РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Твое место на кухне: как женщин заставили заниматься бесплатно домашним трудом

Журналистка Наталья Абаканович изучила старые подшивки газет и журналов и выяснила, как женщинам внушали мысль о второстепенной роли в жизни общества.

Люблю старые газетные подшивки и журналы. Любила старые советские, теперь вот с наслаждением листаю швейцарские. Какие фотографии, какие репортажи и интервью! Превосходно иллюстрированные разделы мужских хобби. Удочки, ружья, гоночные автомобили. Удивительно, как вроде бы новомодная теория условных «десяти тысяч часов» (впрочем, уже опровергнутая) была тут популярна еще в пятидесятые годы. Например: даже крестьянин может стать неплохим автомехаником (и получить доходную специальность), если будет посвящать изучению автомобиля не менее пяти часов в неделю в течение трех лет. И поэтапные курсы, публиковавшиеся в соответствующем разделе журнала – такое вот дистанционное обучение середины прошлого века.

Обязательные дамские страницы. Или целые дамские журналы. Ну конечно, сто и один способ стать красивой? Посмотрим: немного про кремы и чудо-шампуни, еще меньше косметики и под каждым абзацем — стиральные порошки, чистящие средства, отбеливатели, приправы, кухонная утварь. Обязательный небольшой раздел международных и отечественных новостей, но основное — это выкройки, рецепты, советы по ведению домашнего хозяйства. Ах да, еще реклама средств от отеков, вздувшихся вен, мешков под глазами, «нервной» бессонницы и потрескавшихся рук. В журналах для праздных швейцарских домохозяек темы хобби не было совсем. Если не считать рекламы ароматических бомбочек для ванны.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Листаю подшивки, отматывая историю то вперед, то назад. Содержание женских журналов остается неизменным, меняются лишь фасоны модных выкроек и названия чистящих средств. Бушевали войны, мир раскалывался и соединялся наново, менялись правительства, создавались новые экономические модели, а женщинам предлагали осваивать новые кухонные плиты и стиральные машины — вот и все приметы прогресса. В 1897-м, в 1920-м, в 1945-м и 1963-м. Даже стилистика заметок и статей в этих журналах неизменна и до того узнаваема, что, если бы не немецкий язык, я бы приняла эти журналы за улучшенное издание советских «Работницы» или «Крестьянки». Это другая реальность — точнее, еще одна, параллельная: есть мир свершений и развития, а есть мир плиты, детских вязаных чепчиков и мыльной пены, и этот мир — женский.

Опровергнутое правило десяти тысяч часов не отменяет главного: освоить новую профессию или область знаний можно при наличии свободного, только этому изучению отведенного времени. По-ломоносовски идти за рыбным обозом к гениальности могут единицы в столетие; миллионам же обычных людей для получения и усвоения обычного прикладного знания необходимы специально выделенные для этого ресурсы. Ресурсы времени, сил, внимания, возможности непрерываемо концентрироваться, обдумывать, практиковаться, ошибаться, анализировать ошибку и снова делать. Не десять тысяч часов — так двенадцать, не двенадцать — так восемь. Но эти тысячи часов должны быть.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Знаете, сколько часов своей жизни среднестатистическая, например, финская домохозяйка начала ХХ века тратила на мытье и вытирание посуды? 30 450 часов.

В 30-х годах Ассоциация повышения эффективности труда Финляндии провела масштабное исследование неоплачиваемого труда финских домохозяйств. Организовала и возглавила это исследование ученая Майю Гебхард, с юности интересовавшаяся изучением «невидимых» экономических сил. Тридцать тысяч четыреста пятьдесят часов за мытьем и вытиранием посуды!

Во время Второй мировой войны 51% промышленных рабочих Финляндии составляли женщины, однако и тогда посуду за них никто не мыл, как не мыл полы, не стирал и не шил детские рубашки и постельное белье. Не готовил еду, не обмывал младенцев и стариков. Понятие «вторая домашняя смена» — совсем не новая феминистическая придумка. Колоссальный объем домашнего неоплачиваемого труда, его вклад в национальную экономику и в целом в экономическую безопасность государства, умели считать еще в позапрошлом веке. Никто, правда, не пытался снять с этого труда традиционную гендерную привязку. Даже Майю Гебхард, на цифрах показавшая масштаб работы домохозяек, понимала, что снизить огромную нагрузку непрерывного труда путем равного его распределения на обоих супругов не удастся. Мужчины не будут мыть полы и посуду, не станут готовить на всех еду, пеленать своих детей, подносить судно собственным немощным родителям. Даже если с рабочей смены вернутся они оба, к плите и лохани встанет жена.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

После войны Гебхард разработала и внедрила в массовое производство сушильный шкаф — помните, в советских кухонных гарнитурах тоже был такой? Шкаф с решеткой для стекания воды с вымытой посуды? Это новшество тогда позволило вдвое сократить те самые 30 тысяч часов. 15 тысяч часов на вытирание посуды насухо и складывание ее в буфет... Как там говорят: «Женщины — умственные середнячки; среди мужчин больше идиотов, но больше и гениев»? Если брать на веру это утверждение, то надо же как по-разному распоряжаются свободными тридцатью тысячами часов мужчины, если при таких ресурсах умудряются кокетливо относить себя к идиотам, а гениев по-прежнему единицы...

Кстати, Майю Гебхард не получала патента на свою разработку (входящую ныне в 100 величайших финских изобретений). Ну-ка, посмотрим. Модели сушильного шкафа трижды патентовались в США: в 1890 (Robina Wood), в 1928 (Angiolina Scheuermann) и в 1932 (Louise R. Krause) годах. Ни один из патентов тогда не удалось внедрить в американское производство. Может, изобретательницы не смогли убедительно продать свои патенты, а может, разгадка в другом. Когда-то давно в английской книге по домоводству я встретила фразу, которую запомнила почти дословно: «Хорошая хозяйка никогда не оставит посуду сохнуть на столе, где летают мухи и может завестись плесень, а незамедлительно вытрет ее чистым полотенцем, начистит до блеска приборы и бокалы, и протрет котлы и сковородки. Нерадивая хозяйка хуже мух и плесени»... Похоже, дело в этом. Производители не собирались потакать нерадивым хозяйкам. Сохнущая сама по себе посуда — это плевок в сторону традиционных ценностей (и лишние пятнадцать тысяч часов у женщин).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Да-да, посудомоечная машина решила и эту проблему. Как давно вы пользуетесь посудомоечной машиной? Лет десять? Не ошибусь, если предположу, что у немалой части женщин планеты и по сей день нет доступа не то что к бытовой технике — к водопроводной воде. Возможно, и сервизов для мытья у них нет, но кто-то ведь собирает, моет и скручивает в тарелку эти пальмовые листья, чистит эти кокосовые скорлупки, скребет деревянные плошки, полощет глиняные миски? Сеет, полет, поливает, жнет, перебирает и толчет в ступе зерно, копает корешки, мелет жерновами муку, собирает хворост для костра, таскает в кувшине на голове из дальнего источника воду, кипятит, помешивает, зажаривает, раскладывает, подает, подливает и убирает? И снова, и снова, каждый день, изо дня в день. Стирает веселые цветные тряпки, раскладывает холсты на солнце, обмывает стариков и младенцев. Микродела, тысячами часов съедающие всю жизнь.

Кто в вашем доме покупает средство для мытья посуды и чистящее средство для унитаза? Отбеливатель для белья? Ополаскиватель, стиральный порошок? Для цветного и белого? Кто оценивает их качество, делает выбор, следит за пополнением запаса, использует эти порошки по назначению? Моет окна, пытается отбелить пожелтевшие пластиковые рамы, стирает и утюжит шторы? Кто замывает пятно от детского кала на обивке дивана? И не одно пятно, и не раз. Чистит плиту, замачивает и оттирает пригоревшие сковородки, меняет кухонные полотенца? Кто точно знает по опыту, какая губка для мытья посуды лучше? Знает, где лежат носки, сколько в холодильнике замороженного мяса, хватит ли макарон в пачке до конца недели? Кто каждый день, каждый день, каждый день планирует, рассчитывает и готовит еду из того, что есть, справляясь без того, чего нет? Втискивает в бюджет непредвиденный расход на поломку машины или заболевший зуб ребенка, помня о том, что каждый день, каждый день, каждый день надо найти из чего приготовить поесть?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Микродела, микрозадачи. И в богатой Швейцарии, и в неуклонно богатевших Штатах, и в долго богатевшей Финляндии, и в разной Англии, и в Беларуси с бывшим Союзом. Тут час, там полчаса, на то полдня, на это всю субботу. Память, забитая тысячью мелочей и мелочишек вроде жесткости губки для мытья посуды или рецепта рыбных котлет. Но, раз уж так хочется знаний, разве так сложно выкроить пять часов в неделю?! Из тех самых 15 тысяч часов из-под невытертой посуды? Белозубая домохозяйка из прошлого века смотрит на меня укоризненно. Ее дочь идет завтра на школьный утренник в идеально отутюженном платье, а ее сын полюбил наконец рыбные котлеты по новому рецепту.

Ей не за что укорять своих далеких преемниц. Что там в XXI веке гуглят современные работающие женщины? Котлеты и выведение пятен. Средства от отеков и вздувшихся вен. Удочки, ружья и гоночные автомобили, снаряжение для сноркинга, дайвинга, байкинга, бэйсджампинга и серфинга по-прежнему в категории мужских поисковых запросов.

Наверное, у мужчин есть ресурсы. Есть свободное время, средства, покой на освоение новых информации и навыков, незагруженные зудящими микроделами и микрозадачами мозги, в конце концов. Десятки тысяч свободных, ничем не занятых, неприкосновенных часов. Гениев, правда, по-прежнему единицы. Нет, это не упрек. Просто в старых женских журналах так много рекламы стиральных порошков, а в мужских ее совсем нет, только обсуждение хобби и мировой политики. Как будто две параллельные реальности, и за сто лет ничего не изменилось. Кроме появления посудомоечной машины, в кнопках которой искусно разбираются по-прежнему только женщины.

Фото: Getty images

А у вас есть время для хобби?
Да
Нет
Загрузка статьи...