Трагедия в Кемерово. Как пережить боль?

Семьям погибших, пострадавших и просто всем нам нужно пережить трагедию в Кемерово, потом станет легче, считает психолог Ольга Макарова, много лет проработавшая в МЧС.
Мария Васильева
Трагедия в Кемерово. Как пережить боль?

Я хочу вынести из комментариев к предыдущему посту ответы на два самых частых вопроса.

Первый. Что можно сказать тем родителям, которые потеряли детей, как их вообще можно утешить? Могут ли они найти новые смыслы в жизни? Кто-то вообще считает, что бесполезно помогать, так как в такой ситуации ничто помочь не может. Вот, что я думаю.

«Утешить» можно ребенка, у которого отобрали игрушку. А родителей, которые потеряли детей утешить невозможно.

Но это не значит, что надо бросить их одних в горе, не помогать.

Не могу согласиться, что помощь бессильна. Согласилась бы, если бы не занималась этой работой почти 20 лет. Это страшно, но это не единственная ситуация в которой погибли дети. Были Беслан, Булгария, Трансвааль- парк, авиакатастрофы… Дети умирают от болезней и несчастных случаев. Эти утраты невосполнимы для родителей.

Что им говорить? К сожалению, нет простых слов и алгоритмов. «Утешить» родителей невозможно. Но есть смысл в помощи. Этой работе я много лет училась, это ювелирная, индивидуальная работа с человеком, с семьёй. Поиск новых смыслов, внутренних резервов, осознание потери, поиск себя в другой жизни. Всего не перечислишь. Придется собирать себя заново, по кусочкам. Это долгая, кропотливая работа. На месяцы и даже годы.

Мы работали на одной авиакатастрофе, там семья потеряла двух маленьких девочек и бабушку с дедушкой, то есть своих родителей. И свое будущее потеряли, и прошлое. Мы работали с этой семьёй. И знаете, сейчас у них есть фонд «Прерванный полет». Они помогают тем, кто потерял близких в авиакатастрофах. У них дети. И свои, и приемные. Они живут! И таких примеров в моей работе много. Очень много. Я знаю, что это не бесполезно. Но безумно, безумно тяжело. Это самое-самое страшное в жизни, что может случиться.

Смогла бы я пережить такое? Без помощи точно нет! Очень, очень в этот момент нужна помощь.

Второй вопрос, который мне сейчас часто задают: «а нам, сторонним наблюдателям, пропустившим всю боль через себя, сопереживающим, если сложно жить и радоваться, когда там такое горе. Как быть?»

То, что мы сейчас чувствуем, это абсолютно нормально при таких жутких обстоятельствах. Это говорит о том, что мы все ещё люди, которые способны испытывать сострадание, и в основе у нас заложено добро. Поэтому зло так шокирует, ранит, выбивает из привычного ритма жизни, вызывает протест и возмущение. Но как бы сейчас ни было тяжело, наша психика очень сильная и способна к восстановлению.

Постепенно все вовлечённые в эту трагедию, смогут жить, дышать, работать, смеяться — вернутся к прежней жизни.

Помните, какой ужас был у людей после взрывов домов, после терактов в метро, как боялись спускаться под землю и выбегали на каждой станции подышать. У большинства людей это проходит само. Они ничего не забывают, это теперь их опыт, их память, их боль, но такая, которая не нарушает жизнь.

Но вот если проходят дни, недели, месяц, а человек не чувствует никакой динамики к улучшению своего состояния, нарушается сон, аппетит, появляются страхи, депрессия, тогда необходимо обратиться к специалистам! Будем внимательнее к себе и к своим близким, чтобы вовремя помочь.

Источник: Ольга Макарова/Фейсбук

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст