Тонкости соблазна

Психолог Галина Тимошенко исследует исконный смысл понятия «соблазн».
Тонкости соблазна

Вот интересно, что означает на самом деле слово «соблазн»? Каков его исконный смысл?



Итак, соблазнитель. Предлагаю все соблазняющие действия разделить на три категории: соблазны малый, средний и большой. Речь, разумеется, идет не о величине греха, содеянного в результате соблазнения, — это вовсе не по моей части. Я подразумеваю масштаб целей, преследуемых соблазнителем.


При малом соблазне эти цели вполне невинны: легкий флирт, в результате которого каждый из участников испытывает весьма приятное чувство единения с собственным полом — или вообще вспоминает о наличии у себя такового... Не менее приятным результатом оказывается некое эротическое возбуждение, вовсе не предполагающее перехода к каким бы то ни было активным действиям по его реализации. В этом случае я, честно говоря, вообще не очень понимаю, можно ли подобное малое соблазнение вообще считать грехом. Хотя, конечно, если любое удовольствие — или, во всяком случае, стремление это удовольствие получать — считать грехом, тогда да...


Средний соблазн — дело другое. Целью такого соблазнения является заполучить конкретного партнера по вполне конкретным постельным действиям. Правда, и в этом случае лично я не вполне готова считать подобное деяние греховным или даже заслуживающим какого-либо порицания. Если уж люди все равно способны сексом заниматься, то целый ряд неудачных попыток поиска желающего того же самого партнера легко можно и пропустить. Зачем мучиться, если есть вполне конкретная особь другого пола, всеми силами показывающая свое намерение заняться тем же самым, причем именно с тобой?!



Разновидностью среднего соблазна, на мой взгляд, можно считать соблазнение уже действующего сексуального партнера. То есть между нами уже неоднократно все случалось, и по итогам происходившего я отнюдь не против повторения. Я совершаю некие действия, напоминающие моему партнеру об уже испытанных нами совместных радостях. В результате (если он, конечно, достигнут) партнер также об этих радостях вспоминает, и... Опять-таки — кому плохо?


И, наконец, большой соблазн. Тут все куда сложнее и непонятнее. Речь идет о ситуациях, когда женщина (почему-то чаще всего в таких случаях соблазняет именно женщина...) соблазняет с целью создания крепкой и дружной семьи. Тут для меня загадкой является практически все. Каким образом мужчина, павший жертвой подобного соблазна, должен догадаться, что у женщины есть еще какие-то планы, кроме постельных?! И даже если он догадается, из чего следует, что он немедленно должен к таким планам присоединиться?! Вполне можно представить себе некоего среднестатистического мужчину, который свято убежден: если женщина попыталась соблазнить его, то что ей помешает, ставши ненароком его женой, захотеть соблазнять кого-то еще? И зачем ему такая мина замедленного действия под боком?



Так ведь и мужчина так же! Насмотревшись на ваши эротические достоинства, он благостно успокаивается при мысли о том, что у него совершенно точно имеется возможность свои потребности удовлетворить, и на все прочие составные части вашей привлекательности внимание обращать перестает. Ваши доброта, заботливость, терпимость и пр. остались за бортом его любопытства. Большая цель достигнута быть не может. Все это, может, тоже и не грех — во всяком случае, с моей психотерапевтической точки зрения, — но уж точно здравым смыслом (в отличие от малого и среднего соблазнов) не пахнет.


А теперь перейдем к соблазненным. Честно говоря, мне трудно представить себе человека, поучаствовавшего в малом соблазнении — читай: во флирте, — который имел бы по этому поводу какие-то претензии. В равной степени не удается мне вообразить и того, кто по итогам среднего соблазнения принял участие в конкретном сексуальном действии и получил соответствующее удовольствие. Нет, конечно, если рассчитывал он на один уровень удовольствия, а обломился ему уровень намного меньший — тогда да... Но ведь и тогда он будет злиться не на сам факт соблазнения, а на несоответствие рекламы качеству товара. Только тут уж все просто: кто ж в наше время верит рекламе?! Проверять надо...


И даже не слишком невинная — как мы уже договорились — жертва большого соблазнения способна быть в претензии по отношению к коварному соблазнителю или соблазнительнице только в одном случае: если ее первоначальные намерения никоим образом не предполагали ничего такого матримониального... Вот только что с приставкой «со-» делать-то?!



ФОТО: FOTOBANK/GETTY