РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Темная сторона отношений. Почему нам хочется бежать от хороших партнеров

Теплые, уютные отношения или огонь и страсть? Мы понимаем, что «правильны» первые, но почему иногда мечтаем о других партнерах?

Почему, даже при наличии теплых, поддерживающих, партнерских отношений, женщины всё равно могут мечтать о ком-то, кто мог бы «встряхнуть и тр*хнуть», по меткому  выражению одной из моих клиенток (все используемые цитаты – с разрешения авторов)?

Потому что часто поначалу мы так стремимся к идеальной картинке, что забываем, что у всего есть «темная» сторона. И у нас тоже, и у наших любимых, и полезно знать, как пользоваться всеми своими сторонами. Иногда, только оказавшись в близких отношениях, можно обнаружить некоторые части своей личности. Скажем, есть такая, часто неосознанная, мечта: «Хочу такие отношения, чтобы меня носили на руках» или «чтоб идеально заботилась обо мне и моих носках». Что, в принципе, одна и та же мечта с поправкой на гендерные стереотипы. Так выглядит бессознательная фантазия о регрессе в младенческое состояние, когда хорошая мама сможет позаботиться о всех нуждах ребенка. А есть ли при этом у мамы своя жизнь, любит мама (или партнер) пряники или бокал розе, как она заботится о себе – это за пределами фокуса внимания «потребителя».

Из этой же фантазии происходит идея, что в отношениях не нужно ничего обсуждать, «нормальный» партнер, как мама о потребностях младенца, должен обо всем догадаться сам. «Если нужно объяснять, то не нужно объяснять».

Если в отношениях мы хотим видеть себя таким «младенцем», это значит, что пока мы многого не знаем ни о себе, ни о том, чего хотим, как взрослые люди. И самое парадоксальное: даже если мы находим такого сверхзаботливого партнера, с которым можно слиться в полудетском удовольствии, через какое-то время эти отношения перестают быть желанными: другие части нашей личности не удовлетворены. Если мы это не осознаем, можно начать снова мечтать, как нас из этих отношений спасет кто-то «лучший». Увы, это тоже может помочь только на время. Потому что мечта о том, что кто-то придет и спасет, – это мечта ребенка. А взрослая часть останется неудовлетворенной. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

О важности агрессии  

Из чего состоит наша взрослая часть? Например, из нашей способности реализовать себя не только в пассивной и потребительской роли, но и в активной: той, которая желает и действует. Строит планы, находит решения и добивается цели. Это требует смелости, и это невозможно без умения обращаться со своей агрессией. 

Агрессия нам нужна как биологически (это мощный «включатель» для нашего тела, для его мобилизации), так и психически – для того, чтобы меняться (работа над изменениями начинается, когда мы не можем удовлетворить свои желания) и менять окружающий мир. 

Первые проявления агрессии – младенец тестирует отношения между ним и мамой, кусая грудь. В этот момент он обнаруживает, что есть «другой», а это значит, как он поймет позже, есть конфликт интересов. И границы. 

Отчего мы бежим из хороших отношений
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дальше ему предстоит множество приключений в мире, где есть «другие», – долгое исследование того, что можно делать со своей агрессией и как настаивать на своей воле и своих желаниях, не разрушая отношения и близость. При этом одно из важнейших конструктивных проявлений агрессии – это защита своего пространства и своих границ. 

В тех «идеальных отношениях», которые описаны выше, люди бессознательно приняли решение выключить агрессию: в их фантазии она может только разрушать. Заодно они утратили ощущение собственных границ. И, чаще всего, способность чувствовать страсть. Страсть возможна, когда границы существуют. Если мы оба избегаем агрессии, мы избегаем обсуждения границ. Табличка «Сюда нельзя!» – смелое обозначение границ, которое появляется на дверях комнат подростков, это знак их взросления. Так выглядит здоровая сепарация, не всем доступная. 

И почему мы ее выключаем 

Как люди учатся выключать и запрещать агрессию? Они вынуждены, если агрессия не принималась в родительской семье или если она оказалась слишком травматичной.

Кто-то устал от конфликтных или деструктивных отношений в семье, очень не хочет быть похожим на «плохих родителей» и становится идеально конструктивным – и это может сильно утомлять близких. Кто-то был настолько напуган агрессией родителей, что изо всех сил стремится к безопасности, и даже нахмуренные брови партнера напоминают о травме.

Есть и другие варианты. Например,  сверхзаботливый партнер, который очень стремится быть хорошим для других. В основе такого поведения – огромный страх отвержения. Если я боюсь, что меня отвергнут, как я могу предъявлять себя, говорить о своих желаниях? Мое самое большое желание – сделать все, чтобы меня не отвергли. Какая уж тут агрессия. Она, конечно, есть, но направляется на самого себя, например, на саботаж собственных  потребностей, а еще можно побольше поработать на удовлетворение и спасение других. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Что нас возбуждает 

Способность испытывать сильные желания, в том числе сексуальные, связана со способностью быть агрессивным. Это возбуждает даже тех, кто сам не рискует быть страстным.

А еще возбуждает – особенно женщин в мужчинах – ощущение партнера могущественным и ценным (а человека без агрессии иногда легко обесценить, ведь он предпочитает не бороться за свои интересы). 

Тут очевидны и социальные, и биологические механизмы, которые сходны с выбором партнера у некоторых обезьян. Там самка тестирует самца на партнерство, протягивая лапу к его еде: если самец не нападает – значит, после еды можно и к ухаживаниям приступать. А у какого самца есть еда? У сытого и уверенного в своей безопасности. И достаточно агрессивного, чтобы преодолеть преграды и найти столько еды, чтобы хватило двоим и, в перспективе, троим. И самке нужна агрессия – чтобы защищать свои границы, свою еду и своих детей. 

Какими бы цивилизованными мы ни были, наша сексуальность включается примерно там же, где и охота за самцом или самкой, и, конечно, это о преодолении границ.

Сексуальность легче разыгрывать в деструктивных отношениях. Секс может быть способом отыграть агрессию, наказать, утешиться при чувстве тревоги, способом снятия напряжения – во всех этих случаях тому, кто «утешается», не до партнера и его удовольствия. Если мы все детство ощущали, что об нас утешаются или на нас отыгрывают агрессию, – для нас это привычное переживание близости и даже удовольствия. Иногда требуется большая работа с психикой, чтобы отделить одно от другого.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Отчего мы бежим из хороших отношений

Что в такой ситуации происходит с тем, кто «утешает» себя об кого-то терпеливого? Либо он разрешает себе быть плохим – постепенно становится очень требовательным и пассивно агрессивным в том числе. Либо тоже изо всех сил стремится быть очень хорошим, а то и соревноваться в этой «хорошести».

А если мы в паре оба «хорошие», стремимся к идеальности и застряли в этой роли, значит, мы стараемся все сохранить, ничего не менять, ничем не рисковать. И не показывать свое недовольство, раздражение и усталость. И свое желание отдельности. Все это накапливается, напряжение увеличивается, но гнев нельзя показать. 

Куда такая пара может вынести агрессию? Иногда – на борьбу с окружающим миром (и ипотека – не худшее решение) или с его несовершенством. Но часто – в страсть на стороне или в мечты о страсти (и это объясняет успех книги про пятьдесят оттенков). 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Варианты моделей

Как выглядят сексуальные отношения при безопасной привязанности? «Давай сделаем друг другу хорошо». В этом много взаимного интереса, узнавания, как именно партнеру хорошо. 

Как выглядят сексуальные отношения при других типах отношений? Если мы достаточно доверяем друг другу, мы принимаем агрессию свою и друг друга – но в определенных пределах, конечно. Что помогает нам совместить два типа отношений –и нежные, и страстные, агрессивные – в рамках пары? У нас для этого есть прекрасный механизм – управление границами. В любых отношениях у нас есть два «движения» – к близости и к «отдельности». 

И агрессия – один из способов преодолеть дистанцию или создать дистанцию. Агрессия может быть реакцией на то, что границы нарушены, и агрессия может быть стремлением к сближению.

В целостных и здоровых отношениях всегда есть цикл «сближение – отдаление», где партнеры то хотят больше личного пространства, то сближения, где они понимают, что это нормально, и где агрессия распределяется дозированно для защиты своих желаний, озвучивается: «Я сейчас злюсь».

А в семьях со скрытой агрессией партнеры могут долго терпеть, ничего не говорить, потом – как будто внезапно – что-то случается, что позволяет выпустить пар (скандал, запой), и возвращаются к привычному взаимодействию. И это именно те способы жизни с агрессией, которые потом стремятся избежать дети из такой пары.

Разница между агрессией и насилием – в способности услышать «нет». О приемлемых формах выражения агрессии партнеры могут договариваться, уважая право злиться друг на друга, быть живыми в отношениях.

Эти дети, даже повзрослев, могут быть так напуганы, что на тему агрессии в отношениях им сложно говорить. Им сложно видеть ценность дозированной агрессии и агрессивных желаний. А фраза типа: «Я бы хотела, чтобы он меня за волосы схватил и отымел, как сучку», – чаще звучит на приеме у психолога, а не в отношениях с партнером или с подругами: «Вдруг много взаимного интереса, узнавания, как именно партнеру хорошо. 

Как выглядят сексуальные отношения при других типах отношений? Если мы достаточно доверяем друг другу, мы принимаем агрессию свою и друг друга – но в определенных пределах, конечно. Что помогает нам совместить два типа отношений – и нежные, и страстные, агрессивные – в рамках пары? У нас для этого есть прекрасный механизм – управление границами. В любых отношениях у нас есть два «движения» – к близости и к «отдельности».  
меня воспримут как ненормальную?» Да, возможно, ведь проявления агрессии становятся все большим злом в глазах общества. 

У Станислава Лема есть великая книга «Возвращение со звезд» – космонавт возвращается в мир, где все привиты от агрессии. Как жить в этом мире, с его хрупкостью и новыми законами? Герой  находит способ любить, выключив агрессию. Возможно, найдем его и мы. Но пока счастливей чувствуют себя пары, которые смогли сохранить способность заниматься сексом со взаимным интересом и страстью. 

Загрузка статьи...