Павел Абрамов: «Я - городской колхозник». Как москвич стал фермером

Павел Абрамов окончил географический факультет МГУ, играл в олимпийской сборной России по волейболу, а три года назад решил выращивать хлеб.
Татьяна Разумкова

Вдохновляет видеть, какрастет зерно, смотреть, как смалывается мука, и знать: это полезно и нужно людям!

В поисках органических продуктов

Мое увлечение сельским хозяйством нельзя назвать случайным, оно вполне сознательно связано с учебой на географическом факультете — агротехнические дисциплины у нас в программе были. Но все же большую часть жизни я серьезно и профессионально занимался спортом. Моя волейбольная карьера развивалась успешно, но я, разумеется, понимал, что в будущем мне предстоит сменить профдеятельность. «Век» спортсмена длится не очень долго — до 35, кто-то заканчивает в 40 лет. И хотя моя карьера еще не закончена, есть предложения и на следующий сезон, она, конечно, рано или поздно завершится. И свое будущее я вижу связанным именно с органическим агропроизводством.

Как все началось? Можно сказать, что идейной вдохновительницей компании «Чёрный хлеб» стала Маша Веденеева — сестра моей жены, Маргариты. Она уже давно сама печет хлеб, изучает и применяет старинные рецепты — на закваске, из цельнозерновой непросеянной муки. Часто Маша пекла хлеб и из органической муки иностранного производства, потому что отечественной такой, нужного качества, просто не было. Это причина номер один.

Вторая причина: сначала жена и ее сестра, а за ними и вся семья начали интересоваться здоровым питанием. Довольно быстро мы поняли, что по‑настоящему органические продукты — хорошие, качественные — найти чрезвычайно сложно. Мы были готовы перейти на органическую пищу всей семьей, но не могли — не устраивало качество того, что продается в сетевых магазинах. Ведь что происходит с продуктами крупных промышленных предприятий? При таких больших объемах производства органическое качество продукции стоит, мягко говоря, на одном из последних мест. Зато эти продукты, конечно же, содержат «химию» — улучшители, консерванты, «натуральные» красители, в мучных изделиях — хлебопекарные улучшители. По большей части все это неполезные для здоровья элементы.

Начали изучать, что же такое «органик». Я быстро понял разницу между псевдобиопродукцией и сертифицированной биоорганической продукцией — той, у которой действительно есть эко-био-органик сертификат. О техническом регламенте мы узнали позже, когда стали сертифицировать свою продукцию, но еще в начале выяснили главное — потребитель будет доверять только тому производителю, у которого есть документальное подтверждение «экологичности» его продукции.

А получить такое подтверждение — сложный процесс. Существует строгий технический регламент, в соответствии с которым каждый фермер, каждая организация ведет свою хозяйственную деятельность. Я могу точно сказать, что подавляющее большинство предприятий просто физически не может пройти эту сертификацию, радикально не перестроив всю систему работы. Переход с обычного способа производства, особенно для масштабных хозяйств, на экологическое — сложный и долгий процесс, поэтому на это идут с неохотой и с оглядкой, заранее оценивая все трудности. Направленность же нашего производства с самого начала была «органической», так что в этом отношении нам было чуть проще. Мы запланировали производить зерно, муку, хлеб. Два из этих этапов — зерно и мука — уже реализованы. Надеюсь, скоро сможем похвастаться и хлебом.

Как все начиналось

Я — городской колхозник

В Алексинском районе Тульской области у нашей семьи был участок земли. Когда мы приняли решение создать «Чёрный хлеб», приехали осмотреться. Увидели эту землю первый раз и испытали смешанные чувства: огромное поле, все заросшее бурьяном, полчища слепней… Объехали его, познакомились с местными фермерами. И… потихоньку начали работать.

Но не сразу затеяли свое хозяйство. Первый год трудились сообща с одним из местных фермеров. Так сказать, прицеливались: одновременно изучали и теоретическую, и практическую часть, готовились.

Чтобы понять, как сохранить природные особенности почвы и получить максимальный урожай, я читал труды известного ученого-агронома Ивана Овсинского. Именно этот автор, живший в 19−20 в.в., наиболее полно, правильно и для сегодняшнего дня вполне актуально описывает беспахотную систему земледелия, которая идеально вписывается в концепцию органического агропроизводства. Благодаря применению этой системы мы получаем цельное зерно, сохранившее всю свою природную пользу. Конечно, мы не используем никакие минеральные удобрения, другую «химию».

Метод обработки почвы тоже особый — без плуга. Плуг, если честно, — вредный кусок железа. Помимо того, что тратится много дизельного топлива, так еще процедура сильно иссушает почву, что повышает риски фермера в засушливый год. Но главное — плуг уничтожает все бактерии в земле, анаэробные и аэробные, одни он закапывает вниз, другие, наоборот, выкапывает наверх. Делается это для борьбы с сорняками, но получается, что сорняки закапываются глубоко и лежат в земле годами.

Итак, в первый год я сеял сообща с другим фермером. У нас сразу было понимание, какую продукцию мы хотим получить в финале. При этом мы, конечно, осознавали, что у «нашей» муки будет довольно высокая себестоимость, выше, чем у обычной. Но, во‑первых, она гораздо полезнее обычной, белой, во‑вторых, этот продукт предназначен для особых покупателей — для тех, кто увлечен и озабочен во‑ просом здорового питания, кому не все равно, что он ест и какими продуктами питаются его родные. Сейчас мы выращиваем 12 видов зерновых культур, в том числе и спельту (полбу) — это очень полезный, но подзабытый сегодня вид пшеницы.

Наше зерно выращивает сама земля

Из зерна, собранного с разных органических полей, получается мука с разным вкусом. Представляете?

Наше зерно выращивает сама земля

В этом году нашему предприятию «Чёрный хлеб» исполняется три года. Я могу сказать, что не вполне, но все же доволен тем, как все складывается и развивается. «Не вполне» — потому что по природе своей максималист, вечно стремлюсь к большему. Но при этом твердо уверен: начни я все сначала, сделал бы все так же. Да, многого, наверное, я тогда не знал, не умел. Но ничего, научился и узнал все необходимое в процессе. Без теории — сразу в практику, и на практике уже учился.

Да, можно придерживаться бизнес-плана (и мы его, конечно, придерживаемся), строго следовать определенным правилам, но жизнь, как правило, вносит свои коррективы, и появляется много разных возможностей, рождаются новые идеи и планы. Постепенно они будут реализовываться, тем интереснее жить.

Самым сложным, наверное, было переубедить людей в том, что все-таки можно выращивать зерно без применения удобрений, химикатов, естественным способом — таким, каким его взращивает сама земля. И, конечно, важно помнить о том, что любой процесс производства, что бы ты ни производил, должен делаться в соответствии с нашим законодательством, а это порой непросто. Есть определенные высокие, жесткие требования, есть много проверок, мы регулярно подтверждаем «органический» статус нашего зерна, но это и хорошо: на стол к потребителю должен попадать только качественный продукт.

Нам оказывает огромную поддержку и Министерство сельского хозяйства, и администрация Тульской области и Алексинского района.

А самое хорошее во всей этой истории то, что вдохновляет и помогает идти дальше, — ты видишь, как растет зерно, как смалывается мука, и точно знаешь — ты занимаешься делом полезным и нужным людям.

Все стараюсь делать для людей

Делать для людей

Не надо путать фермерство и личное подсобное хозяйство. Вот ты приехал, завел коз или печешь хлеб и продаешь односельчанам — это просто личное подсобное хозяйство, твои продажи от этого, конечно, не становятся предпринимательской деятельностью. Фермерское хозяйство появляется только тогда, когда ты начинаешь что-то делать для других, когда понимаешь, кто твой покупатель, что ему нужно. Конечно, это сложно, это совсем иной уровень ответственности: твой продукт будут есть люди, и ты должен знать, что лежит в каждой упаковке, в каждом пакете, который попадет к ним на обеденный стол.

Я знаю многих людей, которые покупают нашу муку и сами пекут хлеб. Однажды мы получили такой комментарий: «Купил вашу пшеничную муку, испек блинчики, а они получились необычные, обладают особенным пряным вкусом и ароматом. Почему так?»

Я отправился к нашему агроному за пояснениями. Оказалось, что причина вот в чем: на органических полях вместе с зерном цветет и клевер, и ромашка, и иван-чай, и другие растения. Во время уборки зерна, разумеется, что-то попадает в комбайн, измельчается, выделяется сок — и это отражается на вкусе муки. Представляете, в «органике» не бывает одинаковых урожаев. Из зерна, собранного с разных полей, получается мука с разным вкусом. Я считаю, это замечательно!

Хлеб из нашей муки теперь печет не только свояченица, но и жена. Но супруга на этом не остановилась. (Улыбается.) Маргарита научила печь своих подруг, так что теперь и их мужья, дети и близкие тоже едят зерновой хлеб из нашей муки. Он — настоящий, такой не купишь в сетевом супермаркете. Есть и еще одно. Для меня этот хлеб не просто вкусный. Приятно знать, что я ем свой хлеб. Буквально!

Папа выращивает колоски

Моя семья, как семья профессионального спортсмена, привыкла ездить по разным городам, мы редко подолгу живем в одном месте. Последний спортивный сезон, например, жили в Нижнем Новгороде, наверное, и в школу дочка пойдет здесь. Отпуск стараемся провести на море за границей. Летом рабочие дни я провожу в Алексине, выходные — в Москве.

Компания «Чёрный хлеб» за три года выросла: сейчас нам помогают двадцать человек, многие из них — местные жители. Не скрою, поначалу бывали сложности. Прежде чем мы стали слаженной командой, шел период притирки. Все мы знаем, что отношение к москвичам в регионах неоднозначное… Хотя москвичи часто сами бывают в этом виноваты. Но все проблемы в прошлом. Сейчас мы отлично ладим.

Жена Маргарита меня очень поддерживает. Несмотря на то что она отчасти скептик (всегда сначала думает о возможных неудачах), даже она с первого года была уверена, что у нас все получится. Да и статус «жена фермера» ей нравится. (Смеется.)

Я — москвич, у меня в столице мама, бабушка, друзей много, но для меня идеальная жизнь была бы такой: пять рабочих дней проводить в Алексине, а на выходные отправляться в Москву, потому что получить удовольствие от жизни в мегаполисе можно только в первую половину воскресенья, когда нет суеты и пробок. А когда я в деревне — режим жизни, конечно, совсем иной: гораздо раньше надо встать, да и рабочий день заканчивается уже в пять вечера. Но я же спортсмен, к режиму привык, мне это совсем не в тягость. К тому же недавно мои друзья-волейболисты в наших краях тоже открыли небольшой бизнес, так что стало ко всему прочему и веселее, теперь тут в округе много спортсменов, действующих и бывших.

Ну и конечно, природа! У нас же здесь, в Алексине, замечательные места — леса, поля, деревянные дома, небо, облака, горизонт виден… И дочка Александра, и сын Ярослав уже знают, что у папы двойная профессия — «он занимается спортом» и «выращивает колоски». Ничего пока не буду загадывать про будущее дочки и сына, уверен, что ребенку важно показать разные пути, куда можно двигаться, но мы с Маргаритой будем только рады, если в будущем дети смогут разделить наше увлечение и тоже поймут, что работать на земле — это здорово!

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст