Июнь 2018
Новый номер
В продаже
с 15 мая!

Интервью с психологом Андреем Юдиным: зачем одеваться для мужчин

Стилист, автор блога Vanda Style и наш модный эксперт Ванда Вонг взяла интервью у практикующего психолога, колумниста SNCmedia Андрея Юдина. Ванда поговорила с Андреем о том, нужно ли «одеваться для мужчины», так ли на самом деле важно быть женственной и зачем думать в первую очередь о себе.

Андрей ЮдинАндрей, я начну без предисловий. От колонки психолога в глянцевом журнале ожидаешь успокаивающего мурлыканья. Ты же предлагаешь читателю полностью изменить картину мира, да еще и предупреждаешь, что процесс изменений, мягко говоря, не будет «устлан лепестками роз». Ты веришь, что пять тысяч печатных знаков способны изменить читателя?

Андрей: Амбиций изменить чью-либо картину мира одной колонкой в журнале у меня точно нет: полагаю, что это невозможно. Максимальный эффект, на который я рассчитываю, — что после прочтения моей статьи какая-то часть аудитории перестанет довольствоваться заготовленными чужими ответами на важные жизненные вопросы,начнет заглядывать в себя и потихоньку искать свои. Иногда это удается.

В этом мы похожи. Итак, к делу. Я пишу исключительно о моде и стиле, не о мужчинах, даже пограничных тем не затрагиваю, вроде «как одеться на свидание». Но напишешь «в моде oversize» и «интеллектуальная сексуальность» (то есть не декольте «до пупа» и мини), а в комментариях будет: «Мужчинам такое не нравится», «А не буду ли я выглядеть бледно на фоне девушек, которые подчеркнут свои прелести?», «Обожаю такой стиль,но мужчинам же нужно другое», «Мужчины на свидании не ожидают, что девушка придет в мешке из-под картошки»… Как думаешь, почему так происходит?

За такими реакциями могут стоять очень разные причины. Обычно они обусловлены картиной мира, жизненной философией, сложившейся у человека. Она состоит из множества разных кирпичиков.

Большинство из них как-то завязаны на родительских посланиях или культурных стереотипах, одобряемом обществом поведении: каждая «хорошая» женщина должна к определенному возрасту выйти замуж, родить детей, а для этого нужно нравиться мужчинам, а мужчинам нравится женственность.

Вся эта конструкция кажется ее обладателю нерушимой и логичной — до тех пор, пока в нее по‑настоящему никто не вглядывался. В действительности картина мира,построенная на чужом опыте, всегда крайне противоречива и неустойчива.

Человек чувствует, что стоит одному кирпичику зашататься — и вот уже все здание рискует рухнуть.

Когда ты предлагаешь женщинам надевать что-то более современное, расслабленное, без прямой цели нравиться противоположному полу, хочешь ты того или нет, — ты затрагиваешь его систему взглядов целиком.

Ведь если можно одеваться так, как нравится мне, а не каким-то «сферическим мужчинам в вакууме», то, может, и маму можно не слушаться? И замуж не выходить до 30, 40 лет,а может, и вообще? И жить так, как хочу я?

Система шатается, женщина нервничает, ей страшно отказываться от знакомого и привычного.

Ты говоришь, что нравиться мужчинам — это одобряемое обществом поведение. А как же инстинкты, заложенные природой?

Слухи о том, что «заложено в человека природой», сильно преувеличены и к науке не имеют никакого отношения.

Человек отличается от большинства животных тем, что его поведение в очень небольшой степени определяется генетикой и в большой — воспитанием. Люди, которые после рождения были на годы изолированы от человеческого общества (так называемые «дети-маугли»), напоминали скорее диких животных, чем людей.

Стремление найти партнера для спаривания обусловлено биологическими причинами,но стремление получать знаки внимания от большого количества мужчин — это в чистом виде социальное поведение, которому человек может научиться, только живя среди людей.

Слушай, мы с тобой, как мои читательницы, повторяем «мужчины», «мужчины», «нравиться мужчинам». Говорим не о конкретном человеке, а как будто обо всех мужчинах на свете, которым нужно нравиться — чтобы образовывались пресловутые «штабеля». То есть мы говорим не о том, что «Света хочет понравиться Сереже», а о том, что «Света просто хочет нравиться мужчинам». Два ее не устроят,например, или один? Почему девушки именно так формулируют свою цель?

Во-первых, это снова устойчивый стереотип — женщина должна нравиться большому количеству мужчин. Только в этом случае она имеет право ощущать себя «настоящей женщиной».

Во-вторых, речь идет о недостатке самоуважения и ощущения собственной ценности. О нарциссических элементах характера, которые есть у всех.

А при чем здесь самолюбование?

В психологии нарциссизм — это не самолюбование, а бессознательная привычка искать подтверждение своей ценности вовне.

Суть нарциссизма не в том, что человек себе нравится, а в том, что он «расщеплен на два полюса»: он то себя ненавидит, то считает гением. Если ему удается получить подтверждение своей значимости, он испытывает триумф. Если нет — впадает в самобичевание и страдает.

Человек живет в тревоге: «Удастся ли найти подтверждение своей „хорошести“ сегодня или нет?» Привычка получать подтверждение своей ценности извне чаще всего формируется в детско-подростковом периоде, когда родители приучают ребенка к тому, что их отношение зависит от результатов его деятельности.

Большинство людей в нашей стране воспитаны именно в этой разрушительной парадигме: «Я буду хорошим, если…(получу „пятерку“, устроюсь на работу, куплю машину, буду нравиться людям)».

Когда человек попадает в социальную ситуацию, он пытается добиться похвалы и внимания. Если он в этом преуспел, тревога на время ослабеет. Восхищенные взгляды мужчин и внимание подруг в духе «как тебе хорошо в этом платье» — это тоже нарциссическое подкрепление, которое позволяет на время приглушить мучительные сомнения относительно себя.

А как себя чувствуют те самые мужчины, встречая женщину, которая пытается«нравиться всем мужчинам вообще»?

Мне кажется, мужчины обычно избегают женщин с предустановленным набором программ.

Обычно желание нравиться каждому встречному существует не само по себе, а как часть далеко идущего «бизнес-плана».

Безусловно, существуют мужчины, которых воспитывали в духе «настоящий мужик должен», которые приучены воспринимать себя как функцию. Они вполне могут быть готовы стать частью чужого жизненного сценария. Но, мне кажется, большинству мужчин в таких случаях свойственно задаваться вопросом: «А вообще, какова будет моя роль в этих отношениях? Я для этой женщины живой человек или просто банкомат, водитель и открыватель дверей?»

Дата: 06 марта 2018
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Интервью с психологом Андреем Юдиным: зачем одеваться для мужчин0150
0
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё
×
На этом сайте мы используем cookie-файлы. Вы можете прочитать о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Все собранные при помощи cookie-файлов данные будут храниться на территории РФ.