В «Тануки» дети грохотали, владелец шёл в последний бой

Очередное детоненавистническое высказывание в ресторанной сфере.
Ольга Карчевская
В «Тануки» дети грохотали, владелец шёл в последний бой

«Говорит Москва» сообщает, что в интервью блогеру Амирану Сардарову на его канале «Дневник хача» ресторатор Александр Орлов (хозяин сети «Тануки») заявил, что возмущён поведением родителей, которые берут с собой младенцев в общественные места.

«Как меня эти дети достали. Ненавижу, когда орут дети. Взял бы за ноги и ***. И в самолёте, бывает, летишь, тебя обкладывают просто детьми грудными. Зачем они берут их с собой?! Они орут так, что волосы дыбом встают. Я беруши в уши засовываю, не помогает. У меня тоже есть дети, но я никогда не брал их в таком раннем возрасте куда-то с собой».

Свою позицию Орлов сопроводил рядом нецензурных выражений, так как во время интервью, которое вышло на Youtube в середине августа, в ресторане довольно громко плакал маленький ребёнок.

Зачем в сети «Тануки» детское меню? По всей видимости потому, что родители с детьми — огромная часть клиентуры. Дети Александру Орлову не нравятся, а деньги их родителей — нравятся. Но зачем уважать тех, кто приносит тебе свои деньги, правда? Клиентоориентированность 80 уровня.

Я люблю читать комментарии в пабликах и закрытых группах на темы, задевающие болевые точки общества. Отношение к детям — одна из таких точек для России, у нас люди ещё до сих пор спорят о том, нормально ли бить детей. В феминистских группах все почти единогласно осудили высказывание Орлова, потому что оно мизогинно — настраивает против женщин — ведь именно женщины сидят по домам с детьми, пока их отцы «никуда их с собой не берут».

«Интересно, кто сидел с «его детьми», пока он «никуда их не брал с собой»? Специальный человек-жена? Которой уж, конечно, тоже никуда ходить не пришлось несколько лет.

Очень удобно: чужими руками жар загребать. Вот и сидел бы сам дома, пока дети не выросли, глядишь, и не было бы никаких ресторанов, где можно ненавидеть детей» — это комментарий из сети.

Типично мужская привилегия — быть удобным для общества за чужой счёт. Зачем интегрировать детей в социум (преодолевая его сопротивление, ведь у нас отнюдь не детолюбивая страна, настроенная против матерей), если можно просто кинуть детей на жену — ведь жена — это такое бесплатное приложение к детям. Кого волнует, что запертые в четырёх стенах женщины выходят в окно, зачастую — с детьми на руках, кого волнует, что у них от монотонности едет крыша.

Заглянула я и в комментарии в материнских группах. Казалось бы, матери должны солидаризироваться вокруг своих проблем, но внутреннюю мизогинию (желание потакать мужскому женоненавистничеству из страха стать его мишенью) никто не отменял. Там оказалось много высказываний из серии «У них нет хлеба? Пусть едят пирожные!». Мол, что мешает оставлять детей на няню и выходит в свет без них.

Как жаль, что не все используют в качестве фильтра восприятия концепцию Check your privilege (проверь свои привилегии) — способ смотреть на свой статус кво, помня о стартовой позиции в момент появления на свет, а так же отмечать как изначальные возможности повлияли на то, что мы имеем сейчас.

Выиграли ли мы в генетическую лотерею (насколько мы здоровы, красивы, энергичны, умны, нейротипичны и психически устойчивы), повезло ли нам родиться в любящей и благополучной семье, был ли у нас доступ к хорошему образованию, насколько город, в котором мы живём, дружелюбен к нашим особенностям и потребностям — и так далее. Когда мы так смотрим на себя и других, может оказаться, что нам в чём-то просто больше повезло, чем кому-то другому. Например, есть неплохо зарабатывающий муж, готовые помогать с ребёнком и живущие в том же городе родственники, есть профессия, приносящая неплохую прибыль, тело не очень сильно пострадало от беременности и родов. Это — привилегии. Остальные люди могут их не иметь, и для кого-то выбраться в ресторан раз в месяц или полгода — это событие, позволяющее не потечь крышей от однообразия. Возможно, эта мама растит ребёнка в одиночку, а денег на няню у неё нет, поэтому ваш лайфхак про «просто оставить с няней» ей не подходит. Почекать привилегии можно здесь.

Многие пишут, что другие люди не обязаны терпеть шумных детей в общественных пространствах. Ну, пусть не терпят.

В большинстве случаев у них есть две ноги или на чем они там в этот ресторан попали. Не очень понимаю, почему мать не может поесть, если её ребёнок не в духе. Он не в духе половину времени в определенном возрасте, а есть нужно всегда. Силы на готовку дома у матери вечно орущего ребенка, скорее всего закончились еще пару-тройку лет назад.

У людей какая-то сакрализация ресторанов, ей богу. Типа иду туда отдохнуть и трава не расти. А это просто такое же общественное место, как вокзал или поликлиника.

Каждый сам заботиться о своем праве чего-то не испытывать. это называется свобода передвижения. Если мы покидаем пределы своей квартиры, мы должны понимать, что по пути нам встретятся разные люди и явления, и далеко не все из них нам понравятся. Но всё, что не запрещено уголовным и административным кодексами, нам придётся вытерпеть от других — жизнь жестока.

«То что дети бесят — это нормально, они и собственных родителей зачастую бесят
но это часть жизни, люди не рождаются 18-летними воспитанными гражданами
и уж точно ребёнка берут в самолёт не для того чтобы лично какого-то дядьку помучить, а потому что им просто надо переместиться из точки А в точку Б, как и всем остальным» — ещё один комментарий из сети. А вот ещё несколько:

«Когда идет дискуссия о том, чтобы мужчинам не раздвигать ноги в общественном транспорте, главный аргумент: ну, мужчинам иначе неудобно, по‑другому снижается их качество жизни, поэтому окружающим придется потерпеть. Когда идет речь о детях в общественном месте, аргумент, что женщинам неудобно и снижается их качество жизни, раз они никуда не могут пойти, почему-то не работает».

«Сегодня утром идем по территории отеля, дочка радостно щебечет, ей все нравится. Но щебет у нее такой громкий! Я стала на нее шипеть, чтобы она говорила потише. Потому что знаю, что много людей бы за ноги и… Но проходящая женщина мне сказала: «Ну что вы, она же не кричит, а просто радуется!» Уровень агрессии против детей так велик, что уже просто разговор чуть выше обычного мной воспринимается как нарушение общественного порядка. Хотя при этом орущие агрессивные и матерящиеся мужики — ок, норм. Никому не мешают»

«Первое время жизни плач — это единственное доступный способ для ребёнка о чём-либо сообщить, далее до 1,5 а то и 2,5 лет у детей есть миллионы причин плакать типа зубов, и детям нельзя волшебной палочкой помочь и немедленно заставить их замолчать, тк они все ещё не воспринимают слов утешения. А шикать и добавлять к их объективному для них горю ещё и страх или недоумение — путь на дно. Плач маленьких детей — это такая же данность, как х… ая Погода в ноябре или шум на Ленинградке, можно сколько угодно жаловаться, но нельзя его прекратить и никто в этом не виноват, так что те, кто агрессивно относятся к детям и ноют — просто сами такие же дети, которые обижаются, что «все думают не обо мне»».

«Проблема в том, что большинство матерей и так задолбаны по самое не могу и делают максимум возможного, чтобы оградить своих детей от общества, а общество от детей. Но и этого часто не хватает.

Любой мимо проходящий имеет возможность позаботиться о себе (и только о себе, больше он ни за кого не отвечает), и только мать должна заботиться о ребёнке и одновременно обо всех вокруг, чтобы им недайбог не стало некомфортно.

(Вопрос, кто же позаботится о самой матери, и вовсе не стоит, для себя ж рожала, чем думала, ага).»

Никто не обязан любить детей в ресторанах. Но также никто не обязан сидеть с детьми дома до их совершеннолетия. Любой человек имеет право попадать в любые общественные пространства, где действует публичная оферта и нет маркировки «18+».

Александр Орлов не обязан любить детей, как и в целом — людей. Просто он публично произносит хейтспич, вносит свою лепту в устоявшийся в нашем обществе дискурс ненависти к детям — вот чего делать точно не стоит. Я за то, чтобы он ощутил репутационный ущерб и в будущем лучше фильтровал то, что выносит на публику.

Когда был похожий скандал вокруг «Кофемании», её владельцы изменили дискриминационные правила, и публично извинились. И это нормально. Посмотрим, какое развитие примет этот случай.

Хорошо бы нам всем, независимо от пола и наличия или отсутствия детей понимать, что материнство — это тяжкий труд, который закладывает основу будущего общества, и жить в этом обществе нам всем придётся уже лет через 20. Мужчины часто бывают недружелюбны к матерям с детьми. Даже к своим детям мужчины часто не испытывают родственных чувств. Это — позор нашего общества, то, что нужно отремонтировать в нём в одну из первейших очередей. Никто не рождается сразу взрослым, и первые годы жизни любой человек приносит много неудобств окружающим. Но вычёркивать детей из общества только за то, что им физиологически не под силу себя контролировать — это жестоко по отношению к матерям и бессмысленно. Где и каким образом дети должны научиться себя вести, если они не будут появляться в обществе? Изучать нормы поведения по учебникам, а к совершеннолетию сдавать экзамен перед допуском в рестораны?

В мире проблема «не хочу слышать детский ор» решается при помощи дополнительной платы. Чайлдфри-рейсы, чайлдфри-отели, вполне могут быть и чайлдфри-рестораны — и наверняка они будут пользоваться спросом. Но идти в ресторан, на котором нет такой таблички и ждать, что там не будет детей?

Многие также пишут, что им неважно, что говорит владелец сети, если в его ресторанах дружелюбны к детям — есть детские комнаты, специальное меню и приветливый персонал. Но другое общество, в котором будет место всем, мы сможем построить не только когда у нас появится социально-ответственный бизнес, но и социально-ответственное потребление. То есть, когда клиенты начнут голосовать рублём за ценности, транслируемые владельцами бизнеса. В цивилизованном мире любое дискриминационное и исполненное ненависти высказывание владельца бизнеса означало бы смерть этого самого бизнеса — примеров тому масса. Там, где слово действительно не воробей, публичные люди думают о том, как их высказывания отразятся на их кошельке. Только когда риторика ненависти будет мгновенно приводить к опустевшим залам, мы сможем построить общество с нулевой терпимостью к насилию.

Для тех, кто в «Тануки»: дети — тоже люди, только маленькие.

Фото: Getty images

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст