Мне так удобно: почему мужчины сидят враскоряку в общественном транспорте

Менспрединг — мужская манера сидеть в метро, занимая два или три места сразу за счёт широко раздвинутых ног, — один из пунктов фемповестки, над которым принято потешаться примерно как над феминитивами или возмущением словом «тёлочка» в адрес женщин. Есть ли разница, как кто сидит? Наша колумнистка Ольга Карчевская считает, что есть.
Мне так удобно: почему мужчины сидят враскоряку в общественном транспорте

Относительно недавно все обсуждали вирусный ролик: девушка в метро поливала отбеливателем мужчин-менспредеров. О том, что ролик постановочный, можно было догадаться всего по одной детали — девушка уцелела. Кто-то может возразить: да её пальцем не тронули, потому что она баба.

Женщин ведь не принято бить, да? Правда, статистика насильственных преступлений против женщин несколько противоречит этому убеждению, к тому же у многих мужчин это работает так: женщина в их понимании — это нечто нежное, красивое, кроткое.

Как только человек женского пола проявляет грубость, агрессию и способность дать отпор, женщиной он быть мгновенно перестаёт. Именно так мне сказал мой сосед, разносивший стену кувалдой во время дневного сна моего ребёнка, когда я забыла присесть в глубоком книксене, напоминая ему про закон о тишине. Я показала ему с телефона, что с 13 до 15 нельзя шуметь и, когда он не прекратил, сказала, что я снимаю видео и вызываю полицию. В общем, вызывать её мне пришлось уже с сотрясением мозга. В итоге свои действия он прокомментировал так: «Я женщин не бью, но ты разве женщина?».

Так что все эти джентельменские настройки очень быстро слетают, когда женщина вдруг становится неудобной. А в ролике все только недоумённо вскакивали, а поливающая их водой девушка была прям удивительно неуязвимой. В итоге постановку разоблачили. Но своей цели ролик достиг — о менспрединге заговорили в широких массах.

Заговорили в ожидаемом ключе: феминистки все *запикано* сумасшедшие" (как будто до ролика их так никто не называл). Взяли проблему с потолка. Не понимают мужской физиологии.

Недавно подвезли объяснение: оказывается, «раздвигать ноги мужчине необходимо, чтобы поддерживать баланс из-за смещенного центра тяжести, поскольку мужчины, как правило, выше женщин. Высокий центр тяжести сужает треугольник равновесия. Когда вы сидите в движущемся автобусе, вы подсознательно садитесь в устойчивое положение — чем выше вы, тем ниже вам нужно погрузиться в кресло, чтобы оставаться в равновесии. Раздвинув ноги, можно расширить баланс треугольника».

А, ну если мужчинам так удобнее, то ладно, расходимся.

Немного комментариев из сети:

«Аргументация — наповал: «…выяснили, что в таком положении мужчинам сидеть действительно удобнее».

«Дальше соображалка просто не срабатывает — раз им удобно, остальные должны крючиться и ужиматься».

«Можно подумать, мне удобнее сидеть вдавленной в стену, или на краешке сидушки, или вообще стоять, рядом с удобно расположившимся мужчиной, сбалансировавашим свой треугольник».

«Мне удобней, сидя в метро, самолёте, электричке класть голову на соседа. А ещё мне помогает расслабиться произвольное накручивание и подергивание волос соседа. Я имею право требовать для себя комфорта?»

«Мне удобнее полулежать, чтоб ноги на одном уровне с телом были. Когда долго едем в пробке в машине, я иногда отодвигаю сидение и кладу ноги на приборную панель. Ничо, если и в метро буду с ногами на сидение залезать, дыа? Такова моя природа, ничего не поделаешь, обеспечьте мне!»

Гостеприимно распахнутые ляжки с бермудским треугольником посередине, в котором таинственным образом исчезают удобство окружающих, пара пассажирских мест по бокам, нормы социального взаимодействия, женское чувство собственного достоинства и здравый смысл.

Многие мужчины объясняют менспрединг тем, что сидеть со сдвинутыми ногами им мешают наружные половые органы. Разозлённые женщины в комментариях к этому часто вешают изображение садового секатора. Удивительно вот что: видимо, у всех мужчин эти самые органы как-то по‑разному устроены что ли? Почему одни мужчины спокойно сидят, не вторгаясь в личное пространство других людей (в особенности если они сидят рядом с другими мужчинами), а другим это так сложно сделать? У них там пожарный брандспойт что ли? Аномально увеличенный пенис, как у некоторых порносуперзвёзд? В одной из серий «Южного парка» гениталии мужчин увеличились до такой степени, что они были вынуждены перемещаться, скача на них, как на фитболах. Возможно, менспредеры испытывают похожие затруднения?

Гомофобия, по всей видимости, каким-то чудом делает так, что гипертрофированное мужское достоинство внезапно перестаёт быть таким уж мешающим. Если вокруг тебя не женщины, особенно в жару, когда ехать приходится в шортах, мужчины как-то что ли втягивают то, что обычно мешает им сидеть поскромнее. Один буддолог рассказывал мне, что ушниша у Будды (так называется сооружение из волос на голове, которое можно увидеть на канонических изображениях) в некоторых традициях считается втянутыми гениталиями — мол, с одной стороны втянулось, с другой вылезло. Возможно, менспредеры обладают подобными сиддхами (магическими способностями) — когда боишься голой ногой прикоснуться к голой ноге другого мужчины, просто оп — и всё втянул под кепку с надписью FBI, и сел нормально.

Майкл Айзенберг, доктор медицинских наук Йельского университета и доцент урологии в Стэнфордской школе медицины, утверждает: «Нет убедительных данных о том, что сидение со сведёнными ногами имеет большое влияние на репродуктивную функцию. Конечно, могут быть некоторые условия, которые сделают такую позу неудобной для мужчины. Например, после определённых хирургических вмешательств чрезмерное давление на паховую область во время восстановления может быть неудобно и даже вредно. Кроме того, некоторые болезни, связанные с накоплением жидкости или грыжами в паху, могут затруднить сближение ног».

Хрупкая и общественно оберегаемая маскулинность не разрешает мужчинам не только сдвигать ноги в переполненном транспорте, но и множество других казалось бы простых вещей: писать сидя вместо того, чтобы орошать сидение унитаза и всё вокруг; не придерживать лифт для одинокой женщины, которая зашла за ними в подъезд следом (кого волнует, что заходить в лифт с незнакомцем женщинам страшно); не харкать и не сморкаться под ноги прохожим на улице; не оккупировать весь алкоголь во время застолья — чтобы разливать его дамам — много чего не разрешает.

За всем этим стоит чувство полового превосходства: я буду делать всё так, как удобнее и привычнее мне, «по той простой причине, что я мужчина».

Первое упоминание этого явления было аж в 1915 году — в социальной рекламе про этикет в общественном транспорте. Листовки в метро Нью-Йорка за 1953 год были направлены сразу против нескольких видов некультурного поведения: заглядывания в чужую газету, перегораживания дверей и даже пренебрежительного отношения к чужой одежде. Менспрединг здесь был назван Space Hog, что можно перевести как «поглотитель пространства».

Много где в мире хрупкую маскулинность уже ущемили и угнели: в Нью-Йорке несколько лет назад запустили кампанию против «неуважительного сидения», в Мадриде запретили раздвигать ноги в транспорте, в Сиэттле и Стамбуле висят таблички, призывающие не сидеть в позах, мешающих окружающим пассажирам.

В России же до акции если кто-то и слышал о том, что менспрединг это нехорошо, то считали в основном, что это очередное «докопаться до мышей». Господи да пусть сидят как хотят, как будто других проблем нет. Начинаешь говорить о том, что это тоже проявление патриархата (то есть гендерного угнетения), сразу же посылают заняться настоящими проблемами — «женским обрезанием», браками с детьми и так далее. Как будто феминистка — это не система убеждений, а какая-то оплачиваемая работа с фиксированными KPI. Меж тем, патриархат не гомогенен, но един. Его проявления имеют разные степени тяжести, но все связаны друг с другом, и в корне любого из них — нежелание признать женщину тоже человеком, со всеми общечеловеческими правами.

Если не признавать за женщинами права сидеть в транспорте с тем же комфортом, что и остальные пассажиры, остальные права тоже будут попраны, потому что двойные стандарты имеют свойство поглощать всё новые сферы. В этом смысле всё важно.

Важен язык: да, и феминитивы, и тёлочки — потому что это про видимость женщин во всех сферах жизни, и про остановку расчеловечивания. Важно понимание, что у женщин сейчас есть презумпция виновности по отношению к незнакомым мужчинам — по умолчанию они всегда видят в незнакомце потенциального агрессора, пока он не докажет, что с ним всё в порядке, поэтому не надо ставить женщин в неловкое положение, по‑джентельменски придерживая для них дверь в подъезд или лифт — ей может быть неловко сказать, что она боится остаться с вами в замкнутом пространстве, и испытает сильный стресс в ожидании нападения. Возможно, это несколько обидно, но взгляните на статистику изнасилований — 99% агрессоров — мужчины.

Есть масса проявлений гендерного угнетения, которые не кажутся чем-то ужасным мужчинам, но доставляют женщинам множество неудобств и страданий. Более того, когда начинаешь об этом говорить, часто оказывается, что мужчины искренне никогда не догадывались о том, что определенные действия с их стороны могут быть дискомфортными. Женщины и мужчины живут в двух совершенно разных мирах, и мужчины часто не осознают, насколько их мир по умолчанию безопаснее. Они не сжимают в руках ключи, идя по ночным улицам, не боятся вызывать такси, не думают о том, не слишком ли на них короткие шорты и не обернётся ли это для них нападением. Для женщин же всё это — постоянная рутина. И с какого бы конца мы ни начали распутывать этот клубок несправедливости, в любом случае это будет важным.

Я спросила френдесс у себя в Фейсбуке, как они обходятся с менспредингом, когда сталкиваются с ним непосредственно.

Несколько женщин рассказали, что всегда своими ногами сдвигают залезшие на их территорию мужские ноги, что, безусловно, смело, но не всегда безопасно. Некоторые написали, что в целом не видят в этом проблемы, ведь всегда можно попросить сесть покомпактнее.

Я считаю, что единственный способ победить явление — введение административных наказаний за него. Вежливые просьбы не делать того, чего очевидно делать не стоит — часть женской гендерной социализации: общество ожидает от женщин долготерпения, покорности и смирения, а злиться и требовать — это уже не очень по‑женски, так и схлопотать недолго. Возможно, странно ожидать от государства, не защищающего женщин даже от сталкеров (навязчивых преследователей) и побоев в семье, защиты от менспредеров. Но я верю в неостановимость прогресса и цивилизации. Рано или поздно будут и охранные ордера, и закон о домашнем насилии, и запрет на мешающие позы в транспорте. Жаль только жить в эту пору прекрасную…

Интересно…
Хотелось бы еще почитать, присылайте на почту.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст