Разговор с психологом: сильная женщина в тени мужчины

Почему мужчины вырождаются? Такие стали слабые, неприспособленные…
Игорь Мартынов

О сильных мужчинах и мудрых женщинах рассуждает психолог и теле-ведущая Галина Тимошенко
Любимая тема наших женщин: почему мужчины вырождаются? Такие стали слабые, неприспособленные, беспомощные, отвечать ни за что не хотят…


Интересно, кстати, заметить, что, насколько я знаю, мужчины не ведут разговоров о том, какие женщины стали воинственные, жесткие, сильные, ни за что не хотят подчиняться… Вот как вы думаете, почему так происходит? И в самом ли деле мужчины стали такими уж безответственными и слабыми? И если все-таки стали — то почему?
Обратите внимание, какие женщины на эту тему любят рассуждать.


Мне трудно представить, что о слабости мужчин будет сокрушаться женщина тихая, мягкая, умеющая быть в тени и готовая отдавать пальму первенства мужчине — какой бы он ни был. Попался ей мужчина мягкий, послушный и не слишком самостоятельный — значит, так тому и быть, будем слушаться такого. А «сильные» женщины теоретически подчиняться готовы, но только в тех случаях, когда мужчина всегда принимает решения, которые по каким-то объективным критериям будут вернее женских? Тогда получается, что сильный мужчина — это тот, кто всегда принимает абсолютно безошибочные решения. Ничего себе гордыня: мечтать полюбить бога, да еще при этом надеяться на взаимность…


Дамы, давайте вернемся в реальность: где ж столько богов найти? Среди человеков, как известно, вечно правых не бывает, а наш уровень развития цивилизации по определению предполагает единобожие… Боюсь, именно поэтому тема мужского вырождения намного чаще муссируется в компаниях женщин решительных, уверенных в себе и успешных в чисто социальном смысле. Вам это ни о чем не говорит?


У многих на этот вопрос всегда наготове ответ: таким женщинам действительно трудно найти мужчину, который был бы сильнее и успешнее, чем они, — вот потому они и мучаются. Только возникает вопрос: эти женщины сначала стали крутыми бизнес-леди, а потом обнаружили, что нет мужчин им под стать?


Или они потому такими крутыми и стали, что изначально были не готовы оказываться на вторых ролях и принимать мир и его население такими, как они есть, — им больше нравилось мир переделывать? И если верно второе предположение, то нужны ли им сильные и решительные мужчины?


Ведь сильный и решительный мужчина действительно принимает решения, и ему безразлично, согласна ли с этим женщина. То есть женщина, которая говорит: «Да, дорогой» — независимо от того, устраивает ли ее решение мужчины, сильно отличается от женщины, которая это самое «Да, дорогой» произносит исключительно в тех случаях, когда мужчина говорит именно то, что ей бы хотелось.


Получается забавная картинка: сильных мужчин ищут женщины, которым такие мужчины совершенно не нужны. Тогда почему же они ищут именно таких — или во всяком случае говорят, что ищут? Может, только затем, чтобы попытаться подчинить их — а затем выйти на новый виток разговора: дескать, встретила одного такого, думала — хоть этот окажется «настоящим полковником», ан нет! Такой же, как и все. Впрочем, возможно и еще одно объяснение. Не правда ли, выигрывать всегда интереснее у сильного партнера?


Кстати, задумайтесь над теми выражениями, которыми у нас частенько описываются отношения между мужчинами и женщинами. «Проблемы НА ЛИЧНОМ ФРОНТЕ», «отношения с ПРОТИВОПОЛОЖНЫМ ПОЛОМ», «гордиться своими любовными ПОБЕДАМИ»… Как говорим, так и думаем — и каким же образом, скажите на милость, с тем, что «противоположно», «на фронте» может не быть проблем?


И еще одно весьма интересно. Даже физики, говорят, уже вполне уверены в том, что тот, кто наблюдает за каким-то явлением, неизбежно сам оказывает влияние на наблюдаемое. А в жизни почему-то люди умудряются сей факт игнорировать. То есть женщина ищет мужчину, который бы в точности соответствовал необходимым критериям. Потом она находит кандидата — но, ведь чтобы определить, действительно ли он этим критериям соответствует, с ним надо как-то общаться! Вот она и общается — как умеет. И тем самым сама оказывает на него определенное влияние. И дальше у него есть только три пути.


Первый: влиянию поддаваться — и тем самым подтвердить ее правоту относительно мужского вырождения. Второй: уйти, справедливо рассудив, что если любовь — это фронт, то потери неизбежны с обеих сторон и нечего в такую войну ввязываться. И третий: остаться и вести эту самую войну с намерением доказать, что у него есть свои права и свои мнения.


Только старается доказать свою силу лишь тот, кто в ней не уверен: ведь если человек точно знает, что он силен, то для него очевидно, что окружающие это тоже понимают, а если не понимают — то это сугубо их личная проблема, и зачем тогда что-то доказывать? Выходит, что и на третьем пути у женщины нет шансов убедиться в том, что сильные мужчины на свете встречаются. В общем, куда ни кинь — всюду клин. Вывод один: мужчины стали слабыми, а женщины — сильными.


Правда, при этом женщины умудряются еще и жаловаться на то, что мужчины не пускают их во власть и в бизнес. Получается несостыковочка получается: если мужчины слабее, как им удается что-то женщинам не позволить? Физической силой скромнее наделен, но все же победил — значит, душевно сильнее, или хитрее, или техничнее… А значит, все равно в чем-то сильнее. Так о чем речь-то?!


Задумайтесь над забавной штукой: слово «женственность» в применении к мужчине в нашем языке всегда воспринимается чем-то явно не слишком похвальным, почти что уничижительным. А вот «мужественность» в применении к женщине — практически орден за неисчислимые человеческие достоинства. Можно, конечно, и это списать на мужской шовинизм: вот гады, не хотят быть на нас похожими. Вот только почему мы-то так гордимся, когда нас называют мужественными?!

Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст