал случился, когда фаворит Виктории открыто отказался присутствовать на свадьбе её внучки: мол, место ему выделили не по чину.

Виктории постоянно указывали на корыстность Абдула Карима — вполне, впрочем, обычную по восточным меркам, где фаворит вправе просить для себя милостей у господина — но она и глазом не вела. Будто смеялась про себя: тихий Джон Браун, в жизни монетки не попросивший, был вам плох? А вот вам громкий, капризный, сребролюбивый Абдул тогда. Как? Вкусно ли?

Только одной милости не мог допроситься Абдул Карим. Виктория наотрез отказывалась даровать ему дворянство. Ей как будто очень нужен был фаворит именно низкого сословия.

Но растеряны поведением Виктории были не только англичане. Сам Абдул Карим, похоже, не мог взять в толк, зачем он нужен королеве. Греть свою постель она не звала, да и возраст у неё был уже не тот, чтобы очень уж хотелось молодых страстных мужчин. Разговоры на ломаном английском Виктория могла вести с любым другим слугой. Абдул Карим решил, что у него, быть может, особая миссия наладить духовную связь между Востоком и Западом и стал учить королеву урду (на этом языке она писала ему записки, подписываясь «твоя любящая мать»), хиндустани и Корану, который знал досконально.

Если языки подданных и семью не смущали, то изучение Корана казалось предательством христианской веры. Атмосфера вокруг связи Виктории и Абдула Карима сгущалась.

В ноябре 1899 года мунши королевы уехал на год на родину. Вернувшись, он застал свою госпожу очень больной. Очень скоро она умерла. На правах фаворита ему дали проститься с Викторией, после чего немедленно выслали в Индию, велев также уничтожить переписку с королевой. И, хотя все бумаги Виктории были тщательно отцензурированы, скандал с Абдулом Каримом из истории стереть не удалось. Месть Виктории удалась. Наверное, долго ещё её дети вспоминали, каким же милым, незаметным, бескорыстным был шотландский слуга Джон Браун.

Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст